16+
Выходит с 1995 года
23 мая 2024
Аудиотерапевтическое воздействие музыкального плейлиста на пациента через его понимание и самопонимание

«Люди …взаимно затрагивают друг в друге одно и то же звено чувственных представлений и початков внутренних понятий, прикасаются к одним и тем же клавишам инструмента своего духа, благодаря чему у каждого вспыхивают в сознании соответствующие, но не тождественные смыслы»

В. фон Гумбольдт

Настоящая статья посвящена анализу и моделированию коммуникативных аспектов применения аудиотерапевтического музыкального плейлиста в контексте оказания воздействия на самоощущение, самочувствие и самопонимание пациента с целью повышения качества его жизни в условиях стационарного лечения в медицинском учреждении. Исследование путей достижения пациентом желаемого (целительного) результата на основе применения лечащим терапевтом метода и методик музыкальной аудиотерапии требует междисциплинарного подхода с привлечением знаний из таких областей, как теория коммуникации, лингвистика и психология, семиотика и медицина, психосемантика и лингвистическая прагматика. Понятие музыкальной аудиотерапии включает в себя целенаправленное воздействие терапевта на пациента с применением аудиотерапевтического плейлиста, созданного как единая и неразрывная целая музыкальная композиция, выступающая основным инструментом управления состоянием и настроением пациента.

Аудиотерапия исследуется как одно из направлений развития умений и профессионального общения в здравоохранении в системе отношений «врач — пациент». Основным методом исследования выступают методы моделирования коммуникативных процессов. Модель аудиотерапевтического воздействия музыкального плейлиста на самоощущение, самочувствие пациента через его понимание и самопонимание разрабатывается в коммуникативной парадигме на основе реализации принципа антропоцентризма, функционального подхода в лингвистической поэтике и семиотике коммуникативных процессов и межличностного общения, а также широкого философско-герменевтического подхода с применением достижений теории языковой личности и лингводидактики профессора Г.И. Богина. Выделяются основные коммуникативные задачи терапевта, сопровождающего больного как реципиента аудиотерапевтического воздействия, семиотическим инструментом которого выступает специально разработанный музыкальный плейлист.

Одна из сложностей терапевтической коммуникации определяется ее динамической и диалектической природой, критическое рассмотрение которой требует выявления и аналитического описания определенных действий, стратегий и тактик коммуникативного поведения терапевта. Конечной целью такого аналитического описания может выступать построение инвариантной схемы воздействия аудиотерапевтического плейлиста в контексте выполнения им целебной миссии. Заложенная терапевтом в музыкальном тексте программа смыслообразования включает в себя медийное сообщение, которое предполагает ответ со стороны пациента, выраженный в эмоциональном возбуждении или торможении, активации процессов воображения, мыслительной, рефлективной, интерпретативной деятельности.

Реализация искомой инвариантной схемы в реальных клинических условиях требует учета ряда этических, правовых и других ограничений, необходимости оптимального подбора терапевтом палитры коммуникативных средств и действий на основе предварительного определения состояния и рецептивных возможностей пациента в плане восприятия и интерпретации музыкального послания. При рассмотрении терапевтической коммуникации необходимо учитывать контекст самого заболевания, который определяет направленность и качество коммуникации, выступает вызовом для способности участников коммуникативного процесса к восприятию и оценке терапевтического музыкального сообщения, а также к эмоциональному отклику и сопутствующей и последующей рефлективной деятельности. В контексте аудиотерапевтического воздействия музыкальный текст выступает медиатором и медийной средой терапевтической коммуникации; фиксирует «стратегическую программу адресанта, воспринимаемую и интепретируемую адресатом» (Селиванова, 2002: 10).

Актуальное соматическое и психологическое состояние пациента может рассматриваться как драйвер применения или воздержания от применения музыкального плейлиста. Например, острая форма протекания заболевания способна в значительной мере ограничить готовность пациента к рефлективной и интерпретативной деятельности, то есть повлечь за собой разрушение смысловых опор и блокировать возможность выхода пациента в собственное ноэтическое измерение, приостановить стремление к смыслу.

Аудиотерапия сопровождает лечебный процесс и выступает одним из ресурсов его оптимизации, основанной на идее и коммуникативных механизмах психологической помощи как источника целебного воздействия на организм человека. В означенной связи можно утверждать о двух целях терапии: облегчать страдания пациентов и способствовать исцелению. Аудитерапевтическое воздействие направлено на мобилизацию внутренних сил пациента в противостоянии болезни, на преодоление деструктивных вызовов на пути к лечению и исцелению. Понятие исцеления включает в себя оздоровление всего человека как микрокосма, благополучие которого основано на гармонии всех его сфер — ноэтической, психосоматической и соматической, или иными словами — духовной, телесной и эмоциональной. Способность человека к жизни и деятельности в духовном, ноэтическом измерении так или иначе связана с его жизнью в психическом и соматическом измерениях. В то же время, осмысление пациентом своей экзистенциальной ситуации в духовном измерении заключает в себе возможность подняться над соматическими и психическими явлениями и состояниями. В условиях тяжелой болезни эта возможность становится особенно важной. Болезнь проводит незримую черту между соматическим, духовным и психическим измерениями личности, нарушая тем самым единство и координацию этих трех сфер в человеке. Угроза смерти ставит человека перед вопросом не только о том, что будет после, за границей знания, а также о том, какова судьба личного смысла человека? Возможность подняться над жесткими границами собственного психосоматического состояния позволяет пациенту осмыслить свою ситуацию и оценить дальнейшие пути ее развития в терминах свободы, ценностей и цели.

Тяжелая, мучительная, приковывающая к постели смертельная болезнь оказывает разрушительное воздействие на целостность «Я», выступает вызовом для дальнейшего существования больного человека. В контексте аудиотерапевтической работы с пациентом, перенесшим утрату дееспособности, вынужденным претерпевать различного рода лишения, испытывающим ограничения свободы и мучительные страдания, условием улучшения эмоционального и психофизиологического состояния нередко выступает преодоление угрозы распада личности, возвращение пациента к своему «Я» через единение духовного, психического и телесного уровней самоосознания.

Угроза «распада личности», как правило, обусловлена спецификой самого заболевания. В настоящей статье обсуждается вопрос аудиотерапевтического воздействия музыкального плейлиста на пациентов с ХБП V стадии, получающих лечение гемодиализом. Специфика этого заболевания заключается в наличии изнурительных хронических проявлениий боли и зуда, зависимости пациента от процедуры, необходимости соблюдения регламентированной диеты, а также в нарушении социальной адаптации в виде потери трудоспособности и свободы передвижения. Специфика заболевания обусловливает развитие таких расстройств, как депрессия, тревожное расстройство, развитие невротических и психосоматических конфликтов (Ванчакова, Красильникова, Вацкель, Тишков, 2014: 30). Сложность во взаимодействии и подборе коррекционных средств воздействия с целью повышения качества жизни пациентов с ХБП V стадии, получающих лечение гемодиализом, обусловлена не только психологическим портретом пациента, но и коморбидностью самой патологии, которая предполагает ряд ограничений и противопоказаний. В этой связи возникает задача определения дополнительных немедикаментозных средств воздействия. Аудиотерапевтическое воздействие музыкального плейлиста отвечает этой задаче, выступает немедикаментозным средством коррекции психологического состояния и вспомогательным средством в духовном самоопределении пациента.

Проявление духовного начала в человеке имеет ключевое значение для сохранения личности, концентрации жизненных сил и утверждения достоинства и самосознания пациента в самых сложных жизненных обстоятельствах. Согласно утверждению В.С. Соловьева, обращаясь к своему духовному миру, человек взаимодействует с «глубинным процессом собственной реальности», в которой действует «дар самопознания», посредством которого человек «утверждает себя актуально, как единого субъекта, как определенное «Я» (Дубровская, 2012: 114).

Музыкальный плейлист как основа «коммуникативного события духовного просвещения слушателей» (Богатырев, Петрушко, 2018: 175) способен обратить человека к его духовному началу, возвышая тем самым над образом серой повседневности в условиях болезни и вынужденной беспомощности, посредством представления человеку образа его «лучшего «Я». В то же самое время, это возвышение над физической объективированностью «наличного бытия» в болезни предполагает и открывает возможность самопринятия в свободе духовного самополагания. «Духовное, по определению, и есть свободное в человеке… К способности человека «вставать над всем» принадлежит также его способность встать над самим собой... Мое личностное бытие и означает свободу… Это свобода стать иным» (Франкл, 1990: 112).

Болезнь заставляет человека взглянуть на собственное бытие без привычной призмы надстраиваемых стереотипов социальных миссий, статусов, смыслов и ценностей, и в этих условиях становится возможным увидеть в терапевтической коммуникации со-бытие, смысл которого заключен в стремлении болеющего человека к осознанию собственного бытия как целостного.

Нарушение в целостном восприятии себя пациентом приводит к внутренним противоречиям, следствием которых нередко выступает (открытое или скрываемое, последовательное или эпизодическое, осознанное или не вполне) нарушение комплаентности (англ. compliance — соблюдение требований терапевта). В работе с пациентами с ХБП V стадии, получающих лечение гемодиализом, нон-комплаенс может быть выражен и в радикальных проявлениях свободы выбора, противоречащих лечению и необходимым здоровьесберегающим действиям, и в проявлении суицидальных намерений.

Нарушение комплаенса у пациента может быть связано с психологическими, характерологическими особенностями или быть обусловленным развивающейся депрессивной симптоматикой или психическими расстройствами. (Ванчакова, Красильникова, Вацкель, Тишков, 2014: 40). В условиях нарушения комплаентности вопрос управления рефлективными действиями пациента и достижения самоприятия становится особенно острым.

В ходе аудиотерапевтического сеанса терапевт осуществляет наблюдение за состоянием пациента, получает обратную связь и сопровождает пациента с целью поддержания и улучшения его самочувствия. В системе аудиотерапевтического воздействия терапевт реализует ряд коммуникативных функций и диалогических тактик:

  1. «фатическую», выраженную в установлении контакта и доверительных отношений с пациентом, способствовании комплаентности пациента;
  2. «диагностическую», которая предполагает определение состояния пациента и диагностику отклонения от нормы, выявление факторов, оказывающих негативное и позитивное влияние на пациента;
  3. «прогностическую», где терапевтом рассматриваются тенденции развития пациента и его перспективные состояния;
  4. «стратегическую и селективную», с которыми соотносится поиск решения проблем пациента и отбор релевантных средств воздействия;
  5. «коррективную», в которую входит оказание помощи пациенту, коррекция и реконструкция психологического состояния;
  6. «направляющую и сопроводительную», в рамках которых терапевт осуществляет сопровождение пациента на пути рефлективного действования и может быть охарактеризован как языковая личность.

С точки зрения лингвостилистики, лингвистической экспертизы и лингводидактики, терапевт выступает как языковая личность. «В лингводидактической концепции Г.И. Богина языковая личность трактуется как субъект речевой деятельности и речевых поступков, продуцент и реципиент текстов, субъект и организатор деятельности, коммуникации и понимания» (Богин 1980: 3-4, Богатырев, Петрушко, 2018: 176). В основе распространенной терапевтической позиции лежит субъект-объектное отношение, выраженное в директивном управлении терапевтом рецепцией пациента, ее объемом и глубиной, но в контексте аудиотерапевтического взаимодействия подобная позиция представляется неуместной и должна быть пересмотрена. Возможность существования в свободном диалоге пациента и терапевта, наличие обратной связи от пациента как ориентира в вопросе рецепции и достижения рефлективной позиции выступает основой к установлению субъект-субъектных отношений, в которых способна родиться свободная рецепция и осознанное действование. «Свобода — важнейший принцип всякой духовной деятельности, но именно деятельности!» (Богин, 2001: 11). Именно свобода пациента лежит в основе направления рефлексии в духовное состояние. Этот процесс может быть связан с переоценкой ценностей, он может включать в себя «...выход к переживанию и (или) усмотрению гармонии… выход к одному из собственно человеческих чувств... выход к мнению... выход к отношению... остранение известного» (Богин, 2001: 22).

Необходимо также сказать о временной составляющей управления рефлективными действиями пациента, которая не обусловлена исключительно аудиотерапевтическим воздействием «здесь и сейчас», при непосредственном восприятии музыкального плейлиста. Управление рефлективными действиями пациента осуществляется как до начала аудиотерапевтического воздействия посредством проведения подготовительного этапа формирования потребности и готовности к аудиотерапии терапевтом, так и после сеанса аудиотерапии, через интерпретацию пациентом музыкального текста в диалоге с терапевтом или с самим собой.

Заданная доверительная «тональность» диалога позволяет терапевту реализовать профессиональную готовность к эмпатии, а пациенту «ощутить» то есть почувствовать и пережить сопереживание и сочувствие со стороны терапевта. Открываясь в собственном страдании и будучи услышанным, пациент становится способным к встрече с мыслящим и чувствующим другим и к встрече с «самим собой», своим самосознанием и вариативным самопониманием. Это встреча есть начало самопонимания и, как следствие, наступления изменений в самоощущении и самочувствии. Согласно парадоксальной теории изменений, «...изменение происходит тогда, когда некто становится тем, кто он есть, но не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является. Изменение происходит не в результате принудительных попыток индивида измениться или другого лица изменить его, оно происходит в том случае, если индивид затрачивает время и усилия на то, чтобы быть тем, кто он есть, — т.е. быть полностью вовлеченным в свое текущее положение» (Beisser, 1970: P. 77).

Коммуникативный потенциал аудиотерапевтического воздействия музыкального плейлиста заключается в его направленности на возбуждение чувствительности к созидательным смыслам и активацию интерпретативных способностей человека, что ведет к углублению самопонимания, как духовного конструкта человеческого бытия. Коммуникативное событие аудиотерапии подразумевает формирование диалогического пространства, в котором разворачивается интерпретационный диалог пациента: «Что я слышу в этом музыкальном тексте? Как я к нему отношусь? Как этот музыкальный текст соотносится со мной и моим опытом, и соотносится ли он вообще?» Интерпретация есть высказанная рефлексия, которая является связующим звеном между прошлым опытом человека и образом ситуации сегодняшней. Согласно утверждению Г.И. Богина, именно через рефлексию начинается путь человека к пониманию, становится возможным оторваться от практического действования и увидеть себя со стороны (Богин, 2001: 10).

Интерпретировав и отрефлектировав личное страдание, человек становится способным к действию и решению. Здесь речь идет о рефлексии страдания человека не в только духовном или психическом, но и в телесном плане. «Тело и душа, мозг и сознание находятся в отношении циклической, взаимной детерминации» (Романов, 2008: 8). Телесное страдание индивидуализирует своего носителя, «подвергает человека в подвешенное состояние вопросительности, переводит его существование в бытие подвопросом» (Сенкевич, 2012: 13). Бытие, поставленное под вопрос, образует свое «инобытие в рефлексии».

Музыкальный плейлист в контексте аудиотерапевтического воздействия выступает пространственной категорией, полем, в котором акустические образы обретают очертания и создают форму, способную задавать пространство свободного понимания как «движения в смыслах».

Понимание в данном контексте есть освоение идеального духовного содержания, представленного в музыкальном тексте. Согласно утверждению Богина Г.И., «понимание рассматривается как одно из инобытий рефлексии — связки между гносеологическим образом и наличным опытом, причем эта связка функционирует так: образ окрашивается наличным опытом, а опыт становится предметом изменившегося отношения» (Богин, 2001: 1). Под способностью к действованию подразумевается способность к образованию мира «поведения разумного человека — в отличие от человека, живущего в мире случайных импульсов и самотечных ассоциативных процедур» (Богин, 2001: 11). В аудиотерапевтической работе с пациентом этот шаг становится принципиально важным, так как именно готовность к смыслопостроению есть этап утверждения своего понимания.

Музыкальный текст как основная единица музыкального плейлиста является универсальным, потенциально доступным каждому пациенту инструментом к выходу в рефлективную позицию, а стало быть, к пониманию и самопознанию. Благодаря рефлективной позиции «… осваиваемый образ представленной в тексте ситуации получает некоторые признаки уже освоенных субъектом ситуаций… изменяется отношение субъекта к уже наличному опыту, к образам представленных в нем ситуаций, в-третьих, в той или иной мере изменяются схемы получения опыта, родственного или однородного с наличным опытом» (Богин, 2001: 8).

В заключение обозначим следующие обобщения о коммуникативной, семиотической и герменевтической природе аудиотерапевтического воздействия.

Интерпретативная деятельность пациента в процессе «прочтения» музыкального текста как единицы музыкального плейлиста есть не что иное, как форма выраженной рефлексии, которая подводит пациента к пониманию и самоприятию в свободе духовного самополагания. Результаты интерпретативной и рефлективной деятельности пациента отражаются в виде повышения комплаентности, толерантности к сеансам гемодиализа.

Аудиотерапевтическое воздействие музыкального плейлиста позволяет пациенту через перевыраженную в музыкальном ряде форму духовных человеческих ценностей и отношений «взять за скобки» свою вынужденную беспомощность и вступить в свободный, открытый и честный диалог с собой и миром, погрузиться в широкую целостность бытия без пронзительно-щемящего меланхолического чувства тоски и печали. Открыться простору больших смыслов с полной свободой, выйдя за пределы себя в направленности на что-то, существующее над предельной непреодолимой ситуацией. Именно через выход за пределы ограниченности собственного конечного существования, через обращение к миру неисчерпаемых родовых ценностей человечества индивидуальное понимание преодолевает границу жизни и смерти и становится близкой всему сущему, становится свободной частью бессмертного и вечно живого бытия.

Литература

  1. Богатырев, Петрушко, 2018 – Богатырев А.А., Петрушко И.А. Адресатоцентричная лингвистическая модель коммуникативного события православной проповеди // Вестник ТвГУ. Филология. – 2018, №2. – С. 175– 184.
  2. Богин, 1980 – Богин Г.И. Современная лингводидактика: Учебное пособие. – Калинин: КГУ, 1980. – 61 с.
  3. Богин, 2001 – Богин Г.И. Обретение способности понимать: Введение в филологическую герменевтику. - Тверь: Твер. гос. ун-т, 2001. – 731 с.
  4. Ванчакова, Красильникова, Вацкель, Тишков, 2014 – Ванчакова Н.П., Красильникова Н.В., Вацкель Л.А., Тишков А.В. Исследование психологических особенностей пациентов с ХБП V стадии находящихся на лечении гемодиализом для разработки программы психологической коррекции с помощью аудиотерапии // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология. Социология. Педагогика. – 2014, №4. – С. 36–44.
  5. Ванчакова, Красильникова, Вацкель, Тишков, 2014 – Ванчакова Н.П., Красильникова Н.В., Вацкель Л.А., Тишков А.В. Динамика психологического состояния пациентов с хронической болезнью почек V стадии в ходе психокоррекции как элемент содержательной составляющей подготовки врачей по аудиотерапии // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология. Социология. Педагогика. – 2014, №2. – С. 29–38.
  6. Дубровская, 2012 – Дубровская Е.А. Духовность как основа гуманистического образования // Вестник ВГТУ. – 2012, №8. – С. 113–116.
  7. Круткин, 1997 – Круткин В.Л. Телесность человека в онтологическом измерении // Общественные науки и современность. – 1997, №4. – С. 147–151.
  8. Лехциер, 2010 – Лехциер В.Л. Феноменологические основания медицинской антропологии // Логос. – 2010, №5(78). – С. 183–195.
  9. Лобанова, 2017 – Лобанова Н.И. Смерть и проблема смысла жизни // Вестник СаГА. Серия: Философия. Филология. – 2017, №2(22). – С. 63–68.
  10. Романов, 2008 – Романов А.А. Когнитивная основа психотерапевтической коммуникации: синергетический подход // Мир лингвистики и коммуникации: электронный научный журнал. – 2008, №12. – С. 6–12. Режим доступа: www.tverlingua.ru
  11. Селиванова, 2002 – Селиванова Е.А. Основы лингвистической теории текста и коммуникации: Монографическое учебное пособие. – Киев: Фитосоциоцентр, 2002. – 336 с.
  12. Семидоцкая, Чернякова, Неффа, Кармазина, 2018 – Семидоцкая Ж.Д., Чернякова И.А., Неффа М.Ю., Кармазина И.С. Духовно-нравственные аспекты неизлечимой болезни // Медицина неотложных состояний. – 2018, №1(88). – С. 26–29.
  13. Сенкевич, 2012 – Сенкевич А.В. Телесность как фактор страдания // Известия ВГПУ. – 2012, №3(67). – С. 12–15.
  14. Щербакова, 2011 – Щербакова А.И. Музыка в постижении и восстановлении духовной природы человека в поликультурном пространства современности // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. – 2011, №19–1. – С. 8–12.

Источник: Ванчакова Н.П., Богатырев А.А., Бабина А.А. Аудио-терапевтическое воздействие музыкального плейлиста на пациента через его понимание и самопонимание // Мир лингвистики и коммуникации: электронный научный журнал. 2021. №65. С. 46–61.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»