16+
Выходит с 1995 года
2 марта 2024
Жизнь как творчество: призвание ученого

Наблюдаемый нами эмпирически процесс, изложенный в пленарном докладе [1], полностью соответствует методологии Л.С. Выготского: «Психология, желающая изучать сложные единства, должна заменить методы разложения на элементы методами анализа, расчленяющего на единицы» [7]. «Единица анализа», выделенная нами, в которой произошла «встреча аффекта и интеллекта», в своей целостности, наконец, позволила определить тот процесс, который является механизмом творчества: как способность к развитию деятельности по собственной инициативе. Выделение системообразующего фактора, структура которого позволяет его рассматривать как единицу анализа творчества, открывает новое направление анализа проблемы, непосредственно стыкуя ее психологический и философский аспекты.

Способность к подлинному творчеству, связанному с появлением в психике человека действий, теряющих форму ответа, является принципиально новым этапом в ее развитии и может быть равным по значимости возникновению реакций на абиотические признаки. Но если эти реакции определяют появление психики, ее исходный нижний уровень, а далее психика развивается, обеспечивая адекватный ответ и всё более эффективное приспособление к среде, то уровень действия, теряющего форму ответа, образует высший уровень — потребность в познании, ведущее к творчеству как ее верхнему пределу. Почему сегодня важно понимание о пройденном Л.С. Выготским пути? Это важно, поскольку многие из нас, разделяя его взгляды, еще не прошли этот путь до конца. В данном случае поучителен мой пример. В статье «От удивления к познанию» [2] я описываю процесс, когда, вернувшись из отпуска, я должна была внести изменения в список литературы по замечанию рецензента в готовый текст кандидатской диссертации по исследованию процесса мышления и вернуть текст в Ученый совет для определения дня защиты. Однако непонятное поведение испытуемых в этот день оказалось для меня более важным. Действительно, это привело меня к открытию нового метода и, наконец, к открытию механизма творчества. Каждый раз подчеркивая его системный характер [10, с. 20], только прочтя Л.С. Выготского, поняла, что это и есть «единица анализа» [4].

Разобравшись с творчеством, его понятием и механизмом полвека назад, я резко критикую понятие «творческое мышление». Готовясь к данному выступлению, чтобы подтвердить свою позицию, я решила посмотреть, на всякий случай, статьи по первой диссертации, которая так и не защищалась. К своему удивлению, я в своих текстах нашла ссылки на понятия творческого мышления [5]. Значит, работа мысли по объяснению механизма творчества позволила мне отказаться от ряда понятий (что даже не рефлексировалось) и подняться на верхний уровень развития теоретических воззрений Л.С. Выготского. Этот путь доступен всем. Это вопрос времени.

Чтобы оценить вклад Л.С. Выготского в эту проблему, следует кратко очертить тот путь и те трудности, которые стояли на пути решения проблемы творчества и одаренности, которая сегодня вышла на первый государственный план.

Раскрытие понятия способом измерения знаменует господствующий ныне методологический принцип. Он оправдывает замену целого, для которого нет средств его измерения, одним из его, но измеряемым, элементом. Этот факт лежит в основе тенденции, которую Л.С. Выготский назвал поэлементным анализом — сведение целого к одной его части. Но «на пути отождествления целого с элементами, проблема не решается, а просто обходится» [6, с. 13]. Такой вывод — предупреждение указавшему «на слабую сторону таких работ, где исследуемое явление возникает не в развитии, а дано с самого начала», и в соответствии с ним, это требует от нас изложение динамики развития его взглядов.

Психология как наука, определяющая систему обучения и воспитания, становится предметом его размышлений и педагогической деятельности. Овладение этой системой знания идет в рамках знакомства с публикациями и собственными наблюдениями. Здесь навык юриста учитывать как аргументы общепринятые, а также противоречащие им, позволяют Л.С. Выготскому преодолевать принятую точку зрения и двигаться в осмыслении предмета дальше, как философу. Уже в работах начального периода деятельности как психолога намечается определенная динамика его взглядов на творчество [7; 8; 9]. В первых работах (по 1926 г.) ключевым у него является традиционное положение. Творческой, писал Л.С. Выготский, является деятельность человека, создающая нечто новое. Он противопоставляет творческую деятельность воспроизводящей. Мозг не только сохраняет и воспроизводит прежний опыт человека, он также творит, творчески перерабатывает из элементов прежнего опыта новые идеи. Л.С. Выготский указывал на то, что творческая деятельность носит комбинирующий характер, в основе комбинирования элементов лежат диссоциации и ассоциации воспринятых впечатлений. Здесь мы видим явный результат увлечения теорией И.П. Павлова. (Гений Выготского сказался в том, что в роли сигнала в высшей нервной деятельности он увидел в слове механизм становления высших психических функций человека, и в отличии от животных, живущих в окружающей среде, вывел Человека в Мир).

Изложенное выше понимание механизмов творчества не противоречит психологическому анализу детской игры (ибо там еще нет творчества в подлинном смысле слова). С психологической стороны для Л.С. Выготского игра как раз и выступает как одна из форм детского творчества. В силу этого анализ воображения находится в центре теории творчества Л.С. Выготского. Он утверждает, что основой воображения является творческая деятельность как комбинирующая способность мозга. Он опирается на мнения, что человеческий организм природно одарен и объяснению подлежат факты умаления и утрачивания одаренности [8, с. 300]. Как ни парадоксально звучит это в настоящее время, но опора на теорию деятельности приводит его к выводу, что «нет никакой “одаренности вообще”, но существуют различные, специальные предрасположения к той или иной деятельности» [8, с. 349]. Отчасти этой позиции придерживался затем Б.М. Теплов [11], а в настоящее время она популярна. Это можно объяснить двумя факторами. С одной стороны, популярностью Л.С. Выготского, а с другой стороны, отсутствием понимания природы одаренности. Сведение ее к высокому уровню способностей вполне согласуется с тем, что одаренность проявляется в деятельности, к которой есть способности.

Анализ окружающей действительности делает Л.С. Выготского в определенный момент последователем А. Адлера (ему импонирует механизм компенсации). И в настоящее время эта линия продолжает жить в «Динамической теории», разрабатываемой в МГУ.

«Источник всякого движения души, от ничтожнейшей мысли до гениального открытия, один и тот же» [8, с. 369]. «Творец всегда из породы недовольных», — заключает Л.С. Выготский. Эта позиция, что «…чем сильнее неудобство, которое дает первоначальный толчок для движения души, тем сильнее само движение; воспитание и творчество всегда трагичны, потому что исходят всегда из “неудобства” и неблагополучия, из дисгармонии … музыка воспитания возникает из диссонанса, который она стремится разрешить». Сформулированная Л.С. Выготским позиция в понимании творчества и роли воспитания порождена его гражданской позицией, но в научном плане работает четко в рамках идеи приспособления, в модели «стимул-реакция».

«Жизнь станет творчеством только тогда, когда она окончательно освободится от искажающих и уродующих ее форм. Вопросы воспитания будут решены тогда, когда будут решены вопросы жизни. Жизнь человека сделается непрерывным творчеством, одним эстетическим обрядом, который будет возникать не из стремления к удовлетворению отдельных мелких потребностей (как стимула творчества), но из сознательного и светлого творческого порыва» [там же]. Понятие «светлого порыва» в мечте о гармоничной жизни это одновременно шаг в понимании самого творчества, но без его научно обоснованного механизма.

Менее чем через 10 лет и уже после смерти самого Л.С. Выготского в июне 1934 г. выходит из печати его последняя книга «Мышление и речь» [6], в которой он вводит понятие о двух путях развития науки. Первый — прямой путь усложнения структуры и функций, которым шла природа. Второй — обратный путь, исходящий из знания высшей формы, раскрытие природы которой возможно лишь заменив поэлементный анализ анализом по единицам.

«Первый из способов анализа мы можем назвать разложением на элементы. Тогда сложное целое … разлагается на образующие его ... элементарные составные части. Типичным примером такого метода может являться химический анализ. Для химика вода состоит из водорода и кислорода.

Другой прием анализа заключается в том, что можно было бы назвать методом разложения, или методом анализа, сводящего в сложное целое единицы… Что характеризует элемент по сравнению с целым, в состав которого он входит? Я думаю, что элемент характеризуется по сравнению с целым, которое построено из этих элементов, тем, что в элементе отсутствуют свойства, присущие целому. Если, например, я хочу объяснить, почему вода тушит огонь ... то я не мог бы дать на это ответ, что это происходит потому, что вода состоит из водорода и кислорода. Как только я разложил воду на водород и кислород, так все свойства, которые присущи воде, уже исчезли в этих элементах. Они присущи были воде, а кислород поддерживает горение, водород сам горит, и свойство воды тушить огонь здесь исчезло и является необъяснимым из сумм свойств кислорода и водорода».

Поэтому, каким бы высоким ни был интеллект, способности человека не могут объяснить одаренность.

Литература

  1. Богоявленская, Д.Б. О понятии «творчество» и «одаренность» // Пленарный доклад всероссийской конференции «Психология творчества и одаренности» 15.11.2021.
  2. Богоявленская, Д.Б. От удивления к познанию // Пленарный доклад на конференции 2021.
  3. Богоявленская, Д.Б. О понятии «Одаренность» // Образование личности. 2020. №4. С. 52-61.
  4. Богоявленская, Д.Б., Богоявленская, М.Е. Одаренность: природа и диагностика. М.: Образование личности, 2018.
  5. Богоявленская, Д.Б. Об эвристической функции модели проблемной ситуации // Проблемы эвристики. М.: Изд-во «Высшая школа», 1969.
  6. Выготский, Л.С. Мышление и речь. М.: Национальное образование, 2016.
  7. Выготский, Л.С. Психология искусства / Предисл. А.Н. Леонтьева. М.: Искусство, 1986.
  8. Выготский, Л.С. Педагогическая психология. М.: Педагогика, 1991.
  9. Выготский, Л.С. Психология развития человека. М.: Смысл, 2003.
  10. Рабочая концепция одаренности / Ред. Д.Б. Богоявленской, В.Д. Шадрикова. М.: МО РФ, 2003.
  11. Теплов, Б.М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961.

Источник: Богоявленская Д.Б. Жизнь как творчество: призвание ученого // Психология творчества и одаренности. Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Москва, 2021. С. 216–220. DOI: 10.53677/9785919160472_216_220

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»