• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

17 — 20 июня
Москва

XI международная научно-практическая конференция «Танец поколений: 25 лет в России»

18 — 19 июня
Онлайн

I Международная научно-практическая конференция «Планета Психоанализа 2021: дети, подростки, общество, будущее»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь

Психологическая служба уголовно-исполнительной системы России

/module/item/name

Лекция «Психологическая служба уголовно-исполнительной системы России: история становления, современное состояние и перспективы развития» состоялась в рамках Всероссийской конференции по юридической психологии «Коченовские чтения. Психология и право в современной России».

Одним из показателей успешного развития прикладной отрасли психологии является использование ее научных знаний и закономерностей в практической деятельности. Наиболее продуктивной формой, организационным механизмом, посредством которых реализуются эти знания, является психологическая служба. Можно полагать, что ведомства, корпорации, учреждения и предприятия, в структуре которых предусмотрена психологическая служба, более успешно используют человеческие ресурсы и учитывают психологические закономерности поведения людей в организации.

Создание ведомственной (отраслевой, корпоративной) психологической службы (ПС) всегда имеет объективные предпосылки. Применительно к уголовно-исполнительной системе (далее — УИС) их можно выделить три.

Первая — гуманизация уголовно-исполнительной системы, ориентация на исправление осужденных и возвращение в общество законопослушных граждан. В докторской диссертации и монографии по истории пенитенциарной психологии В.М. Поздняков писал, что лишь в XVIII веке, в эпоху Просвещения, как за рубежом, так и в России в трудах ученых стали появляться достаточно плодотворные пенитенциарно-психологические идеи (Поздняков В.М., 2000, с. 6). В более ранний период тюремная система просто не нуждалась в гуманистических идеях, так как ориентировалась только на возмездие и суровую кару. Не случайно наш соотечественник, всемирно известный писатель Федор Михайлович Достоевский, отбыв наказание в одном из сибирских острогов и описав все ужасы тюремной жизни, назвал его «мертвым домом». Впоследствии Сергей Викторович Познышев (1870–1942) выдающийся русский юрист, психолог, профессор Императорского Московского университета писал: «Для несложных целей и примитивной грубости этого «мертвого дома» особых пенитенциарных знаний не требуется. Строгий и распорядительный начальник, крепкие замки и решетки, наружная дисциплина и отсутствие побегов — вот все, что казалось, нужно у нас для хорошей постановки пенитенциарного дела». Но по мере того, как менялась цель наказания от возмездия к исправлению личности, менялось и отношение к преступнику, появлялась потребность в психологических знаниях.

Важно отметить, что потребность в создании психологической службы в УИС первыми осознали юристы, так как они были ближе к пенитенциарной практике, нежели психологи. В конце 60-х годов один из наиболее авторитетных в тот период специалистов по исправительно-трудовому (уголовно-исполнительному) праву Б.С. Утевский поставил вопрос о необходимости введения должностей психолога и педагога в штаты исправительно-трудовых колоний. «Для повседневного научно обоснованного управления исправительно-трудовой колонией и тюрьмой, безусловно, необходима в каждой из них штатная должность специалиста-психолога и, по возможности, специалиста-педагога. Введение в штат этих двух специалистов с лихвой окупится благодаря повышению качества и сокращению сроков исправления, которое, несомненно, последует после усиления аппарата указанными работниками» (Утевский Б.С. Что надо знать работникам исправительно-трудовых учреждений о кибернетике. М., 1969. С. 25). Таким образом, изменение уголовно-исполнительной политики государства, ориентация на исправление осужденных и потребность в снижении уровня рецидива является основной предпосылкой создания психологической службы в уголовно-исполнительной системе.

Вторая важная предпосылка создания психологической службы — это активное развитие психологической науки, в том числе пенитенциарной психологии, их ориентация на решение практических задач. Только в 70-е годы прошлого века в стране полноценно возрождается психологическая диагностика, начинает осуществляться психологический отбор в Министерстве внутренних дел и ряде других ведомств. В этот период апробируются различные формы оказания психологической помощи в образовательных заведениях, на ряде предприятий создаются первые психологические службы. В вузах МВД с 1968 года начинает преподаваться юридическая психология, а для будущих специалистов уголовно-исполнительной системы — исправительно-трудовая психология. А.Д. Глоточкин и В.Ф. Пирожков издают цикл лекций, а затем первый учебник «Исправительно-трудовая психология» под редакцией авторитетного ученого К.К. Платонова (1974). В НИИ МВД и ряде учебных заведений создаются научно-исследовательские лаборатории для углубленного изучения психологии осужденных и научного обоснования методов их исправления.

Необходимой предпосылкой создания психологической службы является также наличие специалистов психологов. Как известно, в 70-е годы прошлого века психологические факультеты в СССР были созданы лишь в некоторых университетах. Выступая в 1977 г. на съезде Общества психологов СССР, его президент Б.Ф. Ломов отмечал, что в стране всего 5 тыс. психологов, что явно не отвечает потребностям развития общества. В 90-е годы ситуация стала существенно меняться, стали повсеместно открываться психологические факультеты. В 1989 году был принят первый набор слушателей по специальности психология в Рязанской высшей школе МВД СССР (ныне Академия ФСИН России), где начала осуществляться подготовка кадров для уголовно-исполнительной системы, а через два года, в этом вузе был создан и психологический факультет. Таким образом, в начале 90-х годов ХХ века сформировались объективные предпосылки создания психологической службы в УИС.

Кратко рассмотрим основные этапы развития психологической службы. Первый этап — это введение в 1974 году должности психолога в штаты воспитательных колоний, а затем и следственных изоляторов для работы с несовершеннолетними осужденными, подозреваемыми, обвиняемыми. Как выше отмечалось, в тот период в стране отсутствовали квалифицированные специалисты, психологические факультеты только начали создаваться и данные должности замещались, как правило, педагогами. Несмотря на высокую текучесть кадров, отсутствие надежных психодиагностических методик, отсутствие даже представлений о психологической коррекции, стал накапливаться опыт индивидуально-психологической работы с осужденными. Многие из первых специалистов будучи творческими личностями, прошли профессиональную переподготовку и проработали в психологической службе УИС 20–30 лет, а некоторые стали известными учеными-пенитенциористами (В.Н. Андреев, И.П. Башкатов, Л.И. Беляева и др.).

Второй этап развития ПС УИС — 80-е годы прошлого века. Психологические идеи более глубоко проникают в практику уголовно-исполнительной системы. В 50 исправительно-трудовых колониях страны были созданы Головные отделы научной организации труда (ГОНОТ). Во многих из них была введена и должность психолога. Они изучали мотивацию труда осужденных, систему стимулирования, причины отказа от работы, психологические причины травматизма, разрабатывали рекомендации по повышению эффективности трудового использования осужденных.

В двух женских колониях и исправительном учреждении для несовершеннолетних осужденных Пермской области были созданы внештатные психологические лаборатории, на базе которых апробировались программы педагогического аутотренинга для осужденных, разработанные доктором педагогических наук, профессором Пермского педагогического института А.С. Новоселовой. В мужской колонии Саратовской области по инициативе руководства УИС была создана психологическая лаборатория по апробации психодиагностических методик. С 1987 г. по 1989 г. в этих регионах проводился официальный эксперимент по апробации психологических методов работы с осужденными. И хотя он подтвердил эффективность использования данных методов работы с осужденными, но создать психологическую службу в масштабе страны в тот период не удалось.

Третий этап развития ПС УИС (1992–1999 гг.). В изменившихся политических и социально-экономических условиях государства потребность уголовно-исполнительной системы в психологической работе существенно возросла. Это обусловлено: деполитизацией воспитательной работы; ориентацией на международные стандарты обращения с осужденными и зарубежный опыт ряда государств, где психологическая работа являлась общепринятой; дефицитом средств исправления осужденных (возникли проблемы с трудовой занятостью контингента); возросшим уровнем криминализации лиц, отбывающих наказание, увеличением их численности и необходимостью оказывать на них более эффективное исправительное воздействие. Поэтому весьма востребованным стал приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации №305 «О создании психологических лабораторий исправительно-трудовых учреждений» от 2 сентября 1992 г. Это важная веха в истории развития пенитенциарной психологии в органах, исполняющих наказания, России. Позже, в 2007 году, в соответствии с приказом директора ФСИН России, а впоследствии и Минюста Российской Федерации, 2-е сентября стало отмечаться как профессиональный праздник — День пенитенциарного психолога (День психологической службы УИС).

На рубеже второго тысячелетия численность сотрудников психологической службы УИС достигла 800 человек, однако для обеспечения психологической работы с миллионом подозреваемых, обвиняемых, осужденных этого было явно недостаточно. Численность психологов и качество их работы не отвечали потребностям практики. На уровне Главного управления исполнения наказаний не было структурного подразделения, которое осуществляло бы централизованное руководство психологической службой уголовно-исполнительной системы.

Четвертый этап развития ПС УИС (2000–2009 гг.). Основанием для его выделения является создание в структуре Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) Минюста России нового структурного подразделения — самостоятельного отдела психологической службы (ОПС). Сотрудниками ОПС совместно с учеными НИИ ФСИН России, профессорско-преподавательским составом Академии ФСИН России в короткие сроки были разработаны научно обоснованная Концепция развития ПС и план ее реализации на ближайшие 5 лет, утвержденные заместителем министра юстиции Российской Федерации. В соответствии с данными документами выполнена следующая работа: создана целостная психологическая служба в территориальных органах УИС; укомплектованы должности начальника психологической службы во всех субъектах Российской Федерации; введены психологи в штаты таких структурных подразделений, как управление по конвоированию, отдел охраны, отдел специального назначения, уголовно-исполнительные инспекции, образовательные заведения; внесены изменения в Уголовно-исполнительный кодекс Российской федерации и законодательно закреплено право осужденных на психологическую помощь, оказываемую сотрудниками психологической службы; приказом Минюста России утверждена Инструкция по организации деятельности психологической службы; определены критерии оценки сотрудников ПС и формы отчетности; создано 12 межрегиональных психологических лабораторий, осуществляющих научно-прикладные исследования, апробацию и внедрение в практику психодиагностических методик и психокоррекционных программ работы с различными категориями осужденных и личным составом; организована система подготовки, переподготовки и повышения квалификации различных категорий психологов. Штатная численность психологической службы в 2009 году достигла 3.800 специалистов, но главное — повысилось качество их работы.

Пятый этап развития ПС (2010 г. — по настоящее время). В 2010 году распоряжением Правительства Российской Федерации утверждена Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года. Важное место в Концепции уделено совершенствованию психологической работы с осужденными, повышению ее роли в снижении уровня рецидива. Были разработаны и апробированы типовые программы психологической коррекции различных категорий осужденных. Увеличилась штатная численность психологической службы до 4550 чел. (2011 г.). Однако развитие психологической службы в эти годы осуществлялось непоследовательно и противоречиво. В 2013 году численность психологов-практиков уменьшилось до 3300 чел. в связи с упразднением должности психолога в службе охраны и сокращением психологов в некоторых учреждениях, где уменьшилась численность осужденных.

В 2010 г. в организационной структуре психологической службы, на уровне ФСИН России, также произошли существенные изменения: вместо одного отдела психологической службы созданы два: отдел организации психологической работы с осужденными в составе Управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными и отдел организации психологической работы с личным составом в Управлении кадров ФСИН России (по 6 штатных единиц в каждом подразделении). Увеличение кадровых ресурсов и специализация отделов давала возможность более качественно осуществлять руководство деятельностью пенитенциарных психологов, выполняющих работу как с осужденными, так и с личным составом в органах и учреждениях УИС. Однако, при такой оргструктуре возникли проблемы взаимодействия и согласования при решении вопросов стратегического развития психологической службы, ее концепции, нормативно-правового и научно-методического обеспечения, профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов, сотрудничества с образовательными, научно-исследовательскими учреждениями других ведомств и общественными организациями. На уровне исправительных учреждений у психолога достаточно часто возникал конфликт интересов, так как один вышестоящий руководитель требовал уделять больше внимания психологической помощи осужденным, а второй — персоналу.

Новое руководство ФСИН России быстро осознало данную проблему и в начале 2014 года в организации деятельности психологической службы было восстановлено единоначалие (два отдела были объединены в один), что способствовало улучшению психологического климата, а также качества деятельности психологов исправительных учреждений.

В 2015–2020 годы численность психологической службы также стабилизировалась, при том что количество подозреваемых, обвиняемых, осужденных в местах лишения свободы, в сравнении с началом 2000-х годов, снизилось вдвое. Разработаны и апробированы базовые типовые программы психокоррекционной работы с осужденными, совершившими различные виды преступлений, значительное внимание уделено психотерапевтической подготовке психологов, утверждены регламенты целевого изучения различных категорий осужденных (поступивших в учреждение, поставленных на профилактический учет, при подготовке к освобождению), мониторинга социально-психологической обстановки, а также регламенты оказания психологической помощи осужденным и персоналу.

Рассмотрев основные этапы развития психологической службы УИС как ведомственного подразделения, можно констатировать, что психологическая служба — это централизованно управляемая организационная система структурных подразделений (отделов, отделений, психологических лабораторий) и должностей специалистов-психологов, осуществляющих целенаправленную работу по психологическому обеспечению органов и учреждений уголовно-исполнительной системы.

Многолетний опыт деятельности психологической службы УИС показал, что для ее успешного функционирования должны соблюдаться следующие организационно-психологические условия: должны быть определены цель деятельности психологической службы и её миссия (предназначение); уточнены функции (виды деятельности), основные направления и задачи службы; созданы нормативно-правовые основы деятельности психологов; обеспечена необходимая для выполнения поставленных задач штатная численность психологов; организована система подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров (психологов); создано научное и методическое обеспечение психологической службы; оптимально сочеталось стратегическое и текущее управление; разработана система оценки и стимулирования деятельности сотрудников психологической службы; созданы необходимые материально-технические предпосылки для функционирования психологической службы.

Кратко остановимся на этих условиях.

Целью деятельности психологической службы является повышение эффективности исполнения наказаний на основе использования достижений современной психологической науки и практики. Она прописана в Инструкции, регламентирующей деятельность ПС, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации.

Могут возникнуть вопросы: «А в чем проявляется эффективность исполнения наказаний? Может, в ужесточении режима и условий отбывания наказания?». Безусловно, нет! В уголовном кодексе указано: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений» (УК РФ, ст. 43). Несомненно, что использование достижений психологической науки и практики позволяет более успешно корректировать личностные свойства осужденных, способствовавших совершению преступления, и снижать факторы риска совершения новых преступлений. Что касается цели «восстановления социальной справедливости», то, на первый взгляд, ее взаимосвязь с деятельностью психологической службы менее очевидна, ибо «восстановление справедливости» большинство граждан традиционно рассматривает только как необходимость наказать преступника, выражаясь словами известного киногероя «вор должен сидеть в тюрьме». Однако с позиций восстановительного правосудия и пенитенциарной психологии, восстановить справедливость — это, прежде всего, максимально компенсировать пострадавшим причиненный материальный и моральный вред. Компенсация морального вреда может выражаться в направлении извинительного письма пострадавшим. По сути — это покаяние в совершенном преступлении, заглаживание вины, попытка примирения и получения прощения пострадавших. Таким образом, указанная выше цель деятельности психологической службы имеет гуманистическую направленность и способствует исполнению целей уголовного наказания.

Однозначного определения миссии психологической службы УИС нет и, вероятно, не может быть. Сами сотрудники психологической службы чаще всего утверждают, что миссия, или предназначение, ПС состоит в повышении эффективности исправительного воздействия на осужденных, в оказании им психологической помощи, в оптимизации отношений между персоналом и осужденными. Автор полагает, что ПС УИС выполняет особую миссию — повышение профессиональной культуры исполнения наказаний, интеллектуализацию и гуманизацию уголовно-исполнительной системы. Можно также образно сказать, что миссия ПС УИС «очеловечить отношения» как между осужденными (вспомним, по выражению Ф.М. Достоевского, «сужденные словно пауки в банке»), так и между персоналом и осужденными. Представление о миссии ПС формирует соответствующую профессиональную идентичность психологов.

Поскольку отбывают наказание осужденные, а исполняют его сотрудники, то объектом изучения и воздействия психологов являются как одни, так и вторые. Следовательно, психологическая служба УИС имеет два направления деятельности: психологическое обеспечение работы с осужденными и психологическое обеспечение работы с персоналом. Первое направление предполагает решение следующих задач: изучение прибывших в учреждение подозреваемых, обвиняемых, осужденных и разработка рекомендаций по индивидуализации исполнения наказаний; выявление лиц, склонных к деструктивному поведению, и проведение с ними психопрофилактической работы; оказание психологической помощи осужденным и проведение с ними психокоррекционных мероприятий; мониторинг социально-психологической обстановки в пенитенциарном учреждении.

Психологическое обеспечение профессиональной деятельности персонала органов и учреждений УИС, а также учебно-воспитательного процесса в образовательных учреждениях, подведомственных ФСИН России, включает: проведение первичного психологического отбора кандидатов на службу (учебу), психологическое сопровождение вновь принятых сотрудников, профессионально-психологическую подготовку и консультирование персонала; изучение социально-психологического климата в коллективах, психопрофилактику и психологическую коррекцию деструктивного поведения, эмоционального выгорания и профессиональной деформации сотрудников.

К числу основных видов деятельности, или функций, которые возлагаются на психологическую службу УИС, относятся: психологическая диагностика; индивидуальное консультирование, психопрофилактика; психологическая коррекция; психологическое просвещение. Это универсальные функции, они реализуются при решении большинства служебных задач, независимо от того, осуществляется работа с осужденными или персоналом (изучение осужденных в карантине, прием на службу сотрудников, психологическое обеспечение деятельности отрядов специального назначения). Каждая из функций реализуется относительно однородными и типичными для нее средствами, методами (инструментарием).

Психологическая служба, как и другие подразделения, функционирует в четких рамках правового поля, ибо деятельность пенитенциарного психолога связана с правами человека, его интересами, конфиденциальной информацией. Введение должности специалиста-психолога рекомендовано Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными, принятыми на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 г.

В уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации длительное время новеллы о статусе психологов в исправительных учреждениях не были закреплены. В статьях 8, 9, 110 Уголовно-исполнительного кодекса отмечалась лишь важность реализации принципа индивидуализации исполнения наказания, необходимости изучения личности осужденных и использования в воспитательной работе психолого-педагогических методов. Термины «психолог», «психологическая служба», «психологическая помощь» не входили в глоссарий Уголовно-исполнительного кодекса. Только в 2003 году внесено дополнение в уголовно-исполнительное законодательство, предусматривающее право осужденных «на психологическую помощь, оказываемую сотрудниками психологической службы и иными лицами, имеющими право на ее оказание». В Уголовно-исполнительном кодексе также закреплен принцип добровольности участия осужденных в психологических мероприятиях: «Участие осужденных в мероприятиях, связанных с оказанием психологической помощи, осуществляется только с их согласия» (УИК РФ, статья 12, п. 6.1). Приказами Минюста России, ФСИН России утверждены: Инструкция по организации деятельности психологической службы уголовно-исполнительной системы; нормы времени, необходимые на выполнение основных видов работы; формы статистической отчетности; порядок проведения психодиагностического обследования кандидатов на службу; организация психологической работы в структурных подразделениях ФСИН России; алгоритмы выполнения различных видов работы с осужденными.

Как отмечалось в начале лекции, важным условием успешного функционирования психологической службы является наличие квалифицированных специалистов. В 2000 году среди сотрудников психологической службы доля лиц с базовым психологическим образованием составляла всего 40%. В этой связи важным элементом концепции развития психологической службы стала система подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров. В уголовно-исполнительной системе при высших образовательных учреждениях ФСИН России (Академия управления ФСИН России и Вологодский институт права и экономики ФСИН России) созданы два психологических факультета. Ежегодно около 100 выпускников получают диплом специалиста-психолога, однако они лишь на 50% удовлетворяют потребности практики. Основная масса молодых специалистов приходит из других образовательных заведений. Поэтому разработаны учебные планы первоначальной подготовки специалистов, повышения квалификации и переподготовки (для лиц, не имеющих базового психологического образования). Принятые меры способствовали существенному повышению профессионального уровня сотрудников психологической службы. В настоящее время базовое психологическое образование имеют 90% сотрудников службы, остальные прошли курсы переподготовки. Учитывая, что значительная доля осужденных имеет различные психические отклонения, весьма востребованными являются клинические психологи. Переподготовка и повышение квалификации специалистов данного профиля для пенитенциарной системы осуществляется на базе учебных заведений Министерства здравоохранения.

Научно-методическое обеспечение является важным компонентом развития ведомственной психологической службы. Научно-исследовательская работа по психологической проблематике ведется специалистами ФКУ НИИ ФСИН России, профессорско-преподавательским составом образовательных заведений ФСИН России, отдельными психологами-практиками, учеными других ведомств. Уникальными ведомственными подразделениями, на которые возложена прикладная научно-исследовательская работа, являются Межрегиональные психологические лаборатории, созданные в 2001 г. во всех федеральных округах РФ, позже преобразованные в Межрегиональные отделы психологической работы (МОПР). Уникальность этих подразделений в том, что их сотрудники не только проводят прикладные научные исследования, а апробируют научные рекомендации, психодиагностические и психокоррекционные программы на практике, обобщают передовой опыт в курируемых исправительных учреждениях, осуществляют мониторинг социально-психологической обстановки в воспитательных колониях, выполняют функции текущего контроля за деятельностью психологических служб территориальных органов одного из федеральных округов.

При Академии ФСИН России (г. Рязань) восстановлена работа диссертационного совета по специальности «Юридическая психология» (19.00.06). Делегация сотрудников психологической службы УИС регулярно принимала участие в работе съездов Российского психологического общества и Общества психологов силовых структур. По пенитенциарной психологии работали отдельные симпозиумы и круглые столы. Пенитенциарные психологи являются участниками многих общероссийских и региональных конференций.

Сотрудниками психологической службы, профессорско-преподавательским составом образовательных заведений ФСИН России, работниками НИИ ФСИН России регулярно издаются фундаментальные учебники по пенитенциарной психологии, монографии, практические рекомендации.

Уровень прикладных научных исследований психологов УИС достаточно высок, о чем, в частности, свидетельствуют результаты участия пенитенциарных психологов в Национальном профессиональном конкурсе «Золотая Психея». Так, психологи МПЛ ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области были победителями конкурсов 2004 и 2009 годов, лауреатами конкурса 2007 года в номинации «Лучшее прикладное исследование». Автор статьи стал победителем Национального конкурса «Золотая Психея» по итогам 2009 года в номинации «Коллективный вклад в развитие единого профессионального психологического сообщества России».

С психологической службой УИС длительное время сотрудничают известные ученые Т.Ю. Базаров, Е.Г. Дозорцева, С.Н. Ениколопов, Ю.П. Зинченко, В.С. Мухина, Ф.С. Сафуанов и многие другие, что способствует повышению научного потенциала психологической службы.

Рассмотрим это на примере сотрудничества с Валерией Сергеевной Мухиной. В 2000–2001 годах В.С. Мухина являлась научным консультантом эксперимента по совместному проживанию осужденных женщин, имеющих детей, в Доме ребенка при женской исправительной колонии УФСИН России по Республике Мордовия. В ходе эксперимента было подтверждено, что совместное проживание матери с ребенком благоприятно влияет не только на развитие ребенка, но способствует формированию материнских чувств, повышает ответственность за судьбу ребенка, вызывает стремление к законопослушному поведению после освобождения. Спустя 20 лет можно констатировать, что практически во всех исправительных учреждениях для осужденных женщин, где имеются дома ребенка (их в России 13), организовано совместное проживание матери и ребенка. Это важная социально значимая инновация, в реализации которой важную роль сыграли пенитенциарные психологи.

Посещая исправительную колонию для осужденных женщин, В.С. Мухина проявила научный интерес и к осужденным, отбывающим наказание к пожизненному лишению свободы. Результаты психологической работы с данной категорией осужденных уже 18 лет ею освещаются в журнале «Развитие личности», а также нашли отражение в фундаментальной монографии В.С. Мухиной «Отчужденные: абсолют отчуждения» (2009). При этом важно отметить, что известный ученый не только пишет научные труды, но оказывает существенное психологическое влияние на окружающих. Так, после многолетнего психотерапевтического общения с известным психологом многие осужденные начинают адекватно оценивать свои поступки и с ужасом осознают чудовищность своих преступлений, стремятся к покаянию. Для кого-то общение, переписка с Валерией Сергеевной — это психологическая поддержка, возможность поделиться своими переживаниями, грёзами, осознанием одиночества, полного отчуждения даже с самыми близкими людьми — матерью, сестрой — и надежда на восстановление этих отношений с ее помощью; а порой это профессиональное обсуждение перевода книги, который выполнил осужденный по заданию В.С. Мухиной (встречаются не только малообразованные, наркоманы, рецидивисты, но и бывшие военнослужащие, сотрудники силовых структур, интеллектуалы с высшим образованием). В работах Валерии Сергеевны показан также нелегкий труд сотрудников уголовно-исполнительной системы, раскрыты личностные качества, которые способствуют успешной работе с осужденными.

Одним из условий успешного функционирования психологической службы является создание материально-технической базы. Во всех исправительных учреждениях имеются рабочие кабинеты для индивидуальной и групповой работы как с осужденными, так и с персоналом. Для проведения психодиагностической и аналитической работы создано автоматизированное рабочее место пенитенциарного психолога (АРМ ПП).

Позвольте остановиться на наиболее значимых и перспективных направлениях работы психологической службы УИС. Участие психолога в разработке индивидуальных программ исполнения наказания для вновь прибывших в исправительное учреждение осужденных. Главной фигурой в организации исправительного процесса конкретного осужденного был и остается начальник отряда, воспитатель (в ВК). В задачи психолога входит: изучение личностных, социально-психологических, социальных факторов, способствовавших совершению преступления, выявление отношения осужденного к своим поступкам, пострадавшим и наказанию, а также обоснование рекомендаций по исправлению (ресоциализации) осужденного. В качестве рекомендаций предлагаются различные психокоррекционные программы, которые осужденный может пройти с учетом его личностных проблем. Важно привлечь осужденного к обсуждению его индивидуально-психологических свойств, черт характера и предлагаемых мероприятий по коррекции своего поведения. Осужденный должен осознать, что участие в психологических мероприятиях осуществляется на добровольной основе, но отказ от психологической помощи может впоследствии интерпретироваться как нежелание работать над собой и отсутствие психологической готовности к законопослушному образу жизни на свободе. В ходе индивидуальных консультаций по результатам психодиагностики психологу важно стремиться убедить осужденного в целесообразности выполнения намеченного плана, так как это в интересах самого осужденного.

Второе направление работы взаимосвязано с первым и предполагает углубленное психодиагностическое обследование осужденного за несколько месяцев до его освобождения. В первую очередь это касается лиц, которые намерены обратиться в суд на предмет условно-досрочного освобождения. Цель данного обследования можно сформулировать по-разному: оценка степени исправления осужденного; прогнозирование законопослушного поведения на свободе; выявление факторов риска повторного преступления. В зарубежной криминальной и пенитенциарной психологии данная проблема считается весьма актуальной и является предметом постоянного внимания как ученых, так и практиков (Система Оценки Правонарушителя (СисОП). – М.: PRI, 2005. – 256 с.). В отечественной пенитенциарной системе данное направление работы развивается недостаточно. В 2009 году МПЛ УФСИН России по Самарской области выполнила соответствующую тему НИР и подготовила методические рекомендации для психологов (Система оценки осуждённых, освобождающихся условно-досрочно. Практическое пособие. – Самара: МПЛ УФСИН, 2010. – 51 с.). Однако в последующем данная тема существенно не развивалась.

Наиболее значимым направлением психологической работы в уголовно-исполнительной системе является психологическая помощь осужденным. Это самостоятельное направление деятельности, поэтому остановлюсь лишь на некоторых ключевых вопросах.

Как отмечалось выше, право осужденных на психологическую помощь закреплено в Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации (ст. 12, п. 6.1). Однако виды, формы, методы оказания психологической помощи законодательно не закреплены, и это правильно, так как даже в психологической науке существуют различные подходы к пониманию данных вопросов.

Что касается такой формы оказания психологической помощи, как индивидуальное консультирование, то здесь нет особых проблем. Представляется только важным отметить, что модель психологического консультирования в уголовно-исполнительной системе отличается от модели деятельности психолога в консалтинговой организации. Пенитенциарный психолог не ожидает, пока к нему придет со своими проблемами клиент (осужденный или сотрудник). Он незамедлительно встречается с вновь прибывшими осужденными, которых размещают в карантинном отделении, использует визуальную психодиагностику, проводит с осужденными групповую и индивидуальные психопрофилактические беседы, обращает внимание на лиц, осужденных за преступления, которые, в соответствии с криминальной субкультурой, могут подвергаться буллингу, притеснению. А после полноценного психодиагностического тестирования психолог вновь проводит индивидуальное консультирование осужденных по результатам обследования.

Это не значит, что обращение осужденного к психологу по личной инициативе игнорируется. В специальной форме отчета о результатах деятельности психологической службы (заполняется каждое полугодие) есть две строки: 1) количество индивидуальных консультаций, проведенных психологом; 2) из них по инициативе осужденных. Можно полагать, что обращение к психологу по инициативе осужденных — это индикатор доверия к сотрудникам психологической службы.

Наиболее распространенными видами оказания психологической помощи осужденным являются психологическая коррекция и психотерапия. Но до настоящего времени на различных психологических форумах, в научных журналах, на страницах «Психологической газеты» обсуждаются сходство и различия этих терминов.

Мы согласны с мнением ученых (Алешина Ю.Е., 1993; Осипова А.А., 2000, 2009) и др., что в отечественной психологии различие терминов «психологическая коррекция» и «психотерапия» возникло не в связи с особенностями работы, а с укоренившимся мнением, что психотерапией могут заниматься только люди, имеющие специальное медицинское образование. Так, один из наиболее авторитетных представителей медицинской школы психотерапии Б.Д. Карвасарский утверждает: «Происходит экспансия психотерапии во внеклиническую среду (реадаптация и реабилитация после пребывания в лечебном учреждении, кабинеты социально-психологической помощи и семейных отношений и др.)» (Карвасарский Б.Д. Психотерапевтическая энциклопедия. – СПб: Питер, 1998. – С. 448). В этой же статье он даёт следующее определение психотерапии: «это система лечебного воздействия на психику и, через психику, на организм больного. …Психотерапия входит в компетенцию медицины» (там же).

Между тем, еще в советский период в «Психологическом словаре» под редакцией А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского (1985) отмечалось, что следует различать клинически ориентированную психотерапию и личностно ориентированную. Психологи вправе заниматься личностно ориентированной (не лечебной) психотерапией.

Ряд известных психотерапевтов в системе здравоохранения рассматривают расширение сферы применения психотерапии как естественное и прогрессивное явление. Так, В.В. Макаров определяет психотерапию как систему «психологического воздействия (словом, мимикой, молчанием, при помощи техник, изменяющих психические процессы и соматические состояния) на психику человека или группы с целью лечения или профилактики заболеваний и состояний дезадаптации, развития здоровья или достижения других сформулированных целей. … Психотерапия может рассматриваться как процесс исправления, задача которого — сформировать более эффективное мировоззрение (Макаров В.В. Избранные лекции по психотерапии. – М.: Академический проект, 2000. – С. 40–41).

Мы убеждены, когда речь идет о влиянии на личностные свойства осужденного, его когнитивную и эмоциональную сферы, правомерно использовать термин «психотерапия». Однако, чтобы не ставить в трудное положение психологов-практиков, чтобы не давать повода для обвинения пенитенциарных психологов, что они неправомерно занимаются психотерапией, мы предпочитаем использовать термин «психологическая коррекция».

По мнению автора, применительно к пенитенциарной практике, психокоррекция — это система психологического воздействия, направленная на исправление психологических свойств и состояний осужденных (мотивации, ценностных ориентаций, свойств характера, состояния стресса, фрустрации и др.), стратегий поведения, способствовавших совершению преступления, а также развитие социальных умений и психологической готовности к законопослушному образу жизни после освобождения.

Основные категории осужденных, с которыми в обязательном порядке проводится психокоррекционная работа (за исключением случаев категорического отказа осужденных): несовершеннолетние осужденные, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные женского пола (они составляют 8% от всех осужденных) и, в первую очередь, осужденные женщины, имеющие детей в доме ребенка при исправительной колонии; осужденные, которые готовятся к условно-досрочному освобождению; осужденные, склонные к деструктивным формам поведения; ВИЧ-инфицированные осужденные; склонные к злоупотреблению спиртными напитками и наркотической зависимости. За период функционирования психологической службы для работы с соответствующими категориями осужденных учеными и психологами-практиками разработаны десятки психокоррекционных программ. В 2019 году НИИ ФСИН России только для работы с несовершеннолетними осужденными было обобщенно более 50 психокоррекционных программ. С одной стороны, большое количество программ это достоинство, так как каждая программа позволяет дифференцированно работать с конкретными категориями осужденных и добиваться большего психокоррекционного эффекта. С другой стороны, психологу-практику достаточно сложно одновременно работать с большим количеством программ и психокоррекционных групп. Требуется выделение базовых (основных) программ, а также перспективное планирование частоты их проведения в течение года.

Остановимся на эффективных психокоррекционных программах и теоретических подходах, в русле которых они применяются. Известный американский криминальный психолог Курт Бартол, анализируя работы специалистов по пенитенциарной психологии, отмечает, что «исследование эффективности применения когнитивно-бихевиоральных стратегий в работе с правонарушителями привели к повсеместному принятию этого подхода как наиболее удобного метода коррекционной работы с преступниками» (Бартол К. Психология криминального поведения. – СПб: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. – С. 344–345). Когнитивно-поведенческий подход используется и в отечественной уголовно-исполнительной системе. Этот подход действительно эффективный, так как направлен на: изменение взглядов, ценностей (когниций) осужденных, осознание причинно-следственных связей между убеждениями и своим поведением; на развитие эмпатии к пострадавшим; проработку факторов риска рецидива после освобождения. Наш опыт проведения когнитивно-поведенческих программ показывает, что они дают должный психокоррекционный эффект только в ситуации, когда осужденные имеют высокую мотивацию пройти тренинг, осознавая, что он поможет им снизить фактор риска повторного преступления и повышает вероятность условно-досрочного освобождения; когда они доверяют психологу и друг другу; когда готовы обсуждать и проигрывать ситуации совершения преступления.

В психотерапевтической работе с осужденными получил дальнейшее развитие позитивистский подход. Мы разделяем позицию ряда зарубежных ученых, что программы, которые направлены на достижение позитивных изменений в жизни осужденных, могут быть более эффективны, чем те, которые сосредоточены на исправлении негативных факторов (Day A., Bryan J., Davey L., Casey S. The process of change in offender rehabilitation programmes. Psychology // Crime & Law. 2006. № 12. Р. 473−487; Day A., Howells K. Psychological treatments for rehabilitating offenders: Evidence based practice comes of age // Australian Psychologist. 2001. № 37. Р. 39−47). Для пенитенциарных психологов уже стало правилом: прежде чем обсуждать проблемные личностные качества и недостатки в стиле поведения осужденных (грубость, агрессия, жестокость), необходимо, чтобы осужденный вспомнил и рассказал поступок в своей жизни, которым он гордится.

В исследовании австралийского психолога А. Дей, других специалистов уделено особое внимание теоретическому обоснованию и изучению эффективности позитивистской программы управления гневом для осужденных, совершивших насильственные преступления. Теоретическим основанием для таких программ является то, что возбуждение гнева является «основной психологической составляющей, предшествующей агрессии». Как отмечается в литературе, программы управления гневом являются научно обоснованными, апробированными и вводятся в очень больших масштабах в международном уголовном правосудии (Day A. Promoting forgiveness in violent offenders: A more positive approach to offender rehabilitation? // Aggression and Violent Behavior. 2008. № 13. P. 195–200). Программа управления гневом применяется и в уголовно-исполнительной системе России. Особое беспокойство общества должен вызывать тот факт, что в исправительных учреждениях находится большое количество осужденных, совершивших преступления, связанные с незаконным приобретением, хранением, производством, сбытом наркотических средств или психотропных веществ. Максимум приходится на 2012 год — 138154 чел. В 2019 г. абсолютное число осужденных данной категории несколько уменьшилось — 120100 чел., но доля этих лиц в общем массиве осужденных не уменьшилась и составляет 28%, т.е. почти третью часть от всех осужденных, содержащихся в исправительных колониях. При этом доля женщин, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, составляет 12% (доля всех женщин в местах лишения свободы меньше — 9%).

Лица, осужденные за данные преступления, имеют длительные сроки наказания, им часто отказывают в условно-досрочном освобождении, и это негативно сказывается на их психическом состоянии, приводит к озлоблению и дальнейшей деградации личности. Ситуация усугубляется тем, что большинство осужденных, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, — это молодые люди в возрасте до 25 лет. Поэтому с данной категорией лиц должна проводиться целенаправленная психокоррекционная работа. При этом важно дифференцировать осужденных, по крайней мере, на две группы: первая — употреблявшие наркотические средства и имеющие зависимость, они должны проходить специализированный курс лечения, включая медико-психологическую реабилитацию, в специально созданных лечебно-исправительных учреждениях ФСИН России; вторая — не имеющие наркотической зависимости, в основном распространявшие данные средства с корыстной целью. В настоящее время проводится научно-исследовательская работа по разработке и апробации соответствующих психокоррекционных программ.

Подводя итоги лекции, отметим, что нами рассмотрены объективные предпосылки создания психологической службы в уголовно-исполнительной системе, основные этапы ее развития как организационной структуры ведомства и наиболее значимые, как представляются автору, направления ее деятельности.

Рассмотренные вопросы актуальны прежде всего для сотрудников уголовно-исполнительной системы. Но, несомненно, что обществу в целом и психологическому сообществу, в частности, не безразличны проблемы развития одной из государственных структур и как налогоплательщикам, и как ответственным гражданам, и как специалистам. Поэтому мы надеемся на отклики тех, кто слушал лекцию, и читателей «Психологической газеты».

Источник фото: http://mozgovoyshturm.ru/gallery/page/56/

Опубликовано 5 февраля 2021

В статье упомянуты

Материалы по теме

Чем удивлял 15-ый Саммит психологов? Рефлексия и действия
11.06.2021
О работе с родителями, имеющими алкогольную зависимость
10.06.2021
От обретения смыслов — к созиданию будущего! Что обсуждали на Саммите психологов?
07.06.2021
Влияние пандемии COVID-19 на психологическое состояние семьи: доклад В.Ю. Слабинского в Госдуме
05.06.2021
Комментарии А. Каткова к парламентским слушаниям «Оказание психологической помощи населению»
05.06.2021
Форум «Ребенок в цифровом мире» начался в День защиты детей
01.06.2021
Ирвин Ялом: «Хороший психотерапевт готов смотреть правде в лицо»
31.05.2021
Психотерапия и клиническая психология в России — вместе в светлое будущее
31.05.2021
Актуальные вопросы психологического консультирования детей, подростков и их родителей
29.05.2021
Школьникам на заметку: как справиться с экзаменационным стрессом и взять ситуацию под контроль
28.05.2021
Психологический театр семейной групповой логопсихотерапии
27.05.2021
Карьерное консультирование: чего от него ждать соискателю?
26.05.2021

Комментарии

 

Спасибо за хорошую статью
Вопрос: вот вы пишете
"проведение первичного психологического отбора кандидатов на службу"
А как можно объяснить неоправданное применение силы по отношению к гражданам, которые просто осуществляют своё право на мирный "проход" по городу? Есть ли какие фильтры для того, чтобы в "органы" не попали люди с садистическими наклонностями? Есть ли какая система отслеживания их реально жестокого поведения по отношению к безоружному населению?
Спасибо.

05.02.202103:56:13

 

Здравствуйте, Валерий Павлович!
Спасибо за отзыв на статью и вопрос..
Действительно, как объяснить неоправданное применение силы сотрудников правоохранительных органов по отношению к гражданам?
Такие случаи единичны, но бывают. Первичный отбор кандидатов на службу достаточно тщательный и научно обоснованный. Помимо психолога учреждения, куда поступает кандидат, он проходит военно-врачебную комиссию, обследование в центре психологической и психофизиологической диагностики, изучается его поведение по месту жительства и прежней работы.
Но важно также учесть, что люди меняются, может иметь место эмоциональное выгорание, профессиональная деформация, влияние ситуативных факторов и др. Одним из первых, кто попытался ответить на вопрос "Почему хорошие люди становятся плохими?" является Филип Зимбардо.
Но пенитенциарные психологи отслеживают психическое состояние сотрудников, анализируют признаки деструктивных личностных изменений, проводят целенаправленную психопрофилактическую работу. Это дает результаты. Но психологи не Боги, хотя и находятся под покровительством Психеи.

07.02.202114:31:46

 

Уважаемый Михаил Георгиевич
Я хотел бы обсудить ещё какие-то очень практические вопросы, но, похоже, что я нарушаю какие-то неписанные правила, которые мне неведомы.
Мой пост с вопросом был отсюда удалён, я не получил ответа по почте, я нахожусь в неведении.
В условиях неэксплицитной цензуры и неравных сил вести дискуссию не представляю возможным.
С уважением, Валерий Белянин

13.02.202119:16:33

 

Уважаемый Валерий Павлович, правила общения принимают все, кто регистрируется в "Психологической газете" - они не неведомы, без согласия с правилами регистрация невозможна. Я высылала Вам ссылку на раздел с правилами, когда Вы задали вопрос в "Психологическом клубе". Ваш комментарий нарушил правило 3.5. и был удален после жалобы на него. Желаем конструктивных диалогов!

13.02.202120:54:58

 

Уважаемая, Юлия Анатольевна! Вот разъяснили правила и обсуждение заглохло. А тема то интересная. Может и полезной кому-нибудь была.

25.02.202115:32:13

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
13 июня 2021 , воскресенье

В этот день

Сергей Сергеевич Степанов празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Сергеевна Якиманская празднует день рождения! Поздравить!

Наталья Викторовна Крылова празднует день рождения! Поздравить!

Екатерина Евгеньевна Ущенко празднует день рождения! Поздравить!

166 лет назад родился(ась) Лев Михайлович Лопатин.

97 лет назад родился(ась) Галина Михайловна Андреева.

Скоро

17 — 20 июня
Москва

XI международная научно-практическая конференция «Танец поколений: 25 лет в России»

18 — 19 июня
Онлайн

I Международная научно-практическая конференция «Планета Психоанализа 2021: дети, подростки, общество, будущее»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь
13 июня 2021 , воскресенье

В этот день

Сергей Сергеевич Степанов празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Сергеевна Якиманская празднует день рождения! Поздравить!

Наталья Викторовна Крылова празднует день рождения! Поздравить!

Екатерина Евгеньевна Ущенко празднует день рождения! Поздравить!

166 лет назад родился(ась) Лев Михайлович Лопатин.

97 лет назад родился(ась) Галина Михайловна Андреева.

Скоро

17 — 20 июня
Москва

XI международная научно-практическая конференция «Танец поколений: 25 лет в России»

18 — 19 июня
Онлайн

I Международная научно-практическая конференция «Планета Психоанализа 2021: дети, подростки, общество, будущее»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Весь календарь