16+
Выходит с 1995 года
18 мая 2024
Игорь Добряков о любви и соперничестве диад

Врач-психиатр, психотерапевт, сексолог, клинический психолог, старший научный сотрудник Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева, заведующий кафедрой перинатальной психологии, руководитель программы дополнительного профессионального образования «Клиническая перинатальная психология и психотерапия» Института практической психологии «Иматон», кандидат медицинских наук Игорь Валериевич Добряков выступил с докладом «Любовь и соперничество диад» на 8-м Санкт-Петербургском зимнем фестивале практической психологии «Психотерапия как метафизика любви».

Мой доклад называется «Любовь и соперничество диад». Как выяснилось, многие личностные проблемы, проблемы в семье, проблемы развития ребенка, проблемы зачатия и внутриутробного развития возникают в связи с соперничеством диад. О каких диадах идет речь?

Диада отражает количественное состояние, это пара. Была монада, стала диада, потом будет триада и т.д. С точки зрения психоаналитиков, и прежде всего Отто Ранка, это не совсем так.

Диада дает человеку состояние комфорта, покоя. Диада — два человека, имеющие общие границы и с точки зрения физиологии, и с точки зрения психологии. Это все происходит во внутриутробном состоянии.

Когда Д. В. Винникотту возражали на утверждение об общих границах матери и пренейта, он говорил: «А плацента — чей орган? Мамы или ребенка?» Общий орган, никуда не денешься.

Человеческий детёныш устроен таким образом, что диадные отношения продолжаются и в постнатальном периоде. То, как они развиваются (а могут развиваться скверно), во многом определяет трудности дальнейшей жизни человека.

Эрик Берн говорил о травматическом зачатии, о зачаточной установке: ребенок еще не родился, но уже знает, что будет морским офицером, как дедушка. И жизнь человека во многом определена. Хорошо, если он может это делать, а если не может — тогда что?

Но есть и еще одна диада. Рассмотрим её и попробуем дать определение любви.

То, о чем я буду говорить, впервые было доложено в 2010 на психоаналитической конференции «Любовь, отношения, трансформация в жизни и психотерапии». Многие выступающие тогда говорили о том, что дать определение любви невозможно. Ссылались, в частности, на Эриха Фромма, который давал множество определений любви. И все они правильные, просто дополняют друг друга. Но нужно выбрать такое определение, как и определение личности, которое помогало бы нам работать, помогало понять, в чем проблема человека.

Думаю, все читали замечательную книгу Эриха Фромма «Искусство любить». Фромм давал два противоположных определения любви.

  • Плодотворная любовь — зрелая (гуманистическая, в основе — принцип бытия); процесс самообновления и самообогащения; предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение. («Я любим, потому что я люблю».)
  • Неплодотворная любовь — незрелая (авторитарная, в основе — принцип обладания); лишение объекта любви свободы, держание его под контролем. («Я люблю, потому что я любим».)

Это важно выделять. Потому что вообще-то любить страшно. Существует базальная тревога, сейчас о ней поговорим.

Полюбить — значит открыть свои границы перед другим человеком: и психологические, и телесные. И это свойственно только человеку.

Сексуальные отношения человека отличаются от отношений самых близких к нему животных, потому что появляется, как писал Отто Ранк, новая экзистенциальная задача сексуальных отношений.

В каких ситуациях человек испытывает самые сильные эмоции? В ситуации любви (и в ситуации нелюбви — ревность очень сильная эмоция).

Смерть. Человек единственное существо на земле, которое знает, что умрет. Животное переживает приближение смерти только в случае опасности.

Зачем мы тогда учимся, любим, женимся, рожаем детей, если все равно умрем? Это состояние очень часто сопровождается депрессией. Отто Ранк говорил о сепарационной тревоге. Карен Хорни назвала эту тревогу базальной, т.е. основополагающей.

Зачатие, рождение ребенка — ситуации, когда человек испытывает наиболее интенсивные переживания. Это кризис в любом случае.

Беременность — это кризис, зачатие — кризис, сексуальный дебют — кризис.

Кризис почему-то всегда ассоциируется с отрицательными эмоциями. Кризис может быть положительный.

Какие существуют признаки кризиса? Его можно датировать и сказать, где это происходило, он вызывает необыкновенно сильные эмоции, не такие, как в обыденной жизни, необходимо напряжение всех адаптивных сил, чтобы с кризисом справиться.

Кризис — это возможность изменить жизнь. Иногда задача психотерапевта — вызвать кризис у пациента. Вы знаете, что система стремится к стабильности: семейная, личностная система. Иногда надо раскачать.

Внутриутробное пребывание дает человеку на самом раннем этапе онтогенеза опыт исходного симбиотического единства плода с материнским организмом.

«Жизнь в матке безмятежна, так как не существует границ и препятствий, условия существования в ней почти идеальны». Станислав Гроф назвал это раем. Меня расстраивает, когда все знают Грофа, но не все знают Отто Ранка. Я считаю, всем нужно прочитать книгу «Травма рождения» Отто Ранка. Ранк — один из выдающихся психоаналитиков, который недостаточно оценен.

На бессознательном уровне человек мечтает вернуться в этот внутриутробный рай. Мама — самый главный человек в жизни любого человека. Когда человек попадает в какую-то острую ситуацию он кричит: «Мама!» Он никогда не кричит: «Папа!» Папа не в диаде. Папа никогда не будет в диаде с ребенком, это проблема мужчин. Триада — это искусственное образование.

Внутриутробный рай, но после — роды — и это ужас, это страшно, больно. И задача перинатального психолога, и акушера-гинеколога, и неонатолога сделать так, чтобы этот ужас, эта сепарационная тревога, которая возникает, когда человек появляется на свет, стала поменьше.

Что было в СССР? Когда не было перинатальной психологии — показывали ребенка и уносили его. Нельзя разрывать диаду после рождения. Сейчас мать остается с ребенком, даже если ребенок больной.

Бондинг — частичное восстановление и сохранение благодаря механизмам импринтинга незримой связи и общих границ матери и ребенка после его рождения, способствующее снижению базальной тревоги и сохранению диадного единства. Холдинг — забота, которой мать окружает младенца после рождения (включающая грудное вскармливание), позволяющая сохранять общие границы и диадные отношения.

Существует физическое рождение и психологическое. Психологическое рождение — это расставание с диадой. Много говорят о том, какая должна быть полноценная диада. Сохранение диады и хорошие диадные отношения в младшем возрасте необходимы для того, чтобы личность развивалась и была счастливой. Но. Диада должна распасться. Идет сепарация. Ребенок приобретает новые навыки, становится более самостоятельным, и наконец наступает момент, когда происходят психологические роды: ребенок отделяется от мамы.

Нервно-психические расстройства и соматические расстройства возникают у человека на фоне того, что диадные отношения разрываются раньше времени. Великий немецкий педиатр Альбрехт Пейпер говорил о том, что среда младенца — его мать.

Но многие соматические, нервно-психические расстройства возникают и тогда, когда диада сохраняется дольше положенного времени и препятствует психологическим родам.

Среди ваших пациентов или знакомых есть, наверное, мальчики и девочки лет 30–40, которые так и остались в диаде с мамой. Это токсичная ситуация.

Психологическое рождение — последовательное продвижение от полной зависимости — через относительную зависимость — к независимости: дистанцирование и сепарация, формирование границ, разделяющих мать и ребенка.

Признаки сепарации — установление телесных и психических границ. Установление телесных границ выражается в появлении чувства стыда наготы, присущего только людям и отражающего ощущение собственной половой и индивидуальной идентичности (Jacoby M., 1991).

Установление психических границ выражается в появлении тайных мыслей и действий, которыми ребенок перестает делиться даже с близкими людьми.

Признаки психологического рождения (начала индивидуации):

  • осознание ребенком переживаемого опыта, возникающее к определенному, хотя и не строго обозначенному во времени моменту;
  • постепенное построение отношений ребенка с внешними объектами;
  • появление телесных и психических границ субъект-объектного членения: по одну сторону границы есть «Я», по другую — иное (Тхостов А.Ш., 2002).

Последствия формирования душевных и телесных границ (сепарации):

  • формирование самосознания и осознание неизбежности смерти;
  • поиски смысла жизни (метафизическая интоксикация);
  • переживание одиночества и экзистенциальной тоски;
  • формирование комплекса неполноценности (А. Адлер: «человек без комплекса неполноценности — неполноценный человек»);
  • усиление сепарационной (базальной) тревоги.

Преодоление последствий сепарации:

  • неконструктивные, социально неприемлемые: 1) алкоголь, наркотики, промискуитет, стяжательство, бродяжничество... 2) ауто- и гетероагрессия, сверхценные увлечения;
  • конструктивные, социально приемлемые: творчество, учеба, работа, спорт, увлечения, общение, любовь...

Любовь — это тот ресурс, который есть у каждого. Я даю следующее определение:

Любовь — стремление человека найти другого человека, которому бы он полностью доверял, который бы оценил и признал его уникальность, для которого он был бы единственным, с которым он мог бы стереть и душевные границы, и телесные границы.

Когда я буду говорить про любовь, я буду иметь в виду именно это определение.

Признак снятия телесных границ — сексуальность. Смысл сексуальных отношений — не только репродукция. Мужчина и женщина ложатся в постель не только для этого. Но и получить удовольствие. А за счет чего? Потому что базальная тревога уходит. Потому что мы вместе и создаем диаду. Диаду супружеского холона.

«Единственная реальная возможность приблизительного восстановления первичного удовольствия дана в сексуальном контакте, то есть в частичном и чисто телесном возвращении в утробу» (Rank O., 1924).

Суть полового акта у человека сводится к как можно большему взаимопроникновению, сводящему на нет границы тел. Таким образом, человек воссоздает первичную пренатальную матрицу через половую любовь, вторично формируя диаду, но уже диаду любовного холона.

Стадии развития супружеского холона (Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия, 2006):

  1. Стадия добрачных отношений.
  2. Стадия конфронтации.
  3. Стадия компромиссов.
  4. Стадия зрелого супружеского холона.
  5. Стадия кризиса середины жизни (экспериментирования с независимостью).
  6. Стадия «ренессанса» супружеских отношений.

Все знают про комплекс Эдипа, но меня удивляет, что далеко не все знают про комплекс Лая. Лай — отец Эдипа. Женщина во время беременности и при рождении ребенка становится участницей сразу двух диад. Диады «мать — ребенок» и супружеского холона. Начинается соперничество за женщину. Поэтому задача перинатального психолога, семейного психотерапевта — сделать так, чтобы эти отношения стали гармоничными.

На 3, 4 и 6 стадиях развития холона, как правило, создаются условия, благоприятные для зачатия ребёнка, течения беременности, родов, для формирования раннего диалога родителей с малышом, его гармоничного воспитания.

На 1, 2, 5 стадиях развития холона чаще возникают отклонения в формировании гестационной доминанты, раннего диалога в системе «мать — дитя», типа семейного воспитания. Семьи, находящиеся на этих стадиях развития, составляют группу риска по развитию у их членов психосоматических и нервно-психических расстройств, нуждаются в психотерапии.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»