16+
Выходит с 1995 года
15 июля 2024
Вопрошание о Психике

I

Зачем мне вопрос о «Психике»? Откуда он у меня возник? В «Лекциях по психологии развития»2 разговор шёл об окружении Л.С. Выготского. Далее, после анализа ключевых тем Л.С. Выготского, разговор шёл о споре Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева как истоке Теории Деятельности. Теория деятельности есть радикальное преодоление бихевиоризма («высадившего» индивида в Мир), задавшая иное представление о самом Мире и Месте в Мире. Реконструкция деятельностного подхода вслед за Э.Г. Юдиным и Д.Б. Элькониным подвела к аналитике условий занятия места в Мире. При этом само действие как Объект анализа продолжало мыслиться как форма поведения.

Хотелось бы провести реконструкцию дальше и попытаться помыслить Действие и условия его построения в отношении к «отставленной» во «вторичность» Психике. Вроде бы, это сделано П.Я. Гальпериным (об этом пойдёт речь в одном из тезисов). Однако, достаточно ли этого хода? Достаточно ли суждений лишь о функции Психики — ориентировке — в понимании способа «уместнивания» человечности?

II

Поверхностный взгляд на вопрос о Психике. Вроде бы, психо-логия призвана вести речь, выстраивать «логос» — связные суждения — именно о психике и в этих суждениях прояснять то, ЧТО она есть как таковая, в своём существе, и далее выявлять то, как это «существо» «открыть», то есть явить — воссоздать в полноте явленности3.

Но зачем это делать, если всем и каждому психика непосредственно «видна» — присутствует в явственных образах4: сердится — психика, улыбается — психика, куда-то стремится — психика. Психика — предельно наглядна во множестве лиц-тел индивидов. Зачем ещё что-то выявлять?

III

Первоначальные уточнения-различения. Но ведь, во-первых, эти наглядности суть ответ на вопрос о том, КАК по-разному проявляется («бывает») психика, а не о том, ЧТО она есть. Здесь, в таких ответах остаётся скрытой Суть «объекта» наблюдения — его Исток, удерживаемый или истощаемый в его проявлениях, — то, что «держит» все возможные проявления. Тут-то и выступает очень трудный вопрос про такое «КАК» (тот способ присутствия), которое открывает «ЧТО», а не лишь умножает примеры5 (по М. Хайдеггеру — вопрос о том, что о-прашивается для ответа на вопрос о том, что вы-спрашивается).

Во-вторых, в приведённых «житейских» ответах на вопрос «ЧТО есть» негласно, скрыто присутствует допущение «стороннего наблюдателя». Но ведь на самом деле это допущение предполагает, что «одна психика» видит «другую психику». И тут вопрос переносится с наблюдаемого на самого наблюдателя. Скрытая презумпция приведённого видения — различение самим наблюдателем разных проявленностей настроений: весёлости, печали, «сердитости» и проч. Более того, различение степеней самой весёлости и сердитости6, то есть владение спектром настроений и его проработка. Но ведь спектр предполагает выстроенность переходов, держание картины степеней самих возможных изменений7. Не приближаемся ли мы, говоря о наблюдателе, а не наблюдаемом, то есть, говоря о Психике как способе видения, а не лишь как о непосредственно видимом, к исходному вопросу?

IV

Итак, если то, что зовётся8 психикой, предполагает систему (спектр, «серию») изменений и, соответственно, различие самих изменений (переходов), а далее и различие переходов самих систем (серий), самих динамик9 и именно динамик, а не «отдельных» образов «предоставленных» и устойчивых вещей, то возникает следующий вопрос — вопрос о том, как и когда строится и удерживается подобная система? Таков был вопрос, поставленный П.Я. Гальпериным, говорящим о ситуациях необходимости психики10.

П.Я. Гальперин говорит, что психика необходима при попадании в единичную-единственную, индивидуальную ситуацию11, то есть ситуацию, для поведения в которой нет готовых автоматизмов. Каково же положительное определение подобных ситуаций — как они устроены? Полагаю, что это «живые»12 ситуации — ситуации, меняющиеся в самих актах встреч с ними, попадания в них13. Так, например, олени бегут при виде хищника — его ситуация охоты меняется с каждым его про-движением14. Так устроены и игры (как животных, так и людей)15.

Здесь, в подобных ситуациях психика выступает в своей функции — функции ориентировки поведения.

V

Достаточно ли понимания Психики как функции для ответа на вопрос о её существе?

Здесь бы вспомнить Б. Спинозу и представить Психику как субстанцию — то, сущность чего есть существование. Достаточно ли для размышления о способе существования лишь указаний на функцию этого способа?

Уже говорилось, что устройство Психического как функции, то есть условие осуществления функции, — это освоение-видение «серий», систем переходов. Тем самым, сказано, что Психическое есть «Акт, а не Факт»16 — акт вычленения переходности. А.Ф. Лосев говорит, что латинское слово «Акт» есть перевод греческого слова «Энергия», и в другом месте подчеркивает, что для Аристотеля «Энергия» — это не просто лишь некое действование, а удержание действования. Тем самым в вы-спрашивании сущности Психики, в понимании того, что это вопрос о сущности «работы» психики, а не свойствах некоего косного «объекта», называемого психикой, надо ответить о её «работе» как способах построения и удержания ориентировочной функции, а не лишь просто об ориентировочной функции. Живая, движущаяся ситуация именно этого и требует. Добавлю, что не удержание себя лишь в движении, но и удержание в устойчивости17, недвижности (хищник прячется перед стадом газелей и держит себя в неподвижности).

Сказанное предполагает, что в Психическом соотносится удержание изменений телесности и изменений ситуации. Такова произвольность18. В произвольности переходов движение-недвижность19, то есть в отработке граничностей «серий»20 изменений ситуации — «стартов» — явлена в полноте Психика как Акт, как Энергия, то есть явлена сущность Психики. Тем самым, намечена мысль о том, что не в самой по себе «ориентировочной части»21 действия строится-держится функция психики, а в переходе («промежутке») ориентировка — выполнение, где само «выполнение» следует понять как испытание предвидения возможностей в ориентировке, каковое испытание ведёт к возвращению в ориентировку и к реконструкции строимого в ней образа («спектра»). Таков «монтаж»22 функции. Именно в этом монтаже «промежутков-переходов» держится действие как энергия23.

VI

Указанная сборка-удержание и составляет суть Настоящего Времени как взятого в «практическом» отношении к Прошлому — предыдущему опыту — и возможному Будущему. Здесь, именно в этом времени, понятом как дление промежутка, «умещается» Мышление как полная форма ориентировки — в нём, как в вечном вопросе Живого действия, оно «зовётся»24. Живое действие «зовёт к себе» мышление25, а «не дозвавшись» — умирает, окосняется — выходит «из» Психики.

VII

В контексте понимания психики как формы активности (энергии) суждения о «живости» ситуации и действия (о действии, «оживляющем» ситуацию) возможны лишь в определённых границах. Парусные лодки не плавают в 12-балльный шторм, бег на 100 метров не происходит во время землетрясения и его не вызывает. Действие может менять ситуацию, но лишь в удержании определённых пределов изменения, каковые и испытываются в его выполнении (футбольное поле, теннисный корт и другие игровые площадки ограничены и эти ограничения заданы в правилах игры). В этом испытании и возникает Образ действия (движения), и он возникает, по Н.А. Бернштейну, в преодолении избыточных степеней свободы движения. Поэтому ещё раз: Психика как энергия (активность) существует, то есть осуществляется в испытании продвижения-удержания.

Сказанное неявно содержит вопрос о форме осуществления активности (энергии) или в языке, ставшем (к сожалению) обыденным, о структуре Психического (как акта).

Сказанное выше предполагает, что искомая самой активностью (её вопрос) структура — это соотнесенность меняющегося образа ситуации действия и образа самого действования (про-движения); на языке П.Я. Гальперина — соотнесенность образа Поля действия и поля Образа действования (например, строения телесности действующего). Ведь искомые опоры действования двояки (о чём часто забываем): опоры в ситуации (например, места шагов) и опоры самой телесности (связки тела, как, впрочем, и «связки» мысли — её «знаки препинания»). Здесь, в обнажении структуры активности и возникает вопрос о том, как, чем связаны образ изменения «местности»26 и образ динамики телесности27.

VIII

На поставленный вопрос есть ответ Л.С. Выготского: образы местности поведения и самого акта поведения связаны в СЛОВЕ (развитом знаке), то есть слово есть связующее образ продвижения и образ его «местности» и, тем самым, связующее прошлое (опыт) и будущее (возможности изменения «местности»).

В житейско-повседневном понимании «слова» сказанное странно и неясно. Ведь слово лишь указание на «вещь», а не на некий способ возделывания. Однако, во-первых, не на вещь, а на «круг», систему вещей, каковая системность (значение как обобщение) скрыта в слове28, то есть скрыта сама соотнесенность обозначаемых, способ отнесения к «одному и тому же» в его отличии от отнесения к «иному» — скрыто «исходное отношение» как «одинаковость» различий вещей в переходах «оглядывания» ситуации. Тем более скрыты переходы от одной «серии» вещей к другой. Когда делается стол, то предполагается «НЕ стул» и иная мебель. Но этот стол и вся мебель будут располагаться в комнате — «местности», пространство которой меняется при установке стола. Таковы, пример, фактичности переходов «серий», общностей: переходы от делания стола к деланию стула иные, нежели переходы к построению (учёту изменений) пространства их возможного расположения — пространства комнаты и дома. Комната — «контекст» стола, задающий смысл, смысловое поле его положения, его у-местность. Дизайнер работает с соотношениями разных общностей (отношениями «классов») — соотнесением разных «ударений-акцентов» разных общностей — строит то, что для отстранённого человека логика выступит как «понятийность»29.

Этот пример я привёл для того, чтобы на нём как примере возделывания вещей в отличие от их извне рассмотрения «учёным логиком» как данностей понять, проявить отношения «значения-обобщения» и «смысла», как выделенные, так и спрятанные в работах Л.С. Выготского, и указать на различие значения отдельного слова и его смысла — места слова в тексте — живого слова30, где Смысл строится как поиск ответа на вопрос к Значению.

Именно Смысл слова (знака) умещает опоры делания (продвижения) в ситуации, то есть в построении Образа акта изменения «местности». В о-смыслении задаётся прочувствование активности как прочувствование различий переходов в продвижении. Это происходит в Интер-Психической форме активности, и происходит лишь в случае обнаружения-построения, то есть акцентирования из самого действования границ и переходов, скрытых в значении слова, — построения в действии его собственных «знаков препинания»31.

Опосредствование возможно лишь как оживление слова — наделение слова энергией удержания «колебаний» смысла, его наделение «Психичностью».

Затронутая тема Интерпсихического также требует прояснения. Точнее, требует прояснения индивидуализация интерпсихического.

Во-первых, когда я, индивид, пишу эти тезисы, то я обращён к образцам мышления моих Учителей, «родивших» мои возможности, — Д.Б. Эльконина, П.Я. Гальперина, А.В. Запорожца, А.Н. Леонтьева, а также к способам мышления моих «старших братьев» (метафора Э. Эриксона) — В.В. Давыдова и В.П. Зинченко. Я пытаюсь «разомкнуть», «разыграть» их образцы-образы (о функциональности Психики, об Игре, о строении Действия, об Обобщении, о Живости действия и слова). Разыграть, то есть реконструировать32. Но ведь это Я пишу33. Да, но эти «Я и Моё» не замкнуты в «индивидуальности», а обращены к ушедшим Значимым Другим, строившим мой опыт.

Во-вторых, этот текст будет выслан, обращён друзьям-коллегам и в этом обращении испытан. Будет испытана сама Правда (в отличие от симуляции) реконструкции образцов и, тем самым, Право их реконструкции. Лишь так могут быть испытаны Мои возможности реконструкции образцов. Таким образом, в своём про-движении я ищу и испытываю некую «точку икс», находящуюся на пересечении обращения к Учителям, как бы «вертикали» (прошлому), и обращения к Со-ратникам — «горизонтали» (будущему). Пересечение этих «вертикали» и «горизонтали» — ключевая забота моего действия здесь-и-теперь, в настоящем. Моё «интрапсихическое», индивидуальное действие Есть в своей полноте лишь и именно как воссоздание, реконструкция и усиление его Интерпсихической формы.

Но ведь именно таково в своей сути любое живое, то есть выстраиваемое-испытываемое действие-продвижение: оно явно или неявно предполагает игру-испытание образцов-образов, каковое испытание в своём результате явно или неявно адресуется. И именно так, в поиске-испытании пересечения «вертикали» и «горизонтали», Психика объемлет и пронизывает индивида.

Х

Образцы-образы или, говоря словами Э.В. Ильенкова, «форма действия вне самого действия» — суть Идеальное. Идеальное, Идеальную Форму можно и даже принято понимать в гносеологическом залоге — противопоставлении «материальному». «Строгая наука», принятая как идеология, — практика такого понимания. Его риск — окоснение, окостенение образов, слов, мыслей. Эти тезисы про другое — про то, как «идеальное» требует своей «плоти» — про то, что «Идеальное» живёт, «дышит» лишь в во-площении — само-обнаружении и воссоздании как времени акта, длящейся энергии перехода, полно осуществляющейся в Продуктивном Действии — Событии соотнесенности «Горизонтали» и «Вертикали»34. Именно здесь Дух живёт как воз-дух, чувствуемый в своих колебаниях и в этих колебаниях «материально» объемлющий и пронизывающий индивидов.

ХI

Но, всё-таки, ведь психика существует же как «внутреннее»?! Это «внутреннее» Л.С. Выготский называл «психологической системой» и говорил о Сознании как соотношении системного и смыслового строения. Однако, в полагании системности он понимал психику традиционно — как связку «психических процессов» (ощущения, восприятия, внимания и далее). Самим же связующим считал смысл слова, например, «внутреннюю речь» — взаимопереход между мышлением и речением35.

После анализа экспериментальных работ А. Н. Леонтьева (экспериментальная модель возникновения ощущения) и, особенно, А.В. Запорожца и М.И. Лисиной (экспериментальная модель возникновения чувства собственного усилия — «внутренней моторики»36) я бы представил «индивидуальную психику» несколько иначе. Представил бы как схему в виде треугольника, в вершинах которого находятся состояние37, образ и движение, а в центре (на пересечении биссектрис) осмысленное слово. Здесь необходимо приметить, во-первых, что само связывание (в «вершинах треугольника») строится лишь и только в Акте осмысления — явном или скрытом опосредствовании (см. выше). Во-вторых, состояние (в построении активности) — это «борьба», например, тревоги и решимости на «стартах»; движение — это «борьба» продвижения и его замедления (остановки); а образ — «борьба» опыта рассмотрения (готовых образцов) и возможностей38. Система («треугольник») строится как живая в опыте полноты осмысления-переосмысления, то есть полноты опосредствования (построении смыслового поля в обратимости знаковой операции).

ХII

И, наконец, последний вопрос. А каков «практический смысл» сказанного — практический смысл «выслеживания-отыскания» задач, форм, устройств существования Психики? Практический смысл заключается в представлении о Психике как усилителе Жизненности Жизни в вечном конфликте с тенденцией её «закупоривания» в индивиде, в свою очередь, «закупоренном» в окостеневших «общественных отношениях». Лишь здесь — действительность и подлинность Практического Начала.

Примечания

1 Статья публикуется в авторской редакции.

2 См.: Эльконин Б.Д. Психология развития с позиции культурно-исторической концепции. М.: Авторский клуб, 2022.

3 Так же, как «Душу» и «Дух».

4 Если делать, не «заряжаясь» заранее важностью и ценностью «научности»: «Если в науке, значит надо».

5 Про это «Как», эту явленность говорится в предельно трудных работах Э. Гуссерля. См., например, его последнюю работу: Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. СПб: Фонд Университет; «Владимир Даль», 2004.

6 Похоже, начатки подобного различения возникают лишь во второй фазе младенчества. Впрочем, нужны более пристальные наблюдения.

7 См. цвет у хороших художников.

8 «Зовётся» — не только лишь «называется», но и «зовёт», а потому и «называется».

9 См. у А.Ф. Лосева в статье о творческом акте различение движения, изменения, развития, действия, созидательного действия, творческого акта: Лосев А.Ф. Диалектика творческого акта (краткий очерк) // Контекст – 1981. Литературно-теоретические исследования. М.: Искусство, 1982. С. 48–78.

10 См.: Гальперин П.Я. Введение в психологию. 7-е изд. М.: КДУ, 2015.

11 Ср.: Бахтин М.М.: «… нами признаны неосновательными и принципиально безнадежными попытки ориентировать первую философию, философию единого и единственного бытия-события на содержательно-смысловой стороне, объективированном продукте, в отвлечении от единственного действительного акта-поступка и автора его, теоретически мыслящего, эстетически созерцающего и этически поступающего» (Бахтин М.М. К философии поступка // Бахтин М.М. Собрание сочинений. Т. 1. Философская эстетика. 1920-х годов. М.: Русские словари; Языки славянской культуры, 2003. С. 28).

12 Многие, в том числе и я, недооценили предвидение В.П. Зинченко в его словах о «живом действии» и «живом слове».

13 См. примеры и аналитику третьего типа совместного действия в работах В.В. Рубцова.

14 Именно здесь и требуется «преадаптация» (А.Г. Асмолов).

15 См.: Эльконин Д.Б. Психология игры. М.: Педагогика, 1978.

16 См.: Зинченко В.П., Мамардашвили М.К. Проблема объективного метода в психологии // Вопросы философии. 1977. №7. С. 109–125.

17 Так, для учителей самое трудное заключается в том, чтобы выдерживать паузу. Понятно, что и для хищника, и для учителя это пауза рассмотрения — от движения «ног» к движению «глаз». Пауза может быть и ощутимостью уместности («размещения») отдыха в переходах усилий.

18 См. у А.В. Запорожца об ощущении движения как необходимом моменте произвольного движения.

19 «Стартовых» переходов.

20 При этом слова «серия» и «спектр» мной переосмысляются. Например, числовой ряд мыслится не как последовательность отдельностей, а как «дление» преобразования одной предметности в другую. Например, предмет (величина), обозначаемый как «2», понимается как переход-преобразование предметов, обозначаемых как «1» и «3», и иных. На это, кстати, указывает «стрелочка» в формуле построения числа у С.Ф. Горбова.

21 Вспоминаем А.Н. Леонтьева: ориентировка не часть, а функция действия.

22 Согласно лекциям Л.В. Кулешова, прочитанным во ВГИКе, в недалёком прошлом сборка, монтирование фильма были заботой самого режиссера (приводится пример С.М. Эйзенштейна), а не «отдельного» специалиста — «режиссера монтажа». Именно в монтаже держится смысловое поле произведения. См.: Кулешов Л.В. Уроки кинорежиссуры, М.: ВГИК, 1999.

23 Энергия фильма, пьесы, стиха, живописи и, в хорошем случае, научной статьи. Все они в удачных случаях суть «экраны» Психики.

24 Думаю, импрессионисты пытались этот промежуток выказать, а Сезанн и Ван-Гог — «вылепить-удержать».

25 Именно так М. Хайдеггер переосмысляет название своей работы «Что зовётся мышлением?»: Хайдеггер М. Что зовется мышлением? Пер. Э. Сагетдинова. М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006. 320 с.

26 И «местностей» мысли (книг, например).

27 Этот вопрос был СКРЫТ в гипотезе уподобления А.Н. Леонтьева.

28 Cм. у Л.С. Выготского в работе «Мышление и речь» // Выготский Л. Сочинения. Том 2. М., 1982.

29 Не думаю, что ему для этого надо «изучить» логику. Скорее помешает, чем поможет — не станет опорой. Точно так же и пишущему новеллу вряд ли поможет её отстраненная аналитика («новелловедение»).

30 См. 7-ю главу в книге «Мышление и речь».

31 См. «обратимость знаковой операции» — испытание значения из действия с материалом ситуации как ключевой аспект-условие опосредствования.

32 Скорее ре-, нежели де-конструировать.

33 А если бы лишь следовал образцам, то «мной» бы писали.

34 См.: Эльконин Б.Д. Продуктивное действие // Культурно-историческая психология. 2019. Том 15. №1. С. 116–122.

35 См. 7-ю главу в работе «Мышление и речь».

36 Словами М.М. Бахтина, «…чувства собственной активности порождения».

37 Упущенная в деятельностной психологии реальность. А ведь во время óно была лаборатория «Психических состояний» в Научно-исследовательском институте общей и педагогической психологии АПН СССР (ныне — Психологический институт РАО), руководимая Ф.Д. Горбовым.

38 Вся эта борьба может вести и к регрессу — «вытеснению» и неврозу. Психоаналитические сессии — пример возникновения переосмысления.

Источник: Эльконин Б.Д. Вопрошание о Психике // Человек.RU. 2022. №17. С. 322–329. DOI: 10.32691/2410-0935-2022-17-322-329

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»