16+
Выходит с 1995 года
23 февраля 2024
Структурная модель музыкального таланта и ее роль в диагностике детской одаренности

Проблемам развития одарённости, творческих способностей, таланта, креативности личности посвящено большое количество фундаментальных научных исследований как российских, так и зарубежных ученых. Исследователями предпринимались попытки определения содержания данных понятий, обоснования их структуры, выявления способов и механизмов развития. Однако обозначенные вопросы нельзя считать в полной мере решенными, они до сих пор вызывают дискуссии и сохраняют свою актуальность.

Важность рассматриваемой тематики связана с проблемой профессионального выбора человека, который должен базироваться на природных задатках индивида и его предрасположенности к определенным видам деятельности. Это, в свою очередь, актуализирует вопросы диагностики одарённости ребенка с целью как можно более раннего выявления его талантов и способностей и дальнейшего проектирования успешной траектории личностного и профессионального развития.

Одной из наиболее ярких и специфичных сфер деятельности человека, которую невозможно представить без одарённости, творческих способностей и таланта, является художественное творчество и, в частности, музыкальная деятельность. Занятие музыкой никогда не предполагало всеобщее равенство дарований, и никогда не обсуждалась возможность стать знаменитым композитором или исполнителем для всех и каждого, поэтому музыканты одними из первых стали проводить исследования музыкальной одарённости, предпринимать попытки выявления и обоснования её структуры (М.П. Блинова, Л.Л. Бочкарев, Б.М. Теплов и др.). Применительно к музыкальному искусству соответствующие разделы психологической науки наиболее развиты: это когнитивная психология музыки и музыкальная нейропсихология — именно на них и можно положиться, исследуя разнообразные аспекты взаимодействия человеческого сознания и музыки, включая выдающиеся способности композитора и исполнителя.

Опираясь на указанные исследования, мы попытаемся обосновать структурную модель музыкального таланта. Но прежде необходимо обратиться к терминологии в данной научной области.

В научных исследованиях понятия «творческие способности», «одарённость», «талант», «креативность», как правило, рассматриваются в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. Применительно к сфере искусства творческие способности предполагают наличие особых качеств и свойств личности, обусловливающих предрасположенность к занятию художественными видами деятельности; одарённость и талант трактуются как высокая (или наивысшая) степень развития творческих способностей; творчество понимается как процесс и результат созидательной деятельности человека, а креативность — как субъективная детерминанта и мотивационно-потребностная основа творчества. Ученые утверждают, что развитие данных качеств осуществляется на основе природных задатков при благоприятных социальных условиях, которые предполагают сформированные ценностные ориентации личности и общества и устойчивую мотивацию индивида к овладению тем или иным видом деятельности [1]. Все это в совокупности обеспечивает возможность достижения человеком наибольших успехов в области проявления таланта. Однако для реализации этой возможности человеку нужно обладать, помимо таланта, определённой суммой знаний, умений и навыков.

Большинство ученых, исследующих категории одарённости, таланта, креативности, творчества, подчеркивает их интегральный характер и наличие нескольких составляющих компонентов. Дж. Гилфорд и Э. Торренс считают основополагающим фактором интеллектуальную одарённость [2; 3]. Д.Б. Богоявленская большое значение придает интеллектуальной активности, в которой отражается процессуальное взаимодействие интеллектуальных и мотивационных компонентов [4]. А. Маслоу рассматривает способность к творчеству как установку на самореализацию личности, где важную роль играют мотивационные, ценностные ориентации и личностные черты, обусловливающие самоактуализацию и реализацию человеком своих способностей и жизненных возможностей [5]. Р. Стернберг считает одарённость проявлением креативности, которая сочетает в себе интеллектуальный, мотивационный компоненты, личностные качества индивида [6].

Исследуя данную проблематику, психологи сходятся в том, что наиболее явные и важные различия пролегают между психологическими свойствами и качествами, нацеленными на обучение и приобретение знаний и навыков (компетенций), с одной стороны, и психологическими свойствами и качествами, на которые опираются открытия, творческие проекты, новые идеи, изобретения и т.д., с другой стороны [7; 8]. «Результаты значительного числа эмпирических исследований указывают на слабую корреляцию между этими двумя типами одарённости» [9, с. 419]. Вместе с тем, как мы уже отмечали выше, исследователи подчеркивают важную роль мотивации, которая является стимулом и движущей силой развития таланта и, соответственно, должна стать неотъемлемой частью его структуры [4; 5; 6].

Обобщая мнения ученых, мы приходим к выводу, что талант — многогранное интегральное качество, которое включает в себя три относительно независимые компонента: способности, ответственные за образовательную часть в любой области деятельности; одарённость, ответственную за творческую (креативную) часть; и мотивацию, ответственную за желание совершенствоваться в избранной области. Обобщенная структурная модель таланта схематично представлена на рисунке 1.

Опираясь на приведённую схему, которая отражает структурные компоненты таланта в любой области деятельности, можно экстраполировать ее содержание на сферу музыкального искусства и представить модель музыкального таланта (рис. 2).

В эту модель включены все три составляющие, непременно присутствующие в структуре всякого таланта. Интонационный слух (от асафьевского «музыка — искусство интонируемого смысла») в данном случае воплощает мотивацию — особое свойство восприятия, когда значение музыкального послания и его эмоциональное наполнение вызывают у слушателя сочувствие и понимание. Способности (или музыкальный интеллект) представлен достаточно традиционно: это чувство ритма, чувство высоты звука и музыкальная память. Музыкальные способности как целое, включая их составные части, целесообразно называть аналитическим слухом благодаря его функции: анализировать музыкальный материал, ощущая роль каждого элемента в определенной системе звуковой организации как во времени (чувство ритма), так и в пространстве (чувство высоты). И, наконец, композиторская одарённость (или креативность) — это необходимая часть всякого музыкального таланта, в том числе исполнительского, включающая в себя два «блока»: архитектонический слух, обеспечивающий целостность и эстетическое совершенство музыкального текста, и музыкальное воображение, порождающее разнообразные музыкальные элементы (звуки, мотивы, фразы и пр.) и оценивающее их конструктивную значимость и художественную оправданность.

Данная модель показывает, каким образом отличаются уровни музыкального таланта, т.е. психологическая предрасположенность, необходимая музыканту-любителю по контрасту с просто слушателем, или, иначе говоря, каковы различия музыкального потенциала человека, готового к домашнему музицированию, в противоположность человеку, подающему надежды в качестве профессионального исполнителя, певца или композитора. В частности, просто слушателю достаточно лишь интонационного слуха, чтобы сопереживать музыке и наслаждаться ею; музыканту-любителю наряду с интонационным слухом уже понадобится аналитический слух, позволяющий оперировать различными составляющими музыкального целого и запоминать музыкальные структуры. Профессионалу же необходимы также и «верхние этажи» таланта: он должен уметь музыкально мыслить, рождать новые музыкальные тексты (хотя бы ученического уровня), а также обладать тонким вкусом, позволяющим отличить уместное от неуместного как в собственно музыкальных произведениях, так и в исполнительской практике.

В ходе практической апробации описанной модели и экспериментального изучения музыкального таланта и его компонентов были созданы несколько видов тестирующих инструментов, которые к настоящему моменту уже внедрены в практику и признаны полезными педагогами и учащимися. В процессе тестирования, которым было охвачено 10000 учащихся 1-го и 2-го классов московских школ, испытуемые слушали фрагменты из музыкальных произведений, сравнивали их и делали свой выбор (все тесты выполнялись в группах, занимали 10–15 минут и не требовали специального образования ни от тех, кто их выполнял, ни от тех, кто их оценивал). В результате такого тестирования появилась возможность:

  1. распознать в ребенке будущего любителя музыки и пригласить его в музыкальную школу (лонгитюдное исследование, проведенное с 2001 по 2009 год, показало, что дети, успешно выполняющие тест на интонационный слух, практически не бросают музыкальные занятия);
  2. распознать профессиональный музыкальный потенциал испытуемых и дать им возможность реализовать его, если у них есть такое желание;
  3. выделить лидирующую группу музыкального конкурса до его начала;
  4. предсказать будущий успех или неуспех музыкальных вундеркиндов в детском возрасте.

Таким образом, результаты тестирования и проведенное исследование в целом позволяют констатировать, что представленная модель музыкального таланта и соответствующий ей диагностический инструментарий могут успешно использоваться для предсказания музыкального будущего детей и подростков. Подчеркнем, что выявление и педагогическая поддержка одарённых детей сегодня является одним из приоритетных направлений социальной политики российского государства, которое активно поддерживается Президентом и Правительством Российской Федерации. Исходя из этого, можно утверждать, что полученные практические результаты имеют не только музыкально-педагогическую, но социально-культурную значимость.

Библиографический список

  1. Ермолаева-Томина Л.Б. Психология художественного творчества. Москва: Академический Проект: Культура, 2005.
  2. Гилфорд Дж. Три стороны интеллекта. Available at: http://www.psychology-online.net/articles/doc-643
  3. Torrance E.P. The Nature of Creativity as Manifest in its Testing The Nature of Creativity. The Nature of Creativity. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1988: 32–75.
  4. Богоявленская Д.Б. Психология творческих способностей. Москва: Изд. центр «Академия», 2002.
  5. Маслоу А.Г. Мотивация и личность. 3-е изд. Санкт-Петербург, Питер, 2007.
  6. Sternberg R. General intellectual ability. Human abilities by R. Sternberg. 1985: 5 – 31.
  7. Ильин E.П. Психология индивидуальных различий. Санкт-Петербург: Питер, 2004.
  8. Kirnarskaya D. The Natural Musician: on Abilities, Giftedness and Talent. Oxford, UK: Oxford University Press, 2009.
  9. Siegler R.S., Kotovsky K. Two levels of giftedness: shall ever the twain meet? Conceptions of giftedness. N.-Y., 1986: 417 – 435.

Источник: Кирнарская Д.К. Структурная модель музыкального таланта и её роль в диагностике детской одарённости // Мир науки, культуры и образования. 2018. №4. С. 133–135.

Фото: https://young.helikon.ru/

В статье упомянуты
Комментарии
  • Валерий Михайлович Ганузин
    01.10.2023 в 11:09:41

    Уважаемая Дина Константиновна!

    Спасибо за прекрасный материал. Хотелось бы еще в этой статье услышать и о дирижёре. О таланте и предвидение этого таланта в детском возрасте. О способности управлять различными ансамблями, оркестрами, хорами. Есть ли такой метод для прогнозирования успешной дирижерской работы во взрослом состоянии?

    Про музыку и детей. Многие талантливые дети в музыкальных школах показывают виртуозное исполнение произведений для своего возраста. Но далее выбирают другие профессии, далекие от музыки. С чем это чаще всего связано? С трудностями во взрослом возрасте пробиться в приличный музыкальный коллектив, невостребованностью профессии музыканта ( вокалиста и т.д.) в стране, низкой заработной платой или с какими-то другими причинами?

    С уважением, Валерий Михайлович.

      , чтобы комментировать

    , чтобы комментировать

    Публикации

    Все публикации

    Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

    Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»