16+
Выходит с 1995 года
25 июля 2024
Куда уходит детство...

Вот уже много лет я консультирую людей, которые обращаются с разными психологическими проблемами.

Как правило, люди жалуются на плохие отношения с родственниками, супругами, детьми или их тревожит будущее — потеря работы, стабильности, страх одиночества. Но постепенно человек открывается, и становится понятно, что главная проблема — это он сам и его отношения с жизнью. Человеку кажется, что его жизнь зашла в тупик, все безвозвратно потеряно и он уже ничего не может изменить; в результате он опускает руки и плывет по течению в надежде, что хуже не будет.

Но часто бывает все хуже и хуже, возникает глубокое чувство уныния, глухого отчаяния, обиды на жизнь, на судьбу. И, тем не менее, человек продолжает работать, выполнять необходимые требования близких, встречается с друзьями, ездит отдыхать — в общем, внешне живет вполне обычно, как все. Когда такой человек приходит за помощью, то за всеми его жалобами и недовольством можно увидеть главное — растерянность, страх, одиночество и огромную потребность в поддержке и участии.

Но было бы наивно полагать, что достаточно предложить человеку эту поддержку, и его проблемы решатся сами собой. Очень часто человек сам не осознает, в чем именно он нуждается. Ему трудно признать свою уязвимость, незащищенность перед трудностями жизненного пути, ему хочется выглядеть сильным и успешным, и он цепляется за эту внешнюю оболочку любой ценой.

В результате возникает гигантская разница между внутренней реальностью человеческой души, доступ к которой становится все сложнее и сложнее, и внешними атрибутами, масками «состоятельности», которыми человек повернут к миру.

Это состояние хорошо изучено в психологии: речь идет о расколе целостного бытия человека, о разобщенности, рассогласованности изначального некогда единства сознательной и бессознательной части психики, которые в идеале призваны находиться в гармоничном взаимодействии, дополнять друг друга, являя тем самым всю неповторимость и уникальность человеческого бытия.

Предпосылки этого печального явления закладываются в детстве. Различные детские травмы, холодность родителей или длительная разлука с ними, жестокость воспитателей, учителей, трудности коммуникации в детской среде и отсутствие поддержки со стороны взрослых — все это серьезно влияет на будущую жизнь человека, закладывая в его характер кирпичики неуверенности, тревожности, пессимизма, эгоцентризма, а если говорить глобально — страха перед жизнью.

Многие мне возразят: разве трудное детство — это приговор? Сколько успешных и замечательных людей имели трудное детство, и это не помешало им достичь больших высот в жизни. «Каких именно высот?» — спросим мы. Часто для того, чтобы добиться в жизни одного, нам приходится жертвовать другим. Все упирается в наш собственный выбор и нашу ответственность за него. Но не будем отходить от темы, скажем лишь, что детство — это крайне важная пора, когда в психике и душе человека формируются основы и способы человеческого бытия, и роль родителей и близких взрослых в этом процессе трудно переоценить. Не будем спорить с возможными критиками, а предложим вам, дорогой читатель, историю одной женщины, обратившейся за помощью, и вы сами решите, как отнестись к роли детства в нашей жизни.

Назовем эту женщину C. Ей было чуть больше сорока, и уже несколько лет она была в разводе. Все ее попытки построить личную жизнь заканчивались провалом. У нее была дочь, подросток четырнадцати лет, но это не спасало женщину от одиночества. Частые приступы отчаяния и тоски, с которыми она уже не могла справиться усилием воли, побудили ее обратиться за помощью к психологу. Она связывала эти приступы с отсутствием мужчины в ее жизни, все партнеры покидали ее рано или поздно. С. отчасти винила себя в том, что не научилась быть «настоящей женщиной», отчасти была обижена на судьбу, на мужчин. Опыт подсказывал мне, что жалобы С. являлись только вершиной айсберга, истинные же причины ее плохого самочувствия еще предстояло найти. На первой встрече я предложила С. нарисовать несуществующее животное.

Есть такой замечательный проективный тест РНЖ — рисунок несуществующего животного, который позволяет проникнуть чуть глубже уровня сознания человека, отражая некое внутреннее глубинное ощущение собственного «Я», часто не совпадающего с осознаваемым. Человек рисует на листе бумаги образ, по которому можно судить о неблагополучных зонах отношений этого человека с самим собой и с миром. Этот рисунок показывает то, что сознание человека блокирует. Например, внешне уверенный в себе мужчина средних лет может нарисовать только голову с разинутой пастью, наполненной зубами. Это будет означать с большой вероятностью, что в реальной жизни он делает акцент только на умственной деятельности, а контакта с собственным телом у него практически нет. Кроме того, будет виден уровень подавленной агрессии (зубы, пасть). На основании таких тестов нельзя делать окончательных выводов, однако определить линии поиска проблемы вполне возможно.

«Это немного детское задание,— сказала я, — отпустите свою фантазию, наверняка вы делали что-то подобное в детстве». Она нарисовала нечто аморфное, темное, похожее на кляксу, у этого существа не было рта, ушей, были только огромные испуганные глаза. Это бедное создание, следуя за фантазией С., «жило в болоте, далеко от других живых существ, оно не знало, в каком отвратительном месте оно живет, но если бы знало — погибло бы от ужаса». Вот, оказывается, как привлекательные женщины могут ощущать себя и мир в глубине души! Надо сказать, что внешне С. была крайне интересна: яркие выразительные глаза, пышные густые волосы, чувственные ярко накрашенные губы, статная, умная, воспитанная. Так не вязался ее внешний облик с тем жалким несчастным испуганным существом, которое родилось из глубин ее психики!.. Естественно, я поинтересовалась, каким было ее детство и что она помнит о нем. «У меня было обычное нормальное детство. Папа был военным, поэтому мы жили в военном городке. Мама тоже работала. У меня есть младший брат, отношения в семье как у всех, ничего особенного», — сказала она равнодушно, будто говорила о ком-то постороннем.

К следующей встрече я попросила ее найти фотографию детского периода. Задание заключалось в том, чтобы она выбрала такой свой детский снимок, который эмоционально бы затронул ее, вызвал какие-то чувства к девочке, изображенной на фотографии. Через неделю С. опять удивила меня. «Ничего, кроме раздражения, эта девочка у меня не вызывает», — сказала она, показывая мне фото прелестного маленького ребенка. Надо напомнить, что у С. была дочь, которую она нежно любила, и заподозрить ее в черствости и холодности я не могла.

Меня осенила догадка: «Скажите, а кто таким же образом относился к вам, когда вы были маленькой?» С. долго молчала, затем сказала: «Мама! Насколько я знаю, я родилась не вовремя, родители не планировали ребенка. Я чувствовала, что к родившемуся через несколько лет брату, которого мама хотела и ждала, было совсем другое отношение. Я всегда была при нем. Даже сейчас, когда мы оба повзрослели, он все время требует помощи от меня, и мама обижается, когда я не могу ему помочь». Я чувствовала, что мы подошли к важной теме в жизни С.

На следующей встрече я спросила ее о том, какие эмоционально сильные, яркие воспоминания детства всплывают в ее памяти. «Мне было тринадцать лет, когда я узнала, что мои родители уезжают на два года в другую страну. Они брали с собой моего брата, но меня взять не могли. Было решено, что я буду это время жить в небольшом городе у дальней родственницы, которую я плохо знала. Я чувствовала себя ужасно, когда узнала об этом. Я надеялась, что меня тоже возьмут в конце концов, но чуда не произошло. Помню, как всю ночь перед их отъездом я плакала и целовала мамину спину». «Спину?» — переспросила я. «Да, мы спали в ту ночь вместе. Мама спала, повернувшись ко мне спиной»,— сказала она грустно и как-то отстраненно. «Погодите! — остолбенела я.— Представьте, что вам по каким-то причинам приходится уехать на два года далеко, вы спите всю ночь рядом с собственной дочерью, которую вы завтра утром покинете на долгий срок. Как вы будете спать с ней рядом?» Она задумалась и вдруг обхватила себя руками, будто бы крепко обняла. «Вот так!» — сказала она, и глаза ее наполнились слезами. «Вот так крепко обхватите эту девочку, которая живет внутри вас, которой пришлось пережить все это, и не отпускайте ее до тех пор, пока она не успокоится и не поверит, что находится в безопасности! — сказала я.— Вы почувствуете этот момент, она не даст вам ошибиться».

Через неделю С. пришла вновь. Ее глаза сияли, лицо излучало спокойную радость. «Это просто чудо,— сказала она.— За все это время, пока мы не виделись, я ни разу не испытала тоски и депрессивных состояний, хотя поводов было достаточно. Теперь, как только я чувствую, что меня что-то ранит, выбивает из колеи, я мысленно обнимаю мою малышку, и нам с ней сразу становится спокойно и легко, а моя душа наполняется любовью и благодарностью. Мы теперь вместе, и я ее больше никогда не покину!»

Дальнейшая работа была легкой и быстрой. Мы с С. поняли, что ее отношения с мужчинами разрушались именно оттого, что она хотела получить не мужскую, а родительскую любовь, она нуждалась не в мужчине, а в родителе. Это довольно трудная задача для мужчины, который строит отношения с красивой взрослой женщиной, а на деле оказывается, что перед ним маленькая испуганная девочка, нуждающаяся в родительской любви.

«Теперь у этой девочки есть вы, такая взрослая и надежная, и ей не обязательно искать поддержку других людей, чтобы чувствовать себя любимой и защищенной», — сказала я. И мы решили, что впредь отношения с противоположным полом будет определять та взрослая, умная, ответственная женщина, которой она и являлась во внешней жизни.

Через короткое время С. научилась чувствовать те ситуации и обстоятельства, в которых ее внутренняя маленькая девочка начинала бояться и страдать. С. стала для этого ребенка настоящей надежной, любящей мамой, которая всегда приходит на помощь. В качестве награды ее женственность расцвела, и личная жизнь стала быстро налаживаться. В течение нескольких последующих лет периодически я получала звонки с благодарностью от С. «Оказывается, после сорока лет жизнь только начинается, и я абсолютно счастлива», — спокойно и уверенно говорила эта женщина.

Статуэтка «Золотая психея»Наталия Владимировна Инина
Наталия Владимировна Инина
лауреат по итогам 2021 года

"Внутренний ребёнок" как ресурс духовного развития человека

Читать дальше

Дорогой читатель, здесь стоит сделать некоторое отступление и ответить на резонно возникающий вопрос: что за странный метод — искать в себе кого-то, кем я не являюсь? «Я есть я, — скажет любой здравомыслящий человек, — почему во мне еще кто-то должен быть?» Это удивление, а порой и возмущение вполне понятно. В самом деле, зачем запутывать действительность? Но возможно ли в попытке понимания сложных явлений этой самой действительности использовать простые методы? В науке это называется редукцией — упрощением, снижением уровня проблемы.

Любая сфера познания, любая научная дисциплина веками нащупывала, формировала адекватные предмету исследования методы изучения. Эти научные подходы глубоко интегрированы в культуру и вызывают у общества уважение и интерес. Никому не приходит в голову объяснять короткое замыкание плохой погодой — физика предложит более точное объяснение; любые нарушения нашего здоровья мы доверяем медицине, а не своим домыслам или интуиции.

Считается, что практически во всех областях знания, за исключением психологии, существует компетентное мнение ученых. Это исключение вполне понятно — ведь человек имеет дело с психологией почти двадцать четыре часа в сутки. Работа его памяти, способность осознавать, воспринимать, анализировать, общаться, воспитывать и так далее — все это и есть психология.

Еще Фрейд в своих письмах к Альберту Эйнштейну выражал глубокую досаду на то, что любой человек в той или иной степени считает себя психологом, полагаясь в вопросах данной науки в основном на себя, свой опыт и свое мнение, а вовсе не на мнение экспертов в данной области.

Однако современные психологические исследования показывают, что психика человека — это сверхсложная система, в которой есть уровни, слои, структуры, и лишь некоторые из них осознаются человеком.

Психологическое здоровье и целостность личности напрямую связаны с качеством осознавания человеком своих внутренних психологических составляющих и гармоничностью соотношения этих частей.

Не вдаваясь в подробности, коротко поясним: взаимодействие с собственным сознанием мы осуществляем через слово, мы просто можем говорить с собой. Однако язык бессознательного, то есть более глубинных слоев психики, лежащих ниже уровня сознания, — это образ, символ. Нам будет недостаточно «поговорить» с собой, чтобы воздействовать на глубинные уровни нашей психики, пытаясь помочь себе или лучше понять себя. Нам придется использовать образы, звуки, движения. Вспомните свои ощущения, когда вы смотрите на произведения искусства, живописи, слушаете великую музыку... Вас охватывает состояние, затрагивающее что-то сокровенное, и это часто трудно выразить словами.

Надо подчеркнуть, что наши глубинные пласты психики не только воспринимают что-то извне, они также могут что-то «говорить» нам о нас самих, о том, что происходит в нашей глубине. И язык этот будет всегда метафоричен. Именно с этой особенностью психики и связаны методы психологии, опирающиеся на некоторое образное представление.

В нашем случае образ «внутреннего ребенка» — это своего рода «дверь» в мир нашей памяти, а вовсе не раздвоение личности. Это возможность прикоснуться к забытым, вытесненным, иногда болезненным, травмирующим переживаниям, которые мы испытывали в детстве, но которые остались в потаенных уголках нашей психической реальности. Взаимодействуя с этим образом, мы получаем доступ к той части нашей души, которая обычно незаслуженно забыта, но об этом мы будем еще не раз говорить более подробно в следующих главах.

Надеюсь, читатель не соблазнится кажущейся легкостью описанной выше работы. Мужество, огромная внутренняя мотивация и ясный ум нашей героини были залогом быстрого, но отнюдь не легкого успеха. Мне бы хотелось выразить свое восхищение теми многочисленными клиентами, кто посмел идти по этому пути и вышел к глубочайшей встрече с самим собой, с собственной судьбой и собственной жизнью.

Однако эмоции не должны уводить нас, дорогой читатель, от анализа тех важных механизмов, которые мы попробуем разобрать на примере С., а для этого нам понадобится спокойная вдумчивость и сосредоточенность.

Представим себе маленькую девочку и мир, окружающий ее. Младший брат, очевидно, был центром семьи. Львиная доля тепла, внимания и заботы были отданы ему. Маленькая С. не знала, что может быть иначе, однако она чувствовала смутную несправедливость, одиночество и боль.

Но как обойтись с этими болезненными, негативными чувствами, которые мешали жить обычной детской жизнью, ребенок не знал, да и не должен был знать. Как сказала мне одна моя пациентка, работающая с тяжело больными детьми: «Меня поражает, насколько ребенок может приспособиться к чему угодно, к самым ужасным условиям жизни, которые трудно даже вообразить взрослому человеку!»

Да, дети и вправду удивительно адаптивны. Но какую цену они платят за эту адаптивность!

Источник: Инина Н.В. Испытание детством. На пути к себе. М., 2017. С. 19–35.

Научно-популярная книга «Испытание детством. На пути к себе» Наталии Владимировны Ининой была номинирована на Национальный конкурс «Золотая Психея» по итогам 2016 года в номинации «“Психология – людям!”, или Просветительский психологический проект года».

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Семейные факторы возникновения буллинга
    15.03.2022
    Семейные факторы возникновения буллинга
    Родительская включенность и поддержка, теплота и эмоционально насыщенные отношения с ребенком, равно как и хорошо простроенная внутрисемейная коммуникация являются значимыми факторами защиты детей и подростков от виктимизации.
  • Психологическая помощь детям и подросткам в кризисных ситуациях
    21.01.2015
    Психологическая помощь детям и подросткам в кризисных ситуациях
    Комплект методических пособий, объединенных общей темой психологической помощи детям и подросткам, в том числе детям-сиротам, в кризисной ситуации, представляют на конкурс в номинации «Проект года в психологической науке» Ю.А. Володина, Н.В. Матяш, М.В. Рудин, Н.М. Юшкова и Е.М. Фещенко (Брянск)
  • «Рожденные цифровыми» готовятся к будущему: зона риска или ближайшего развития?
    29.03.2023
    «Рожденные цифровыми» готовятся к будущему: зона риска или ближайшего развития?
    На фоне очевидных широких возможностей для развития, обучения, общения, самореализации, которые предоставляют цифровые технологии, все чаще в фокусе внимания оказываются негативные эффекты в настоящем, попытка прогнозировать долгосрочные последствия в будущем.
  • Педагогика как область творчества
    27.02.2023
    Педагогика как область творчества
    «Творческая нереализованность опасна, как уже было сказано, не только для самого педагога “не по призванию” (“выгорание”, отсутствие чувства осмысленности жизни со всеми отрицательными последствиями). Она может отозваться и на детях, на отношении к ним…»
  • «Рожденные цифровыми: семейный контекст и когнитивное развитие»
    15.12.2022
    «Рожденные цифровыми: семейный контекст и когнитивное развитие»
    В монографии анализируется специфика использования цифровых технологий в современных семьях с детьми 5–16 лет, а также особенности развития высших психических функций у детей-пользователей Интернета.
  • Экспедиция в страну с вулканами семейных кризисов: о семейной изюминке
    26.02.2022
    Экспедиция в страну с вулканами семейных кризисов: о семейной изюминке
    Семейный консультант готов подсказать, что могут найти супруги, если будут искать. Одна из счастливых находок — «семейная изюминка». Тем, кто нашел ее, семейная жизнь будет много слаще, а семейные разногласия и кризисы много слабее, чем у тех, кто не нашел.
  • Психология развития человека: цели психического развития
    29.12.2021
    Психология развития человека: цели психического развития
    В.А. Аверин: «Процесс осознания, сопровождаемый психологическими эффектами, и есть процесс психического развития, в ходе которого человек постигает самого себя, свое прошлое, свои настоящие возможности и свое будущее».
  • Синдром отчуждения родителя: взгляд эксперта
    15.11.2021
    Синдром отчуждения родителя: взгляд эксперта
    Отчуждение от родителя — это клинически значимое нарушение отношений ребенка с родителем. Оно выражается в неоправданной враждебности к родителю и отказе от общения с ним и всеми людьми, с ним связанными.
  • Учебно-методические пособия «Семьеведение» для учителей и школьников в открытом доступе
    20.10.2021
    Учебно-методические пособия «Семьеведение» для учителей и школьников в открытом доступе
    В 38 регионах России уже преподается курс семьеведения. Для методической поддержки курса изданы учебно-методические пособия «Семьеведение (Основы семейной жизни)» для учителей и для школьников 9–11 классов. Книги доступны для скачивания бесплатно!
  • Контакт-соприсутствие. Изучение глубинных форм общения
    15.03.2021
    Контакт-соприсутствие. Изучение глубинных форм общения
    Контакт-соприсутствие — это переживание присутствия другого человека или существа в общем пространстве и времени, в ситуации «здесь и сейчас». Способность находиться вместе с другими обеспечивает «вписанность» человека в сообщество…
  • Важное родительское умение — быть открытым потоку жизни
    12.02.2020
    Важное родительское умение — быть открытым потоку жизни
    «Не только мы воспитываем и учим ребёнка, но и он всегда учит и воспитывает нас. И от того, насколько мы открыты его влиянию, зависит и успешность его развития и то, будут ли наши отношения с ним источником радости и счастья»…
  • Игровая терапия для детей после онкозаболевания
    04.02.2020
    Игровая терапия для детей после онкозаболевания
    Дети, перенёсшие онкологическое заболевание, с трудом включаются в «здоровую» жизнь вне больницы. Один из способов социально-психологической реабилитации – это игра. Специалисты делятся опытом организации групповой игровой терапии для детей…
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»