16+
Выходит с 1995 года
15 апреля 2024
Направленная профилактика синдрома профессионального выгорания на примере групповой работы психологов экстремального профиля и военизированных структур

Medice, сura te ipsum

Результаты многочисленных исследований показывают, что выгорание является следствием профессиональных стрессов, которые ухудшают психологическое состояние специалиста и зависят от интенсивности стрессогенного воздействия. Профессиональное выгорание часто выявляется у психологов экстремального профиля и военизированных структур. В рабочей сфере этих специалистов всегда присутствует профессиональный стресс, что связано со специфическими аспектами профессиональной деятельности. Условия труда зачастую ограничены: нет или недостаточно отдельных помещений для работы, отсутствует необходимая аппаратура, плохие бытовые условия. Иногда руководство военизированных организаций воспринимает присутствие психолога как навязанного специалиста, отвлекающего контингент от основной деятельности, что приводит к дополнительному дискомфорту на рабочем месте.

Перечень обязанностей психолога военизированных структур отличается многопрофильностью и сложностью. Психолог рассматривается как специалист широкого профиля, действующий в сфере большинства существующих видов психологической направленности. Он совмещает основные компетенции диагноста, социального психолога, семейного консультанта, психолога труда, клинического психолога и психолога-практика. Весь спектр профессиональных нагрузок проходит в напряжённых условиях, приближенных к экстремальным. Большинство психологов являются гражданским персоналом, без социальных льгот и надбавок, поэтому известен кадровый голод специалистов из-за тяжёлых нагрузок при невысоком уровне зарплат.

Идея создания терапевтической группы для психологов экстремального профиля и силовых структур возникла вследствие острой потребности в специфической терапии как противодействии психосоматическим расстройствам, возникающим в этой среде. Часто условием для работы психолога военизированных структур является секретность сведений, составляющих государственную тайну. Поскольку гриф секретности подразумевает полное обезличивание работы с клиентами, психологи пренебрегают личной и групповой терапией, прикрывая механизмы внутреннего сопротивления. Часто отсутствие психотерапии связано с недостатком времени и финансов. Создание бесплатной группы, включающей в себя только психологов государственных министерств, позволило повысить культуру психогигиены среди психологов военизированных структур и создать безопасное пространство для экологичной групповой работы специалистов.

Первые встречи участников группы состоялись в начале 2019 года. Мероприятия проводились ежемесячно на базе Центра экстренной психологической помощи Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (далее МЧС) г. Санкт-Петербурга в рабочее время с 16:00 до 18:00. Организаторы группы делали официальную рассылку в адрес руководителей государственных учреждений, из которых планировалось прибытие психологов. Основной целью являлось повышение уровня функционального состояния и работоспособности психологов, трудящихся в условиях хронического стресса. Количество участников группы — до двадцати человек. Во время очных встреч вырабатывались правила группы, которые предъявлялись каждому новому респонденту. Наиболее актуальными из них стали:

  1. обсуждение только одного случая на каждой группе;
  2. строгое обезличивание участников ситуации. Конфиденциальность;
  3. обсуждение клиентского случая только в группе (запрет на сплетни).

В работе группы за эти годы приняли участие психологи следующих структур Российской Федерации (далее РФ): МЧС РФ, Специального управления МЧС РФ, Вооружённых сил РФ, Федеральной службы войск Национальной гвардии РФ, Министерства внутренних дел РФ, Федеральной службы исполнения наказаний РФ, Федеральной таможенной службы РФ, Федеральной службы безопасности РФ; психологи кадетских корпусов и военных академий (Кронштадтского морского кадетского корпуса, Нахимовского военно-морского училища, Академии связи им. Будённого, Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова), Ленинградской атомной электростанции.

Основными направлениями стали: работа с тревожностью, проявляющейся при психологической помощи в экстремальных ситуациях, и групповой разбор кейсов, обладающих спецификой военизированных учреждений. Через год работа группы оказалась особенно ценна в условиях пандемии, поскольку позволила озвучить в профессиональном сообществе страхи и тревоги, которые проявились у специалистов на фоне самоизоляции и переходе на дистанционный формат консультирования. Ещё большую значимость приобрели групповые встречи в условиях проведения специальной военной операции (далее СВО) в Украине. Взаимодействие в группе помогло участникам менее эмоционально принимать тяжёлые клиентские случаи, связанные с гореванием, а также выработать сбалансированную профессиональную позицию в первые месяцы после начала СВО.

В процессе работы группы из уст коллег не раз звучали описания признаков, классифицируемых как симптомы психосоматических нарушений, что характерно для профессионального выгорания. Формирование синдрома — процесс индивидуальный, поэтому наличие симптомов отличается вариабельностью по количеству признаков и интенсивности их проявления. Наиболее часто упоминались такие клинические признаки, как истощение, отстранённость, ухудшение самооценки, дефицит в оценке перспектив, утрата удовлетворенности работой и веры в свои профессиональные возможности. Групповые встречи позволили озвучить наличие проблемных сфер в экологичной обстановке и получить подтверждение в наличии аналогичных затруднений у остальных коллег.

Для каждой встречи подбирался наиболее интересный кейс от участников группы. Методы ведения группы варьировались в зависимости от запроса предложившего кейс. При обсуждении проблем коммуникации в рабочем коллективе применялся принцип работы балинтовской группы с акцентом на межличностные отношения. При подборе методов для психологического консультирования — вариант супервизии с анализом целесообразности использования различных подходов для конкретного кейса. Обсуждались не только мысли, но и телесные ощущения консультанта, ассоциации, возникающие в процессе терапии, элементы переноса и контрпереноса. Производился групповой разбор личных кейсов для совместного поиска рабочих альтернатив. В группе озвучивались практические рекомендации из научной литературы по повышению резистентности к эмоциональному истощению и деперсонализации, подкрепляемые личным опытом каждого из участников, популяризировалась систематическая личная психотерапия и соблюдение режима труда и отдыха.

Удачным примером работы группы можно считать историю, предоставленную с разрешения одного из коллег. В результате разбора конфликтной ситуации на рабочем месте были выявлены детали моббинга. При этом коллега старался не обращать внимание на проблемные аспекты, сводя внутренний диалог к самообвинению. После подробного разбора кейса и предоставления групповой поддержки автору кейса была предложена тактика противодействия негативу, исходящему от инициаторов конфликта. Также коллега выразил желание впервые в жизни пройти личную терапию и психореабилитацию. Через некоторое время инцидент был исчерпан, и эпизоды с моббингом исчезли.

Атмосфера взаимной благожелательности и доверия способствовала эффективной групповой терапии, что неоднократно подтверждалось наполняемостью группы и положительными отзывами, приводившими в группу новых коллег. После каждой встречи организаторы просили участников присылать «обратную связь» в письменном виде, для чего была создана группа в социальной сети WhatsApp.

К сожалению, встречи группы проводятся только один раз в месяц, что для пяти десятков участников явно недостаточно. В условиях минимализации плановых мер психопрофилактики у психологов экстренных служб и военизированных структур остаётся единственная возможность избежать профессионального выгорания. Это переход из военизированных в гражданские учреждения. За время работы группы с 2019 года уволилось двенадцать психологов, работавших в государственных структурах. Причиной увольнения в большинстве случаев стали симптомы выгорания и посттравматического стрессового расстройства.

Для сохранения профессионального здоровья психологов, работающих в государственных структурах, важно популяризировать мероприятия по психопрофилактике и психогигиене. …

Литература

  1. Бабич О.И. Личностные ресурсы преодоления синдрома профессионального выгорания педагогов: автореф. дис. канд. психол. наук / О.И. Бабич. – Хабаровск, 2007. – 24 с.
  2. Караяни А.Г. Военная психология: учебник и практикум для вузов / А.Г. Караяни. 2-е изд., перераб. и доп. – Москва: Юрайт, 2023. – 593 с.
  3. Лепешинский И.Ю. Основы военной педагогики и психологии. Учебное пособие / И.Ю. Лепешинский, К.А. Грымзин. – М.: ИНФРА-М, 2023. – 184 с.
  4. Махешвари Нидхи Синг Н.П. Военная психология. Концепты, направления и интервенции / Пер. с англ. / Н.П. Махешвари Нидхи Синг, В. Кумар Вайнит / под ред. С.В. Геров. – Х.: Гуманитарный центр, 2022. – 394 с.
  5. Соловьева О.В. Особенности синдрома профессионального выгорания в педагогической среде. / О.В. Соловьева, И.В. Ортман // Проблемы современного педагогического образования. Сер. Педагогика и психология. / Сборник научных трудов. – Ялта: РИО ГПА, 2019. – Вып. 62. – Ч. 2. – 324 с. – С. 318–321.

Источник: Пирогова Л.В., Пахомова Ф.В. Направленная профилактика синдрома профессионального выгорания на примере групповой работы психологов экстремального профиля и военизированных структур // Психология состояний человека: актуальные теоретические и прикладные проблемы: сборник материалов IV Всероссийской научной конференции с международным участием (Казань, 8–10 ноября 2023 г.). Казань: Издательство Казанского университета, 2023. С. 475–480.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»