Скоро

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

Весь календарь

Категория смысла в отечественной психологии

/module/item/name

Разработка проблемы смысла психологами дореволюционной России, к сожалению, пока не получила должного и систематического анализа и не входит в задачи нашего исследования, хотя гуманистические взгляды некоторых отечественных психологов и философов на проблемы сознания, смысла, духовности, как и представления о системе истинных ценностей человека, нередко перекликаются с основными идеями многих ведущих зарубежных ученых.

Многие значимые и существенные разработки категории «смысла» в отечественной психологии советского периода берут свое начало в работах Л.С. Выготского (1896–1934). В целом он заимствовал понятия «значение» и «смысл» у Полана, но встроил их в свою теоретическую концепцию культурно-исторической психологии. При анализе структуры сознания разделяется его системное и смысловое строение. В качестве одной из «единиц» анализа смыслового строения сознания предложено «значение» как некая «единица» диалектического «единства» в психике мышления и речи.

Смысл конструируется субъектом и выступает как его психологическое орудие. Смысловое строение сознания — это характер обобщений, посредством которых совершается осмысление мира. Возникновение системного и смыслового строения сознания связано с появлением речи. Такие отношения между системным (внешним) строением сознания и смысловым (внутренним) не являются обратимыми, так как изменение смыслового строения ведет к трансформации всей прежней системы психических функций.

Различение понятий «смысл» и «значение», подчеркивание развития значений в онтогенезе составляют основу для преобразований смысла в акте размышления. В живой речи имеется тенденция к преобладанию смысла над значением, во внутренней речи она доводится до абсолютной формы. Трактовка термина «смысл» выходит за рамки совокупности значений слов, образующих высказывание. Прямо говорится о «расхождении видимого и смыслового поля» как о создании новой ступени абстракции, произвольности и свободы. Применительно к слову говорится именно о значении, а применительно к вещи — о смысле. Слово оседает значением в мысли и смыслом в вещи.

Основатель отечественной нейропсихологии А.Р. Лурия (1902–1977) также рассматривал «смысл» в контексте его связей с мышлением, речью и сознанием. Под смыслом понимается индивидуальное значение слова, выделенное из объективной и исторически сложившейся системы употреблений, толкований и связей. Смысл состоит из тех связей, которые имеют отношение к данному моменту, к данной ситуации и личности. Поэтому если «значение» слова является объективным носителем системы связей и отношений, то «смысл» — это выделение субъективных значений соответственно моменту, контексту и переживанию. Референтное значение — это действительно «значение» как единица объективного языка, а социально-коммуникативное значение — это «смысл» как единица коммуникации, в основе которой лежит восприятие того, что именно хочет сказать говорящий и какие мотивы побуждают его. Внутренняя речь — это психологический механизм, модифицирующий внутренние субъективные смыслы во внешние речевые значения.

Чрезвычайно важным (не только для проблем психологии сознания, мотивации и деятельности) является введение выдающимся советским психологом А.Н. Леонтьевым (1903–1979) существенного теоретического положения о смыслообразующей функции мотива. Мотив в сознании человека представлен опосредствованно — в виде субъективного смысла. Благодаря введению функции смыслообразования понятие мотива выходит из узкодеятельностной, прагматической сферы на необходимо субъективный и собственно личностный уровень. Смысл создается в результате «отражения» субъектом отношений, существующих между мотивом и тем, на что его действия направлены как на свой непосредственный и осознаваемый результат (цель). Но смыслообразующая функция принадлежит мотиву как именно личностному, а не только и не столько деятельностному образованию. Принципиально важно, что это не внешний стимул или произвольно называемый «побудитель», не копия объективного предмета, но его психический, то есть внутренне преобразованный образ, а значит — «вторичный», созданный, субъективный феномен. Возникая в деятельности, смыслы становятся «единицами» человеческого сознания, его субъективными «образующими». В реальном сознании смысл существует и реализуется в отношениях с другими его компонентами, в частности, со значениями, выражаясь через них, видоизменяя их. Смыслы существуют в нерасторжимом единстве, в целостном сплаве с потребностями, мотивами, ценностями и эмоциями, и всякая попытка из раздельного психологического рассмотрения заведомо является методологически ущербной.

В теоретических взглядах А.Н. Леонтьева можно схематически выделить три вида смысла: биологический (инстинктивный), жизненный, сознательный (субъективный).

Биологический смысл относится к психике животных и означает образование «смысловых связей» как сугубо биологических отношений между потребностью и ее предметом.

Жизненный смысл включает в себя обобщенно философскую категорию пристрастности психики, ее зависимость «от отношения субъекта к отраженному предмету».

Субъективный смысл рождается в деятельности, в отношении мотива и цели. Сознательный смысл рассматривается как специфическая и исключительно человеческая часть жизненного смысла.

Личностный смысл рассматривался А.Н. Леонтьевым как продукт деятельности и как связующее звено между сознанием и деятельностью. Несмотря на то, что в основном варианте его общепсихологической концепции речь идет о единичных смыслах действий, а собирательное понятие «смыслового поля» формально отсутствует, ученый, конечно, обращался к нему в своих методологических размышлениях.

Термин «смысл», по-видимому, впервые используется А.Н. Леонтьевым в 1933 году в рукописной записи о беседе с Л.С. Выготским, где внешний мир рассматривается как «смысловое поле», констатируемое предметными значениями. А.Н. Леонтьев обращается к строению смысла как к кристаллизации строения деятельности, как к проявлению отношения к действительности. Существуют «большие» и «малые» смыслы (смысл деятельности, действия, операции), венчаемые жизненным смыслом или смыслом жизни.

В контексте теории деятельности смысл наделяется статусом не только объяснительного, но и центрирующего понятия, не раскрыв которое, нельзя понять суть психологии самой деятельности, ведь она выступает такой «целенаправленной активностью», которая реализует самостоятельное отношение человека к миру.

Смысловое строение сознания характеризует то, как человек осознает, воспринимает, осмысливает мир. Смысл существует только там, где существует реальный деятельный субъект. Понятие смысла для психологии столь же важно, как и понятие стоимости для политической экономии. Жизненный мотив реально выступает как жизненный смысл, как смысл жизни.

Выдающийся психолог П.Я. Гальперин (1902–1988) также рассматривал соотношение значения и смысла в контексте индивидуальной практики. Значение характеризует вещь в ее отношении к другим вещам, смысл — в отношении к индивиду. Ориентировочная деятельность выступает главной функцией психики и осуществляет подготовку, регулирование и контроль поведения субъекта в изменчивых ситуациях. Именно смысл позволяет составить прогноз, показывая целостность ситуации и назначение объекта относительно потребностей, мотивов и целей деятельности.

Заметным шагом в развитии проблем психологии смысла стал переход исследовательской активности от понятия единичной категории «смысл» к неким комплексным «смысловым образованиям» или «конструктам». Этот термин фактически параллельно появился во многих отечественных работах конца ХХ века. «Смысловые образования» использовались для обозначения специфической базовой «единицы» или «ядра» личности. В отличие от понятий «значение», «значащие переживания», «значимость», лежащих как бы на поверхности сознания, смысловые образования находятся «в глубине» его. В качестве свойств смысловых образований отмечены предметность, порождение в деятельности, относительная устойчивость и др.

В.К. Вилюнас вводит термины «вербализованный смысл» и «невербализованный смысл», выделяет «смысловые образования», которые отражают отношение воздействий к удовлетворению потребностей субъекта и не способны быть порождены деятельностью самой по себе. Смысл мотива характеризуется как ведущий смысл по отношению к производным смыслам, которыми ситуативно наделяются цели. Отношения смысла и эмоций рассматриваются как проявление двух разных языков, выражающих единый мир пристрастного в психике. Эмоция имеет «описательный» язык, а смысл — «объяснительный». Разводятся понятия личностного смысла и эмоций, но приравниваются биологический смысл и эмоции. Переживания — это конкретно-субъективная форма существования биологического смысла. Личностный смысл получает в сознании дополнительное развитие, собственно эмоциональной в нем остается только основная, «первоначальная часть». Смысловая и эмоциональная терминологические системы описывают одни и те же психические явления.

Иную теоретическую позицию занимает один из авторов данной монографии Б.А. Сосновский, считая, что «языковые» различия эмоций и смысла, вероятно, существуют, но они производны от предметной отнесенности этих психологических феноменов. Всё дело в том, смысл чего(?) или переживание чего(?) исследуется. Возможность совпадения между этими предметами представляется очень маловероятной. Неслучайно наша языковая практика различает, например, такие категории, как чувство радости, её причина, смысл и т.д. К тому же доказано, что эмоции не только «описывают», но и оценивают, регулируют, по-своему аргументируют поведенческие реакции человека.

А.Г. Асмолов вводит понятие «динамическая смысловая система». Смысловая установка актуализируется мотивом деятельности и представляет собой форму выражения личностного смысла в виде готовности к совершению направленной деятельности. Динамическая смысловая система производна от деятельности субъекта, но обладает собственным внутренним движением, которое определяется сложными иерархическими отношениями между составными элементами системы (личностные смыслы, смысловые установки и т.д.).

Согласно взглядам основателя советской патопсихологии — Б.В. Зейгарник (1900–1988), смысловые образования создают регуляторную систему и осуществляют функцию контроля за жизнедеятельностью. Благодаря наличию смысловых образований оказывается возможной саморегуляция и само осознание человеком своих поступков. Процесс смыслообразования и выделения целей связан с умением «встать над ситуацией», осознать истинный смысл своих действий.

Очередным продвижением в трактовке категории «смысла» стал переход от «смыслового образования» к понятию «смысловой сферы» как более широкой личностной категории. Б.С. Братусь разработал целостную концепцию психического здоровья, основанную на представлениях о структуре и функциях мотивационно-смысловой сферы. Смысловое поле составляет особую психологическую субстанцию личности, определяя собственно личностный слой отражения. Предполагается существование двух сфер человеческой активности — мир «вещей» и мир «идей» или смыслов. В соответствии с этим выделяются уровни психического «аппарата», лежащие в основе психического здоровья: личностный (или личностно-смысловой); индивидуально-исполнительский (или индивидуально-психологический); психофизиологический. Подчеркиваются интегративные возможности смысла как сплава интеллектуальных и аффективных процессов. Выделены функции смысловых образований: создание эскиза будущего и нравственной оценки действий.

В.А. Иванников разводит психологические реальности, стоящие за понятиями «мотив» и «побуждение», вводя понятие «мотивационного действия» как психологического процесса по построению побуждения. Волевая феноменология относится к синтезу мотивов со смысловыми образованиями. Мотивация — это особое внутреннее действие по созданию побуждения, как намеренное изменение смысла действий, как механизм волевой регуляции. Изменение смысла действия может быть осуществлено не только через реальную, но и через воображаемую ситуацию.

В определенной мере обособленно исследуются проблемы смысла в работах отечественного психолингвистического направления.

Советский психолог и математик Е.Ю. Артемьева (1940–1987) разработала систему представлений о генезе смысла в предметной деятельности. Предложена парадигмальная модель движения смысла по «слоям» субъективного опыта (перцептивный мир, картина мира, образ мира). Экспериментально подтверждены гипотезы о существовании субъективных семантик объектов мира; разработано более двадцати методических приемов для исследования субъективной семантики. Смысл трактуется как след взаимодействия с объектом или явлением в виде отношения к ним. «Субъективный опыт» является одним из важнейших аспектов рассмотрения Образа мира, а «личностные смыслы» — элементами структур субъективного опыта. По условным ступеням генеза различаются: предсмыслы — образные следы, зафиксированные в модальных свойствах (слой перцептивного мира); смыслы — следы внутри семантического слоя; личностные смыслы — составляющие образа мира, элементы структур субъективного опыта.

Известный психолог В.Ф. Петренко в развитии и расширении психосемантического подхода осуществляет систематическое изучение индивидуальных значений и личностных смыслов индивида. В операционном и теоретическом плане реализуются и развиваются подходы Ч. Осгуда, Д. Келли, Д. Миллера. Прочитывая «нотную запись» личностных смыслов другого человека, исследователь дешифрует, реконструирует сознание респондента. «Видение мира» глазами другого заключается в реконструкции систем его индивидуальных значений. Как сознательный образ имеет свою логику актуального порождения, так и индивидуальные значения, и личностный смысл являются продуктом внутренней психической деятельности.

Б.А. Сосновский в определенной мере отошел от ряда принятых позиций (постулатов) в трактовке психологии деятельности, мотива и смысла, предложив новые обобщения и теоретические подходы.

Для теоретического обоснования и эмпирического исследования субъектной проблематики мотивационно-смысловых образований разработана базовая модель психики человека, в структуре которой использованы параметры, сочетающие в себе известные допущения теоретических схем С.Л. Рубинштейна и К.К. Платонова. Модель предлагает условное выделение семи взаимосвязанных подструктур: направленность субъекта; самосознание и сознание; способности; темперамент; характер; особенности психических процессов и состояний; психический опыт субъекта. В нашем эмпирическом исследовании обозначенная психологическая структура личности принята в качестве теоретически исходной и системообразующей.

По аксиоматической схеме А.Н. Леонтьева в деятельности должны совпадать её предмет (с чем работает) и мотив (что побуждает). В практике массовых психологических исследований это часто приводит к фактической синонимизации этих терминов, а главное — к реальному исключению из психологического рассмотрения то одного, то другого. Это заведомо упрощает (редуцирует) проводимое исследование. Совпадение для субъекта предмета и мотива деятельности может быть только вещным (материальным), но не психологическим, не реально субъективным. Взаимообусловленность предметного и мотивационного аспектов деятельности и психики не означает их психологической идентичности. В исследовании реальных отношений предмета и мотива заключается особая форма психологического анализа деятельности, сознания и личности в их субъективной принадлежности. Метафорический для психологии вопрос: «что побуждает?» трансформируется в вопрос субъективный: «зачем это нужно?», переводя энергетически-побудительную феноменологию мотива в плоскость содержательного, мотивационно-смыслового анализа.

Порождение (или «вычерпывание») смысла осуществляется отнюдь не только в психологических отношениях мотива и цели, а во множестве различных смыслообразующих отношений в целостной структуре живой психики. Смыслообразование осуществляет не мотив, а человек, живой субъект посредством всей своей психики и личностной направленности, психологическая структура которой представлена смыслами, мотивами, потребностями, эмоциями, целями, желаниями, ценностями и т.д.

Мотив и смысл существуют в неразрывном психическом единстве, но они не тождественны. Отношения между ними меняются в онтогенезе, и лишь в результате «перекрещивания» со смыслом мотив становится достаточно стабильным и личностным образованием, а не внешним, случайным и преходящим побудителем. Смыслообразующие отношения создают особую многоуровневую, иерархизированную систему разноликих субъективных смыслов, которые распространяются от смысла одиночного действия до длительных этапов жизненного пути человека, от кратковременного переживания до устойчивых личностных предпочтений и ценностей, многолико проявляющихся в сознании и самосознании, в чертах характера, в переживаниях, во всём психическом облике субъекта.

Д.А. Леонтьев продолжил отечественную традицию исследования категории «смысл» в русле деятельностного подхода, методологически дополнив его онтологическим и феноменологическим аспектами. Представлена конструкция единой системной концепции смысловой реальности. Смысл объектов и явлений приобретается в контексте жизненного мира субъекта и является системным. Для изучения понятия смысла психологии приходится выходить за рамки самодостаточной личности и обращаться к категориям жизненного мира и жизненных отношений, без которых понимание смысловой реальности невозможно. Обосновывается развитие смысловой реальности, «смысловой ткани» жизнедеятельности, рассматриваются вопросы смысловой регуляции деятельности как «основополагающей характеристики человеческого способа существования и как конституирующей функции личности». Человек способен трансцендировать и смысловую регуляцию, выйдя на еще более высокий уровень регуляции отношений с миром — самодетерминацию личности на основе свободы выбора.

Оригинальный взгляд на проблему принадлежит отечественному философу М.К. Мамардашвили (1930–1990), согласно которому научная философия является «машиной переживания», объясняющей смысл. Цель философии состоит в философском акте, который является паузой, необходимой для сшивания прошлого, настоящего и будущего, для восполнения бытия и рождения смысла. Рождение смысла связывается именно с потерей привычной или рутинной формы существования, с паузой в обыденном бытие. Бытие и смыcл (сознание) нужно рассматривать не как две разные вещи (сущности), а как единый континуум. Сознание деятельно, а деятельность осмысленна, омысленна, сознательна. Их изолированное бытие невозможно, смысл — это диалектический аккумулятор мыслей.

Неординарную философскую концепцию смысла (сознания и личности) предложил крупный отечественный математик В.В. Налимов (1910–1997). Человек существует только в той мере, в которой он погружен в мир смыслов. Сознание (вне человека) существует как некий семантический континуум, но смыслы в нём до соприкосновения с людьми не распакованы. Смыслы лежат в основе мироздания. Это вечная и бесконечная смысловая потенциальность, таящая в себе все мыслимые и немыслимые богатства содержания. Природа смысла может быть понята только при сравнительном анализе семантической триады: смысл — текст — язык. Смыслы, генерируемые человеческим сознанием, раскрываются через многообразие культур — больших текстов, которые существовали, существуют и будут существовать в будущем.

Золотая Психея

Борис Алексеевич Сосновский
номинант
по итогам 2021 года
Психология руководителя: потребностно-смысловые аспекты
Подробнее

Личность — это прежде всего носитель смыслов, их генератор и преобразователь. Личность открыта Миру, способна совершать действия, порожденные смыслами. Личность возникает из совокупности смыслов, которые она актуализирует, становясь неким «фильтром», пропускающим одни смыслы и отторгающим другие. Изменение фильтра влечет за собой смысловую перестройку и изменение личности. Перестройка полученных в прошлом смыслов возникает в результате новых жизненных ситуаций, но возможны и спонтанные смысловые перемены.

Сознание человека обладает удивительным сокровищем — смыслами, которые не подвластны формальной логике. Логика не оперирует со смыслами, она только раскрывает связи в знаковых системах. В логике нет творчества. Формальному мышлению должно предшествовать глубинное — предлогическое мышление, порождающее новые смыслы. Коммуникация на семиотическом или знаковом уровне ничего не сообщает нам о смыслах, существующих в сознании партнера по диалогу. Смысл, творчество и трагизм тесно связаны между собой. Создать нечто новое означает понять то, что уже существует в космическом сознании (распаковать наличные смыслы). Субъективное понимание становится «перепониманием», или пониманием заново уже наличных и ранее скрытых смыслов.

Как показали приведённые материалы, в отечественной психологии уделяется большое внимание проблемам личностных смыслов, смысловых образований, смысловой сферы личности, мотивационно-смысловым и потребностно-смысловым аспектам целостной психики, смысловым вопросам в области психосемантики и субъективной семантики. Многими учеными неоднократно подчеркивалась особая, духовная ценность смысла в структуре человеческой психики, разрабатывались направления и методы его эмпирического изучения и специфического «измерения».

Человек есть «существо, ориентированное на смысл», но поиски и раскрытие человеком (и человечеством) этих неисчислимых смыслов никогда не завершатся. «Для падающего камня ничего другого не остаётся, как представить, что он свободно парит» (Л. А. Сенека). Субъективный, созданный, рождённый или выбранный индивидом смысл выражается языком объективных значений, но при этом сам их дополняет, уточняет, меняет. Это взаимно сопряжённые процессы «означения смысла и осмысления значений». Значение и смысл существуют в динамическом, взвешенном единстве и переменчивых отношениях в структуре целостного индивидуального сознания личности. Значение приобретается в жизненном опыте. Смыслу обучить нельзя, он воспитывается индивидом самостоятельно, то есть создаётся во внутренней напряженной психической, духовной работе личности. В отношениях мотива и цели рождается смысл лишь отдельного компонента деятельности — осознанного целенаправленного действия. Но откуда вычерпывается личностью смысл целостной деятельности, поступка, переживания, поведения, события, профессии, мечты? Личностный смысл не рождается сам по себе, автоматически вытекая из предметной деятельности. Найденный субъективный смысл — это результат особой, порой трудоемкой работы личности по осмыслению, осознанию, поиску, открытию, выбору сокрытого единичного значения из необъятного, неисчерпаемого Вселенского Смысла (Идеи или необъятного Значения).

Личностный смысл как ответ на центральный жизненный вопрос: «зачем Я?» всегда субъективен и по-своему прагматичен. Однако конкретный выбор личностью ответа на этот базовый этический, нравственный вопрос зависит не только от её практической деятельности, но и от всей целостной психики, от осознания субъектом широких мировоззренческих, общечеловеческих, философских, этических категорий и понятий, не поддающихся чётким словесным дефинициям. Эти духовные категории и ценности отнюдь не являются психологически второстепенными или нейтральными в жизни, в бытие и конкретной деятельности субъекта. В обыденном сознании личности «одновременно», иерархично представлены и «работают» всякие смыслы: высокие и приземлённые, широкие и узкие, хронические и быстро преходящие, гуманные и агрессивные, острые и спокойные, потребительские и альтруистские и т.п. Человек как «Homo sapiens» есть существо, наделенное полиосмысленным сознанием, и поэтому смысловая сфера личности психологически является одной из важнейших и заслуженно привлекает всё большее внимание современных исследователей.

Источник: Сосновский Б.А., Лебедева Е.А. Психология руководителя: потребностно-смысловые аспекты: учебник для вузов. М.: Юрайт, 2021. С. 28–39.

Опубликовано 14 марта 2022

В статье упомянуты

Материалы по теме

Душа человека: возвращение из изгнания
18.02.2022
О философско-лингвистических истоках понятия «смысл»
11.12.2021
Ирония и юмор в балинтовской группе
08.07.2022
Кризис психологии как следствие общего кризиса науки и культуры
04.04.2022
Семейные факторы возникновения буллинга
15.03.2022
Куда уходит детство...
12.03.2022
Б.Д. Эльконин о культурно-исторической психологии как психологии развития
12.03.2022
Концепция Хаймона Спотница: о причинах шизофрении
11.03.2022
Психология управления группами в экстремальных условиях
10.03.2022
Феномен счастья в контексте био-психо-социо-духовного подхода: нейрохимия
08.03.2022
В.М. Аллахвердов: Приглашение к абсурду
05.03.2022
Неадаптивность как неизбежность
04.03.2022

Комментарии

Оставить комментарий:

27 ноября 2022 , воскресенье

В этот день

Наталия Ивановна Чуприкова празднует день рождения! Поздравить!

Андрей Юрьевич Федотов празднует день рождения! Поздравить!

Александр Аркадьевич Баранов празднует день рождения! Поздравить!

95 лет назад родился(ась) Эра Александровна Голубева.

Скоро

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

Весь календарь
27 ноября 2022 , воскресенье

В этот день

Наталия Ивановна Чуприкова празднует день рождения! Поздравить!

Андрей Юрьевич Федотов празднует день рождения! Поздравить!

Александр Аркадьевич Баранов празднует день рождения! Поздравить!

95 лет назад родился(ась) Эра Александровна Голубева.

Скоро

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

Весь календарь