16+
Выходит с 1995 года
19 апреля 2024
Психология родственных отношений: постановка проблемы и основные понятия

Родственные отношения относятся к классу явлений, которые существуют в жизни каждого человека и воспринимаются интуитивно понятными. В то же время, за подобной «интуитивной ясностью» чаще всего скрывается низкая степень рефлексии сущности этих отношений: из чего они образованы, как формируются и развиваются. В этом смысле, родственные отношения скорее привычны, чем понятны. Подтверждением этому служит большое количество вопросов, острых и конфликтных ситуаций, которые возникают у человека именно в отношениях с родными людьми, и в разрешении которых зачастую нужна помощь третьей стороны, в том числе профессионального психолога.

Проблемность родственных отношений не исчерпывается только лишь вопросами практики и потребностью в объясняющих их теоретических схемах. Остается недостаточно освещенным сам феномен образования устойчивых связей между людьми, когда с какого-то момента в своем сознании они определяют биологически не родного человека как родственника (это происходит, например, между супругами, между приемными родителями и детьми в замещающих семьях, в дружеских отношениях). Много неясного содержится в понимании этого качественного перехода в развитии отношений, его механизмах и причинах.

Другая, вероятно, еще менее освещенная сторона той же проблемы — это разрушение связей между самыми близкими в генетическом отношении людьми (своего рода отречение родителей от детей, расхождение братьев и сестер, забвение родственных связей и др.).

В связи с этим, актуальной становится постановка вопроса о психологии родственных отношений, предметом которой является изучение отношений между людьми в биологических и социальных формах родства, закономерностей их формирования и развития. Необходимо отметить, что одними из первых о психологии родственных отношений высказались антропологи. Изучая термины родства, Д. Джонс (2003) предложил термин «генеративная психология родства» (generative psychology of kinship) [37], который обосновывается автором как особый методологический прием для анализа универсальных закономерностей при обозначении кровнородственных уз в разных культурах. В этом подходе предлагается три понятия, которые сам Джонс характеризует как когнитивные универсалии: «дистанция между поколениями» (genealogical distance), «социальный статус» (social rank) и «членство в группе» (group membership, из чего вытекает перечень прав и обязанностей каждого отдельно взятого индивидуума). На основе этих понятий предлагается выявлять общие и особенные моменты в структуре отношений между представителями той или иной культуры.

Иной подход к определению психологии родственных отношений предлагают эволюционные психологи. Ф. Найер и Ф. Ланг (2013) обращают внимание на то, что до недавнего времени родственные отношения были в значительной степени проигнорированы в психологии, хотя именно они задают основу для развития человека и его социализации. Главная проблема, которая находится в фокусе этой области знаний — это становление норм взаимности, эмоциональных привязанностей и альтруистического поведения не только в системах кровных уз, но и между неродными по крови людьми [41].

В этой же логике Р.А. МакНамара и Д. Хенрих (2017) предлагают в качестве предмета психологии родственных отношений анализ совокупности норм, которые регулируют отношения между людьми [40]. Первыми в этом ряду анализа оказываются нормы, принятые в различных подгруппах кровных родственников (мать — сын, мать — дочь, тетя — племянница, дедушка — внуки и т.п.). Далее предполагается, что эти нормы экстраполируются в отношениях с более широким кругом людей. В этом случае употребляется термин «фиктивное родство» (fictive kinship). Так, в узах дружбы могут прослеживаться параллели с братскими и сестринскими отношениями, в узах обрядового родства (например, крещение) — с отношениями родителей и детей и т.п. Весь этот сложный процесс идентификации, образования эмоциональных связей, установление прав и обязанностей авторы и относят к областям психологии родственных отношений.

Если обратиться к отечественным психологическим исследованиям, то по результатам поисков можно заключить, что тема родственных отношений не становилась специальной научной проблемой. Традиционно говорят о психологии семейных отношений (внутри них — о супружеских и детско-родительских отношениях, свойских) [1; 6; 8; 30], межпоколенных [19; 27] и межвозрастных [9; 16; 17] отношениях, интимных отношениях [4; 29], также об отношениях любви [7] и дружбы [25; 33]. Выделим специфику понимания родства в перечисленных контекстах, затем уточним психологический поход к родственным отношениям.

Родственные отношения в контексте связанных понятий

Первым в ряду анализа оказывается понятие семейных отношений, область которого конкретнее, в большей степени сфокусирована на процессах, происходящих в нуклеарной семье. Согласно определению О.А. Карабановой: «… семья — малая социальная группа, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т.е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, проживающими вместе и ведущими совместное хозяйство [Соловьев, 1977]. Родственные связи могут быть трех видов: кровное родство (братья и сестры), порождение (родители — дети), брачные отношения (муж — жена, супруги)…» [8, с. 9]. В другом определении встречаем, что семья — это малая группа, «… члены которой связаны брачными или родственными отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью, как социальную необходимость, которая обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения…» [28].

В обоих определениях видно, что родственные связи являются одним из критериев семейных отношений. Тем не менее, родственные отношения, с нашей точки зрения, могут быть основой семьи, а могут реализовываться и во внесемейном контексте (например, в случае близких духовно, но не по крови людей или даже в системе свойского родства). Примечательно, что при квалификации духовного родства зачастую переносятся термины родства («ты мне как брат», «ты мне как сын / дочь», «я его воспринимаю как отца» и т.п.) [34; 35]. Это более фундаментальные, нежели просто семейные, связи. С другой стороны, бывает и так, что члены одной семьи необязательно ощущают родство между собой и, напротив, подчеркивают различия [20].

В семье родственные отношения скорее формируются, развиваются, укрепляются, но не являются изначальной данностью. В противном случае не наблюдалось бы такое количество разводов и иных форм отчуждения между членами одной семьи. Если изображать соотношение семейных и родственных отношений в виде логических кругов, то наиболее верным будет расположить круги семейных и родственных отношений как взаимно пересекающиеся — у обоих есть независимые области, но есть и области тождества.

Область тождества соответствует такой степени общности между членами семьи, когда у них действительно формируется и стабильный семейный уклад, и наблюдаются сходные способы отражения реальности, единая система оценок и совместной деятельности, т.е. когда родственные связи становятся фундаментальной, прочной основой семейных уз. В независимую область семейных отношений входят все те случаи, когда семья образована на таких основаниях, которые не могут способствовать возникновению родственных связей (например, неконструктивные мотивы супружества или рождения детей). В независимую область родственных отношений войдут связи социального несемейного родства (нареченное, обрядовое родство (крестники), глубокая многолетняя дружба, зрелая любовь, изолированные группы — экспедиции, военные городки, космонавты).

Следующее близкое понятие — это межпоколенные отношения. М.В. Сапоровская определяет их следующим образом: «…межпоколенные отношения — процесс и результат индивидуального избирательного отражения субъективно переживаемых трансгенерационных и/или префигуративных связей между членами семейной группы как представителями разных поколений (поколенческих групп)…» [26, с. 16]. Определение автора привязано к семейной группе, а выше мы уже указали на отличие родственных отношений от семейных. Межпоколенные отношения также могут осуществляться и в широком внесемейном контексте (в профессиональных сообществах, в повседневном межличностном общении). В этой связи, родственные отношения могут реализовываться и между представителями одного поколения. Таким образом, при наглядном отображении между межпоколенными и родственными отношениями будут как общая, так и независимые области. Общая область связана с родственными отношениями между родителями и детьми, прародителями и внуками, а также теми представителями разных поколений, между которыми установилось социальное родство (например, учитель / наставник и ученик). Независимая область межпоколенных связей относится к тем видам отношений, при которых не образуется полноценных родственных связей и даже члены одной семьи взаимодействуют друг с другом как чужие, но соблюдая нормы субординации, связанные с их принадлежностью к разным поколениям. Независимая область родственных отношений будет касаться углубленных отношений между представителями одного поколения (братско-сестринские отношения, побратимость и т.п.).

Далее можно выделить межвозрастные отношения, как «… отношения между людьми как представителями возрастных групп, реализующиеся в процессах межличностного, межгруппового и общественного взаимодействия…» [16, с. 38]. Как отмечает А.В. Микляева, межвозрастные отношения пронизывают, прежде всего, процесс общения с незнакомыми людьми и внутрисемейное взаимодействие [16, с. 40], что уже указывает на отличие с родственными отношениям, предполагающими как довольно глубокую степень знакомства, так и не обязательную привязку к семейному контексту. Мы предполагаем, что возраст накладывает определенную специфику на характер общения и совместной деятельности двух людей при установлении между ними родственных отношений, но этот фактор не является определяющим.

Следующее понятие в рассматриваемом ряду — это интимные отношения, или интимность. Э. Гидденс, не давая четкого определения интимности, описывает ее как «… трансакциональное обсуждение условий личностных связей двумя равными сторонами…» [4, с. 32]. В этой формулировке подчеркнуто, что интимность — это нечто постоянно становящееся, требующее активной межличностной коммуникации. Но, в то же время, вынеся в название работы понятие «интимность», автор рассуждает в основном о сексуальности, что в родственных отношениях далеко не всегда может присутствовать.

В логике нашего рассуждения заслуживает внимания работа Ц.П. Короленко и Н.В. Дмитриевой, в которой говорится о том, что «… основанные на интимности отношения характеризуются наличием эмоциональной фиксации (аттачмента), взаимозависимостью, длительностью, повторяющимися интеракциями, чувством принадлежности друг другу» и в другом месте — «…в интимности интегрально связаны психические, эмоциональные, физические и духовные компоненты…» [12, с. 27].

Еще одна проясняющая цитата: «… интимность, представляющая собой феномен принадлежности и эмоциональной связи с другим человеком на основе взаимности, открытости, возникновения специфических субъективных переживаний, четко встраивается в структуру психологического пространства личности, занимая существенное место в сфере межличностных отношений…» [5].

Обобщая перечень столь разноплановых характеристик интимности, можно отметить, что в ней на передний план выдвигается эмоционально-чувственная сфера, доверительность, на основе которой происходит углубленная коммуникация партнеров. Мы предполагаем, что интимность как определенный уровень психологической близости может являться результатом развития родственных отношений. В то же время, в родственных отношениях важен целый комплекс явлений онтологического характера, в частности, общность происхождения и условий жизни, тогда как эмоциональный компонент находится в числе важных на более глубоких уровнях анализа.

В отличие от предыдущих сопоставлений, в соотношении родственных и интимных отношений представляется, что любой достаточно глубокий уровень интимности сопутствует ощущению родства, но не любые родственные отношения интимны. Общность в укладе, менталитете, ценностях, безусловно, могут являться важной предпосылкой возникновения особого чувства близости, но не определяют ее. Интимными родственные отношения становятся на каком-то этапе своего развития, если придерживаться определения Ц.П. Короленко и Н.В. Дмитриевой.

В рассматриваемом ряду остается еще два важных понятия, сравнение с которыми принципиальны для родственных отношений — это отношения любви и дружбы.

В психологии до сих пор отсутствует однозначное определение любви, в силу большой вариативности ее проявлений. Приведем некоторые из них: «… глубокое интимное чувство, устремленность на другую личность, человеческую общность или идею…» [14]; «… высокая степень эмоционально-положительного отношения, выделяющая его объект и помещающая в центр интересов и потребностей человека…» [13]. Д. Майерс приводит слова П. Ноллер, которая говорит о зрелой любви: «…любовь, поддерживающая брак и семью и создающая атмосферу, в которой каждый член семьи может расти как личность, зиждется на признании и принятии индивидуальных отличий и слабостей, на признании того, что любовь включает внутреннюю готовность любить другого человека и хранить эту любовь в течение многих лет, и, наконец, на осознании того, что любовь — управляемое чувство, нуждающееся в том, чтобы любящие холили и лелеяли его» (Noller, 1996) [15, с. 555]. Можно сказать, что любовь в своем зрелом выражении — это фундаментальное жизнеутверждающее и смыслотворящее чувство в человеке, которое проявляется в его отношении к окружающим его людям и предметам.

Как следует из приведенных определений, любовь предполагает развитие во времени, начинаясь с эмоционально избирательного отношения к другому человеку, порой весьма сильному, и постепенно включая в себя ряд довольно существенных перестроек во внутреннем мире личности, приобретенный ею комплекс социальных умений. Так, согласно представлению о любви Э. Фромма, любовь как искусство отношений вообще пронизывает весь образ жизни человека, она не может быть ограничена только какими-то выборочными людьми или предметами устремлений [31].

Выше мы говорили о том, что родственные отношения предполагают определенный временной период для своего становления. В связи с этим, отношения любви и родственные отношения имеют общее в наличии временной логики своего развития. Если трактовать любовь расширительно, то тогда родственные отношения включают в себя любовь, которая образует их эмоциональный фундамент.

Дружеские отношения довольно часто рассматриваются в тесной связи с вопросами любви. Но если любовь может относиться к собирательным и неодушевленным объектам (любовь к родине, любовь к искусству, любовь к напитку), как было отмечено в некоторых из приведенных выше определений, то дружба всегда направлена на человека или конкретную группу людей. В отечественной психологии наиболее авторитетным исследователем дружбы является И.С. Кон. Анализируя нормативы дружеского «кодекса», он определяет ее как нравственное отношение: «… дружба — отношение самоценное, само по себе являющееся благом; друзья помогают друг другу бескорыстно. …В отличие от близости, обусловленной кровным родством, или от товарищества, где люди связаны принадлежностью к одному и тому же коллективу, узами групповой солидарности, дружба индивидуально-избирательна и основана на взаимной симпатии. Наконец, в отличие от поверхностного приятельства, дружба — отношение глубокое и интимное, предполагающее не только взаимопомощь, но и внутреннюю близость, откровенность, доверие, любовь…» [11].

Таким образом, видно, что эмоциональной основой дружбы в ее зрелом выражении также может быть чувство любви. Важна и исходная отсылка к золотому правилу нравственности, когда другой человек выступает в качестве цели сам по себе. В этом смысле в родственных отношениях этот императив имеет одно из центральных значений. Существенное отличие от родственных отношений касается того, что дружеские отношения реализуются вне кровных связей или какой-либо иной принадлежности к коллективу. С другой стороны, различение по этому критерию является наиболее спорным, т.к. в той же работе, анализируя психологические причины выбора друга, И.С. Кон приводит исследования, в которых подчеркивается наличие множества сходных черт между друзьями, обусловленных их ситуацией семейного развития или занятостью общим делом [11].

С нашей точки зрения, отношения дружбы являются частным случаем родственных отношений, а суть этого различения лежит в плоскости самоценности, т.е. первого критерия определения И.С. Кона. Самоценность в каких-либо отношениях предполагает равенство позиций их участников. В родственных отношениях такого равенства до определенного этапа может не быть, например, как между родителями и детьми в детстве, где очевидна большая зависимость одной стороны от другой. По мере взросления детей эта позиция может меняться, и возможно представить такое состояние, когда дети и родители могут сказать о своих отношениях: «мы как друзья». В то же время, отношения между родителями и детьми могут быть и эмоционально близкими, и доверительными, т.е. определяться и в кровном, и в психологическом плане как родственные.

В силу того, что, как отмечает И.С. Кон, соблюдение нормативов дружбы предполагает «… достаточно высокий уровень нравственного сознания личности, а также зрелость самого дружеского отношения…» [11], то дальнейшее уточнение содержания родственных отношений и дружбы состоит в том, что дружба может являться одной из качественных ступеней в развитии родственных отношений, где первой в ряду может находиться эмоциональная привязанность (в том числе, в ее негативном варианте зависимости).

Анализ близких понятий позволяет нам сформулировать критерии родственных отношений.

Социально-психологические критерии родственных отношений

Из обобщения литературы можно вывести три формы родственных отношений:

  • генетическое (кровное) родство — биологически обусловленные связи между людьми (биологические родители и дети, кровные братья / сестры и др.);
  • социальное родство — институционально закрепленные родственные отношения (в результате заключения брака, усыновления / удочерения) [42];
  • духовное родство (в англоязычной терминологии fictive kinship) — воспринимаемая двумя или более людьми психологическая близость, определяемая в терминах родства (сюда могут быть отнесены очень глубокие дружеские связи, побратимость, образование союзов единомышленников, последователей, обрядовое родство, нареченное родство и др.) [36; 38].

Смысл каждой из форм родственных отношений состоит в обеспечении сложной системы воспроизводства определенного типа человека и социальных структур. В социально-психологическом плане отмеченные идеи родственных отношений могут быть подкреплены опорой на теоретические воззрения В.М. Бехтерева и В.Н. Мясищева. В своих работах В.М. Бехтерев высказывал мысль о «духовной наследственности», которая реализуется по аналогии с биологической наследственностью, но имеет и свою специфику. Одним из понятий, характеризующих некий исходный онтологический фундамент для духовного наследования, упоминаемый в его работах, является жизненный уклад [2, с. 60]. В наших исследованиях оно было представлено как семейный уклад [32].

Если «уклад» — это совокупность объективных условий жизни личности, то в понятии «отношения» фиксируется связь человека с окружающей его реальностью как субъекта деятельности. В этом плане большую эвристичекую ценность представляет теория В.Н. Мясищева с ее классической триадой эмоционального, когнитивного и конативного компонентов отношений, где сами отношения предстают как: «…целостная система индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности…» [18, с. 15].

Синтезируя обе идеи, можно предложить следующее рабочее определение родственных отношений — это складывающаяся в онтогенезе и на жизненном пути человека система избирательных связей с другими людьми, основанная на общности условий формирования, разделяемых представлений и отношения к жизни, и образующая в человеческом обществе основу для воспроизводства и передачи социально значимых образцов поведения и ценностей.

В этом определении присутствуют следующие признаки родственных отношений:

  • их сущность состоит в воспроизводстве и передаче лучших образцов поведения людей. В данном случае важен акцент на слове «лучший» как более совершенный, т.к. в этической плоскости биологическое понятие «адаптивный» оказывается недостаточным. Адаптивными в обществе могут быть самые разные модели поведения, в том числе основанные на обмане, манипулировании, т.е. на таких формах, которые способствуют отчуждению людей, а не формированию их родственности. С другой стороны, искренние, доверительные, основанные на любви отношения зачастую оказываются эталоном, реализация которого по многим причинами затруднена.
  • основу избирательности этих отношений составляют общность биологических или социальных условий жизни людей, разделяемые ими установки и ценности, общие переживания. Такое определение допускает, что потенциально возможно между любыми людьми, к примеру, представляющими различные культуры, найти точки соприкосновения и установления родственных связей. Другой вопрос, что это потребует более серьезных усилий с обеих сторон, чем от представителей одной культуры.
  • родственные отношения формируются на всем жизненном пути человека, подчиняются законам развития его психофизиологических механизмов (обеспечивающих созревание когнитивных, аффективных, волевых сторон его психики). В их становлении могут быть как периоды расцвета, так и угасания, вплоть до полного разрыва.

Основными понятиями, которые позволяют рассматривать механизм образования и поддержания родственных отношений на каждом из выделенных выше уровнях, являются следующие:

  • жизненный уклад (как совокупность социальных условий жизни личности, прежде всего в семье, сперва в родительской, затем в собственной супружеской),
  • жизненный идеал (как представление о желаемом уровне жизни, в том числе и о желаемом спутнике жизни),
  • ценностные ориентации (как совокупность принципов и объектов, на которые направляются действия человека или которые воплощаются в результате его действий).

В теоретическом смысле между указанными понятиями предполагается следующая взаимосвязь: жизненный уклад — это онтологический уровень анализа условий жизни с момента появления человека на свет и до финала. Жизненный идеал — это представление о желаемом образе жизни, которое возникает в результате отражения этих условий в сознании человека, их критической оценки и творческой переработки, т.е. это гносеологический уровень. В жизненном идеале содержится потенциал развития как самого человека, так и окружающей его среды через его воздействия на нее. Ценностные ориентации (аксиологический уровень) характеризуют актуальное или потенциальное направление приложения сил человека, это те смыслы, которые объективируются в поведении и связывают жизненный идеал с жизненным укладом.

Наша основная теоретическая гипотеза (которая предполагается к проверке в будущих исследованиях) заключается в том, что родственные отношения (и их качественная специфика) между людьми образуются на основании совпадения тех или иных параметров в их жизненных укладах, идеалах и ценностях.

Основные подходы к изучению родственных отношений

Если говорить о задачах, которые необходимо решить при определении психологии родственных отношений, то возможно предложить следующий их перечень.

Во-первых, актуально выявить специфику становления родственных связей в генетической, социальной и духовной формах родства. Проследить их сходства и принципиальные отличия.

Во-вторых, в рамках генетической формы родства установить механизмы преломления семейного уклада, жизненного идеала родителей и их ценностных ориентаций в определенном типе личности ребенка в связи со стилями воспитания и коммуникации в целом. Проследить закономерности преемственности и изменчивости родственных связей в ряду поколений. Установить воздействия иных кровных родственников (дядей / тетей, сиблингов) на характер личностного развития. Кроме того, отдельного внимания заслуживает воспроизводство самого типа отношений между людьми, определенной социальной микроструктуры в ее соотнесенности с историческим контекстом.

В-третьих, в социальной форме родства проанализировать соотношение жизненного уклада, идеала и ценностей у образующих новую семью супругов. Каким образом молодые супруги «узнают» друг в друге спутников жизни. Чем принципиально отличается это восприятие в устойчивых длительное время семейных союзах от неустойчивых. Какие факторы составляют, исходя из этого, основания стабильности образующейся семьи, а какие — напротив, действуют дестабилизирующим образом. В каких формах образующаяся молодая семья перенимает образцы взаимоотношений своих родителей, а в каких участвует в своеобразном социальном творчестве. Другим важным аспектом этой же сферы является образование родственных связей между детьми и взрослыми в приемных семьях, а также при повторных браках.

В-четвертых, в духовной форме родства важно установить этапы развития такой формы отношений, когда происходит восприятие другого человека как родного, а в общении это проявляется в перенесении терминов родства (например, один может сказать про другого «она мне как сестра», «он мне как сын» и т.д.).

В-пятых, самостоятельную масштабную задачу представляет анализ развития каждой из форм родственных отношений в различные периоды истории определенной культуры и сравнение с другими культурами, как близкими, так и далекими.

Выводы

Анализ зарубежной литературы показал, что в таких областях гуманитарного знания, как антропология, эволюционная психология, назрела необходимость для постановки проблемы психологии родственных отношений. Главными ее задачами авторы видят углубление представлений о структуре и нормативах отношений в различных системах родства с последующей экстраполяцией на более широкий спектр отношений человека; установление универсальных закономерностей интеграции людей в различных культурах. В отечественной психологической традиции феномен родственных отношений практически не рассматривался.

Основная специфика родственных отношений состоит в том, что они могут существовать в трех формах (биологической, социальной и духовной) и выполнять функцию воспроизводства и передачи социально значимых образцов поведения и ценностей. Предпосылками к их формированию является общность происхождения, общность представлений и отношения к жизни. Терминологически эта общность фиксируется в понятиях «жизненный уклад», «жизненный идеал» и «ценностные ориентации». На наш взгляд разработка этих понятий позволит прояснить еще одну важную проблему — психологической совместимости людей.

Предлагаемая программа научного исследования в области психологии родственных отношений включает в себя адаптацию существующего (методика изучения семейного уклада В.Н. Куницыной и Е.А. Юмкиной, методика РОДОС В.Н. Куницыной и FACES-3 Д.Х. Олсона) и разработку нового методического инструментария, сравнительный анализ, обращение к историческим кросс-культурным данным.

Литература

  1. Андреева Т.В. Социальная психология семьи. СПб.: Издательство С.- Петербургского университета. 2006. 211 с.
  2. Бехтерев В.М. Избранные работы по социальной психологии. М.: Наука, 1994. 400 с.
  3. Геннокультурная коэволюция // Философия: Энциклопедический словарь / Под редакцией А.А. Ивина. М.: Гардарики, 2004.
  4. Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах. СПб.: Издательский дом «Питер», 2004. 208 с.
  5. Дмитриева Н.В., Буравцова Н.В. Интимность в структуре личностного пространства // Международный научно-исследовательский журнал. 2013. № 10-4 (17). С. 57-59.
  6. Дружинин В.Н. Психология семьи. М.: КСП. 1996. 160 с.
  7. Екимчик О.А. Когнитивный и эмоциональный и компоненты любви у людей разного возраста. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата психологических наук, 19.00.13. Кострома. 2009.
  8. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. М.: Гардарики, 2005. 320 с.
  9. Киселёва Е.Н. Межвозрастное общение как фактор личностного развития школьников. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата педагогических наук. М., 1995. 18 с.
  10. Куницына В.Н., Юмкина Е.А. Семейные отношения и дом (метод изучения внутрисемейных отношений). СПб.: ЛЕМА. 2015. 89 с.
  11. Кон И.С. Дружба. Этико-психологический очерк. М.: Издательство политической литературы. 1987. 255 c. [Электронный ресурс]. URL: https://www.litmir.me/br/?b=123544&p=2.
  12. Короленко Ц.П., Дмитриева Н. В. Интимность. М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2012. 239 с.
  13. Любовь // Большая психологическая энциклопедия. [Электронный ресурс]. URL: https://rus-big-psyho.slovaronline.com/5095-любовь. (дата обращения: 17.04.2021)
  14. Любовь // Большой энциклопедический словарь. [Электронный ресурс]. URL: https://gufo.me/dict/bes/ЛЮБОВЬ(дата обращения: 17.04.2021)
  15. Майерс Д. Социальная психология. 7-е издание. СПб: Питер. 2011. 800 с.
  16. Микляева А.В. Психология межвозрастных отношений. Монография. М. Издательство Перо, 2014.159 с.
  17. Морозова О.Н. Межпоколенные отношения в современной российской семье как фактор социализации молодежи // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия «Социальные науки». 2010. № 4(20). С. 76-82.
  18. Мясищев В.Н. Психология отношений. М.: издательство Московского психолого-социального института, 2003. 151 с.
  19. Петрова Е.А. Межпоколенные отношения как ресурс совпадающего поведения: дисcертация на соискание учёной степени кандидата психологических наук. Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2008. 249 с.
  20. Петровский В.А., Полевая М.В. Отчуждение как феномен детско-родительских отношений. Вопросы психологии. 2001. № 1. С. 19-25.
  21. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования / Под редакцией Е.Г. Силяевой. М.: Издательский центр «Академия». 2002. 192 с.
  22. Род // Большой толковый словарь русского языка / Под редакцией С.А. Кузнецова [Электронный ресурс]. URL: https://gufo.me/dict/kuznetsov/%D1%80%D0%BE%D0%B4 (дата обращения: 17.04.2021).
  23. Род // Толковый словарь русского языка Д.Н. Ушакова. [Электронный ресурс]. URL: https://gufo.me/dict/ushakov/%D1%80%D0%BE%D0%B4 (дата обращения: 17.04.2021).
  24. Род // Этимологический словарь Фасмера [Электронный ресурс] https://gufo.me/dict/vasmer/%D1%80%D0%BE%D0%B4 (дата обращения: 17.04.2021).
  25. Родина А.М. Представление о дружбе и о себе в различные периоды жизни человека. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата психологических наук, 19.00.11. СПб, 2000.
  26. Сапоровская М.В. Психология межпоколенных отношений в семье. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук. 19.00.05. Кострома. 2013. 55 с.
  27. Сапоровская М.В. Социальная психология семьи и межпоколенных отношений. Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2011. 186 с.
  28. Силяева Е.Г. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. Москва: Академия, 2002. 192 с. [Электронный ресурс]. URL: https://nsportal.ru/nachalnaya-shkola/psikhologiya/2017/02/23/e-g-silyaevapsihologiya-semeynyh-otnosheniy-s-osnovami (дата обращения: 17.04.2021).
  29. Шнабль 3. Мужчина и женщина: интимные отношения. Кишинев: Штиинца, 1990. 242 с.
  30. Шнейдер Л.Б. Семья: оглядываясь вперед. СПб.: Питер, 2013.368 с.
  31. Фромм Э. Искусство любить. М.: АСТ. 2009. 224 c.
  32. Юмкина Е.А. Семейный уклад как социально-психологический феномен. Диссертация на соискание учёной степени кандидата психологических наук. 19.00.05. СПб. 2015. 182 с.
  33. Юркова Е.В. Проявление социальных представлений о дружбе в межличностных отношениях. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата психологических наук. 19.00.05. СПб. 2004.
  34. Alexakos K., Jones J.K., Rodriguez V.H. Fictive kinship as it mediates learning, resiliency, perseverance, and social learning of inner-city high school students of color in a college physics class. Cultural Studies of Science Education. 2011. 6(4), pp. 847-870.
  35. Díez J.G., Viazzo P.P. El parentesco ficticio entre américa latina y Europa: Estrategias de respuesta a la desparentalización en perspectiva comparada [Díez J.G., Viazzo P.P.The fictive kinship between Latin America and Europe: Strategies of response to deparentalization in comparative perspective]. Confluenze. 2016 8(1), pp. 89-104.
  36. Clarke M. The modernity of milk kinship. Social Anthropology. 2007. 15(3), рр. 287-304.
  37. Jones D. The generative psychology of kinship. Part 1. Cognitive universals and evolutionary psychology. Evolution and Human Behavior. 2003. 24(5), pp. 303- 319.
  38. Hackman J., Danvers A., Hruschka D.J. Closeness is enough for friends, but not mates or kin: Mate and kinship premiums in India and U.S. Evolution and Human Behavior. 2015. 36(2), pp. 137-145.
  39. Lumsden C.J., Wilson E.O. Genes, Mind, and Culture: The Coevolutionary Process. Cambridge: Harvard University Press, 1981. XII, 428 p.
  40. McNamara R.A., Henrich J. Kin and kinship psychology both influence cooperative coordination in Yasawa, Fiji. Evolution and Human Behavior. 2017. 38, pp. 197–207.
  41. Neyer F.J., Lang E.R. Psychologie der Verwandschaft [The psychology of kinship] Psychologische Rundschau. 2013. 64, № 3, pp. 153-166.
  42. Washington T., Wrenn A., Kaye H., (...), Williams J.A., Coakley, T. Psychosocial factors and behavioral health outcomes among children in Foster and Kinship care: A systematic review. Children and Youth Services Review. 2018. 90, рр. 118-133.

Источник: Куницына В.Н., Юмкина Е.А. Психология родственных отношений: постановка проблемы и основные понятия // Человеческий фактор: Социальный психолог. 2022. №1(43). С. 53–67.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»