16+
Выходит с 1995 года
17 апреля 2024
Семейные ценности против «синих китов»

«Превентивная война –
самоубийство из-за страха смерти»
Отто фон Бисмарк

Синие киты еще недавно ассоциировались всего лишь с огромными, разумными морскими животными. Ныне словосочетание «синий кит» заставляет тревожиться, пугает, вызывает массу споров и обсуждений как угрожающее детским жизням явление. По некоторым данным около 700 детей погибло в России за 2016 г., став жертвами «синих китов» (примечание редакции "ПГ": по данным Следственного комитета РФ за 2016 год погибло около 700 детей, но причины суицидов статистика не указывает и не соотносит связь суицидов с "группами смерти"). Уже не первый месяц в среде специалистов - педагогов, психологов, психиатров, воспитателей, врачей, общественных деятелей и политиков самого высокого уровня идет активное обсуждение темы т.н. «групп смерти» в социальных сетях и последствиях их деятельности. Скептики считают, что ситуация искусственно «раздута», что люди поддаются «массовой панике» на пустом месте, а кто-то создает себе «имя». Наблюдая  ситуацию вблизи, общаясь с родителями и детьми, могу сделать вывод о том, что ситуация не надумана и не раздута. В школе дети говорят о том, что они обеспокоены интересом одноклассников, приятелей и друзей к этим «смертельно опасным играм». Реальная ситуация и реальная угроза. Родители, кому действительно небезразличны свои дети, всерьез бьют тревогу.

Лет двадцать назад, когда только-только входили в моду компьютерные игры, и не началась еще эпидемия игровой зависимости, специалисты предупреждали о витальной опасности компьютерных игр. Тогда их не слушали и им мало верили. «Нормально, - говорили родители, - зато дома сидит, а не болтается неизвестно где». Сейчас для подростков уже существует реальная угроза их жизни, исходящая из компьютера. Игры перестали быть безопасными. Барьер виртуальной реальности сломлен.

Кому и зачем это нужно? Открытый вопрос. Как мне кажется, этот феномен – одно из проявлений терроризма. Противостоять ему мы не просто должны, а обязаны. Обществу показали «слабые места». Самым слабым звеном оказалось детское мировоззрение, основанное на слабости взрослых и теперь эти «места» необходимо «усиливать» любыми способами. Речь идет о выживании нации. Не больше и не меньше. Дети – это самые уязвимые и ранимые члены любого общества, поэтому воздействовать на них легче всего.

Сейчас к теме «групп смерти» подключились такие явления как массовые панические настроения и многочисленные фейки, которые их поддерживают. Складывается впечатление, что эту тему не поднимает только ленивый, и вся шумиха тоже кому-то выгодна. Она позволяет «набрать очки» взрослым, в их карьерном росте, кому-то получить грант на «создание программы по предотвращению, изучению, выявлению». Ладно, это «игры взрослых людей». Гораздо важнее и тревожнее то, что ажиотаж дополнительно подогревает интерес детей к запретному: «Раз об этом столько говорят, особенно «предки», значит нужно посмотреть и разобраться, что в этом «такого». Задача статьи – предложить альтернативу этому явлению и конкретные действия, которым может предпринять каждая семья для всеобщей безопасности и противостояния террору.

На что ловят наших детей?

«Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина»
(Иез. 18:2)

О причинах, по которым дети попадаются на крючок «групп смерти», говорилось много. Проведены и опубликованы исследования. Они общеизвестны и доступны и не выходят за рамки возрастных и социальных особенностей. Не будем их приводить. Они имеют место быть, и все. Как и то, что возрастные особенности у подростков всегда были и будут, что социальные изменения в обществе происходят постоянно, но это не приводило к массовым детским суицидам. Значит, существует что-то специфическое, еще не подмеченное и не учтенное исследователями, на что можно поддаться. С моей точки зрения – это чувство неполноценности в семье. Не так все просто. Это специфическое чувство является комплексом эффектов, баланс которых может либо «вытащить» подростка на новый уровень саморазвития, либо подтолкнуть его к краю подоконника.

То, что реальный жизненный опыт разнится с идеальными представлениями о жизни особенно остро воспринимается подростками и ведет к т.н. метафизической интоксикации1, которая, являясь симптомом специфического подросткового психотического нарушения, представляет собой болезненные размышления о смерти, тщетности жизни и о смысле бытия. Как любому психическому расстройству, метафизической интоксикации подвержены далеко не все подростки.

Усугубляет положение разрастающиеся в обществе магифренические составляющие2, что выражается в «народной любви» к «мистическим» телепередачам, рассказывающим о магах, экстрасенсах, колдунах, тайных знаниях и пр. Возникнув как способ переработки дистресса, связанного с радикальными и масштабными переменами в жизни общества, способными вызвать дезадаптацию как у отдельных людей, социальных групп, так и в обществе в целом, магифренический синдром укореняется и становится психопатологическим явлениям, приобретая характер сверхценных либо доминирующих идей, которые крайне трудно поддаются коррекции в связи с их высокой эмоциональной насыщенностью. Подростки особенно остро реагируют на подобные настрои, т.к. не обладают должным уровнем критики и житейского опыта.

У детей нет восприятия конечности жизни. Дети, в семьях которых не доставало эмоциональной близости, из-за разных ситуаций, особенно травматичных для всей семьи и которые не сплачивают (война, стихийное бедствие), а наоборот - разотождествляют (спасайся кто может и как может, ситуация негарантированного будущего) с раннего возраста чувствуют себя лишними и ненужными. Чтобы хоть как-то выжить, надо остановить поток навязчивых мыслей о "крае" (суицид), пытаются причинить себе вред или же «справляются» со своими проблемами с помощью алкоголя, наркотиков, промискуитета. Для них суицид всего лишь выход из травматичной ситуации, в которой смыслом является сам акт выхода, а не смерть. «Смерть» и «суицид» внутренне или даже логически у них никак не связаны между собой.

Все перечисленные факторы формируются не «на пустом месте», а на почве семьи. Точнее – семьей и взаимодействиями внутри семьи. Я уделяю большое значение взаимодействию, т.к. это поведенческий уровень. Ценности необходимо не просто осознавать. Их необходимо реализовать на поведенческом уровне – вот что важно.

«Диагноз – семейная депрессия3

«Хочешь победить врага — воспитай его детей»
Восточная мудрость

Мы живем в мире, где по физическим законам все протекает линейно (прошлое – настоящее – будущее). Однако, для психики эти законы не работают. В нашей психической реальности наше прошлое по законам причинно-следственных связей обуславливает потребное будущее, которое уже и формирует наше настоящее.

Исходя из этого, становится понятно, что ту ситуацию, которую мы сейчас имеем, нужно рассматривать именно с такой точки зрения. Родители сегодняшних подростков -  это дети 90-х. Сейчас уже можно судить о том, как отразились 90-е годы на психике. Из нее (психики) были выключены две очень важные антидепрессивные составляющие:

  •  «чувство безопасности» (уверенности в завтрашнем дне, в том, что «несмотря ни на что все будет хорошо», при любом раскладе я выживу, т.к. у меня есть гарантия выживания), т.е то самое потребное будущее, о котором шла речь;
  • «чувство самоценнности» (я – хороший, я – нужный, я – правильный, я – в нужном месте и в нужное время и с нужными людьми).

Частично эти базовые компоненты формировало общество (государство – как бы мы к этому не относились), частично – институт семьи, который, как мы убеждаемся на множественном печальном опыте, до сих пор лежит в руинах. Депрессия, чаще всего скрытая форма, как раз и проявляется в том, что есть уверенность в том, что, что бы ты ни делал – не приведет к хорошему результату. Эта позиция выработалась у родителей, и они транслируют ее детям, закрепляя в них депрессивное восприятие себя и Мира. Плюс отсутствие умения радоваться. Не развлекаться и не веселиться, а испытывать искреннюю радость. Это тоже можно воспитать в ребенке, главное, чтобы родитель обладал этим умением сам. Радоваться простым вещам и событиям без алкоголя и других психостимуляторов, получать удовольствие от хорошо сделанной работы, радоваться успехам других, испытывать чувство благодарности. Сколько людей могут сказать о себе, что они это не только умеют, но и используют это в своей повседневной жизни? Дети редко когда нас слушают, то почти всегда берут с нас пример, на поведенческом уровне. Если в основе семейных взаимоотношений, не заложен принцип удовольствия и радости от общения с близкими, то научить ему ребенка, рассказав «как это должно быть» - невозможно.

На вопрос реальным подросткам: «Что должно делаться (делается в вашей) в семье, чтобы ребенок чувствовал себя ее частью, т.е. комфортно, в безопасности, в любви?» конкретный ответ дали только около 30% детей: «Родители будут звонить, беспокоится, любить, проводить большее времени в кругу семьи». Остальные 70% ответили общими фразами: «Родители должны, нет просто обязаны делать всё для будущего поколения», «Они должны учитывать мнение всей семьи. Вместе обсуждать какие-то планы, чтобы ребёнок понимал, что его мнение тоже учитывается и что он тоже важная часть семьи». Именно эти 30%, давших конкретный ответ – воспитываются в семьях с традиционными коллективистскими ценностями. Теоретически мы все понимаем. Понимаем, что близкие, доверительные отношения принятия – это хорошо. Но сделать практически мы мало что можем. Нет такого опыта у большинства.

Вот и выход: начинать нужно с родителей. «Не воспитывайте детей – они и так вырастут похожими на вас. Воспитывайте себя». Не учить их «сразу и вдруг» обращать пристальное внимание на то, как и чем их дети занимаются, а научать их на поведенческом уровне тому, как можно создавать потребное будущее и потом уже обучать этому своих детей (хотя, если чему-то научится родитель, то дети скопируют этот полезный навык на поведенческом уровне).

Противопоставить современной террористической угрозе можно только сплоченную семью и проявленные семейные ценности. В идеале – на уровне государства должна быть сформирована новая политика в отношении этого вопроса. Вера и религия справляются с этой задачей, но (!) только если это является проявленной устоявшейся семейной ценностью и традицией. Невозможно привести ребенка в храм и заставить уверовать, чтобы успокоить родительскую тревожность и страхи.

Чувство сопричастности рождается от ощущения себя полноценным членом семьи, что является выражением коллективистской (традиционной российской) системы ценностей, которой в последние 30 лет активно противопоставляется индивидуалистическая (западная) система ценностей4.

Для российского менталитета эти изменения стали патологическими и выбили почву из-под ног как минимум у двух-трех поколений. Внедренная в сознание преувеличенная индивидуалистическая ценность «Я» взамен традиционной коллективистской ценности «Мы», не позволяет выстраивать семейного конструктивного взаимодействия, при котором на поведенческом уровне формировалась бы здоровая эмоциональная привязанность и чувство принадлежности и включенности.

Семейные ценности – не набор громких фраз, которыми семья описывает то, что считает важным. Семейные ценности – живая, насыщенная отношениями ежедневная и ежечасная жизнь всех членов семьи в совокупности. Это то, как они живут и взаимодействуют друг с другом. Это традиционные устои, отношения, будни и праздники, привычки, способы реагирования на жизненные ситуации. Все то, что составляет уникальность каждой семьи и формирует уникальность каждого человека.  

База должна быть. Хорошо бы, если бы ее составляли коммуникативные ценности (взаимная искренняя заинтересованность и радость от общения друг с другом). Эмоциональные (сопереживание друг другу в различных жизненных ситуациях), духовные (сплачивающие семью идеи, связанные с внутренним нравственным миром человека. Общечеловеческие (вершинные) ценности (Творчество, Люди, Бог, Истина, Власть, Закон и т.д.).

Повседневные ценности (забота о членах своей семьи и порядке в доме) и личностные ценности (реализация себя как мужчины или женщины, как специалиста и т.д.), т.е. то, что составляет для человека смысл жизни). А также нормативные (отношение к социальным нормам и правилам, установление общих требований к поведению в социуме) и экономические ценности (проявленное осознанное отношение к материальным благам, способам заработка, контроля трат). Это и станет наилучшей защитой от новой террористической угрозы.

Что делать

Вопрос «Что делать?» возникает как у родителей, так и у педагогов, воспитателей, специалистов, занимающихся с детьми. Индивидуальный подход к каждому ребенку стараемся применить, в материально-бытовом плане тоже жить стало гораздо лучше, о проявлении любви и забыты в семье тоже все в курсе. Что еще делать? А главное – «Как сделать»?

На эти вопросы можно дать только один ответ: «Быть искренне заинтересованным в построении потребного будущего вместе со своим ребенком». Для себя, и для него, и для всей семьи в целом. Будет хорошо родителю – будет хорошо и ребенку. Совместное взаимодействие для достижения этого самого потребного будущего – это и есть то необходимое действие, которое нужно научиться совершать.

Дать точные советы на все случаи жизни – нереально. И каждая конкретная ситуация должна быть решена конкретно у специалистов есть инструментарий, знания и навыки. У большинства родителей нет навыка решать проблематику подобного рода при помощи специалистов. Налицо разрыв между реальностью и нашим ее восприятием. Для того, чтобы корректировать поведенческие паттерны у детей, надо помочь их откорректировать у родителей. Только системный подход поможет выработать тактику и стратегию построения полноценной системы семейной безопасности. В том числе и на государственном уровне.

Последние дни добавили обсуждений на тему «групп смерти», и, как говорилось выше, возможно эта тема и искусственно поднята, и муссируется, и раздувается специально. Но предлагаю рассматривать это как звоночек, маркер, по которому наше общество проверяется на готовность реагировать на вызовы и сложности постоянно меняющегося мира.

Сноски

1. Метафизическая интоксикация – это свойственное только подросткам психическое нарушение, при котором подросток не может избавиться от навязчивых размышлений о философских и социальных проблемах: о смысле жизни и смерти, о предназначении человечества, о самосовершенствовании, об улучшении жизни общества, о путях устранения опасностей, грозящих людям, о соотношении мозга и сознания, о материи и душе, о пятом измерении, о шестом чувстве и т. п., и концентрируется только на них, отказываясь от нормальной, здоровой жизни. Сутью М.И. являются именно размышления, склонность к мудрствованию, тенденция к резонерству;
2. Магифренический синдром (магифрения) – психическое расстройство, нарушение психической адаптации, при котором в мышлении начинают преобладать идеи и представления магического содержания, противоречащие научным представлениям. М. является массовым явлением и широко распространена в обществе. В социальной психиатрии выделение такого понятия полезно, так как имеются важные общие закономерности возникновения, развития и распространения магифрении. Высказывались также оценки, что «пандемия оккультизма» наносит существенный ущерб обществу и что предупреждение массовой магифренизации населения является одной из важных задач охраны общественного здоровья;
3. Депрессия (от лат. deprimo — «давить», «подавить») — психическое расстройство, характеризующееся «депрессивной триадой»: снижением настроения и утратой способности переживать радость (ангедония), нарушениями мышления (негативные суждения, пессимистический взгляд на происходящее и т. д.), двигательной заторможенностью. При Д. снижена самооценка, наблюдается потеря интереса к жизни и привычной деятельности. В некоторых случаях человек, страдающий ею, может начать злоупотреблять алкоголем или иными психотропными веществами. Представляет собой разновидность аффективных расстройств (расстройств настроения).
4. См: http://www.afs.org/efil/old-activities/surveyjan98.htm; Hofstede G. Cultures and Organizations (Software of the Mind). Harper Collins Publishers, 1994.

Литература

1.http://radioslovo.ru/sinie-kity-kak-subkultura-smerti-chto-govoryat-nam-samoubijstva-podrostkov/
2. http://www.afs.org/efil/old-activities/surveyjan98.htm; Hofstede G. Cultures and Organizations (Software of the Mind). Harper Collins Publishers, 1994.
3. Дмитриева Т.Б., Положий Н.С. Социальная психиатрия // Психиатрия: национальное руководство / под ред. Т.Б. Дмитриевой, В.Н. Краснова, Н.Г. Незнанова, В.Я. Семке, А.С. Тиганова. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011.  
4. Личко А.Е. Особенности депрессий и депрессивные подростковые эквиваленты // Подростковая психиатрия. — Медицина, 1985.
5. Синдром магифренический // Жмуров В. А. Большая энциклопедия по психиатрии. — Национальная психологическая энциклопедия, 2012.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • «Группы смерти»: кто виноват и что делать?
    21.03.2017
    «Группы смерти»: кто виноват и что делать?
    Для подростков не их незрелый мозг представляет проблему, а их родители, которые выступают заместителями префронтальной коры головного мозга. В период незрелости родители должны заботиться о планировании, организации, моральных нормах и поведении своих детей. Это функции, которые постепенно будет перенимать собственная префронтальная кора подростка. Проблема в том, что нынешние подростки убедились, что их родители не властны добиться для себя роли её заместителей...
  • Сдать ЕГЭ и не умереть. Еще раз о подростковой депрессии
    27.02.2017
    Сдать ЕГЭ и не умереть. Еще раз о подростковой депрессии
    Во втором учебном полугодии в моем кабинете начинается сначала слабый, а к весне усиливающийся поток родителей выпускников и самих подростков с жалобами на слабость, внезапно появившуюся слезливость, непонятные головные боли. Дети, которые до сих пор радовали родительские сердца упорным постижением всяческих наук, перестают интересоваться чем бы то ни было, ложатся на диван, отворачиваются к стене и перестают выходить на связь...
  • Неожиданный признак депрессии у подростка и простые способы наладить отношения
    14.07.2021
    Неожиданный признак депрессии у подростка и простые способы наладить отношения
    «Такие признаки, как замкнутость, вопросы о смысле существования, перепады настроения, наигранный восторг, рассеянность, должны насторожить взрослого», — говорит психиатр Наталия Сухотеплая, главный внештатный психиатр Минздрава Московской области…
  • Современные программы профилактики суицидального поведения подростков и молодежи
    13.05.2021
    Современные программы профилактики суицидального поведения подростков и молодежи
    Несмотря на ведущую роль системы здравоохранения в деле предотвращения самоубийств, не менее важную роль играют школы, первичная медико-санитарная помощь, социальные службы, система правосудия в отношении подростков и молодежи…
  • Скованные одной цепью: школьные стандарты, социальное равнодушие и детский суицид
    28.11.2019
    Скованные одной цепью: школьные стандарты, социальное равнодушие и детский суицид
    «Жанр моего послания — особый. Оно представляет собой обращение ко всем, кто ещё не оглох от равнодушия к детям и не разучился слушать и слышать иноходь поколений. Оно адресовано тем, кто понимает неочевидную человеческую истину: страна гибнет тогда, когда мы становимся неинтересны своим собственным детям... И именно это может привести к разрыву связи времен и в конечном счете обернуться в буквальном смысле гибелью цивилизации», — утверждает академик РАО, профессор А.Г. Асмолов, выступая с критикой предлагаемых Министерством просвещения ФГОС...
  • Как близким людям понять, что у подростка депрессия?
    14.11.2019
    Как близким людям понять, что у подростка депрессия?
    Депрессия — это не то состояние, которое можно преодолеть усилием воли. Это стойкое отсутствие интереса к любой деятельности, которое сопровождается чувством печали. Часто такое состояние может вызывать суицидальные мысли, нарушения режима сна и бодрствования и даже физические симптомы вроде болей в голове и животе, постоянном чувстве усталости. Очень часто депрессия маскируется под перепады настроения...
  • Приемный ребенок с ментальными особенностями и школа
    01.11.2019
    Приемный ребенок с ментальными особенностями и школа
    Собрания для приёмных родителей стали традиционными. Темы встреч предлагают сами семьи через Общественный совет опекунов, попечителей, приёмных родителей Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. Осенние родительские собрания в 2019 году посвящены проблемам школьного обучения детей с особенностями психического здоровья. В начальной школе важно, не критикуя, создать базу для дальнейшего обучения, предотвратить буллинг...
  • Развод и нарушения привязанности у детей
    09.01.2018
    Развод и нарушения привязанности у детей
    Для ребенка чрезвычайно труден внезапный переход от тройственных отношений к двум двойственным. То есть, одно дело, когда ребенок может одновременно поддерживать отношения с двумя родителями, и совсем другое, когда он может видеться с папой лишь при условии отказа от мамы, и наоборот. У ребенка появляется страх вообще потерять отца или мать. Посещения вторым родителем – за исключением тяжелейших случаев, – никогда нельзя прерывать, поскольку разрыв отношений помешает более спокойному привыканию к новой ситуации...
  • Суициды в подростковом возрасте. Чем может помочь школьный психолог?
    11.05.2017
    Суициды в подростковом возрасте. Чем может помочь школьный психолог?
    Трагическая история псковских подростков, нашумевшие «группы смерти» в социальных сетях, опасная виртуальная игра «Синие киты», провоцирующая детские самоубийства, новые законодательные инициативы Госдумы об ответственности за пропаганду суицидов, призыв министра образования Ольги Васильевой «вернуть психологов в школы»...Цель данной встречи – поддержать школьных психологов, помочь им определиться с эффективной стратегией действий и границами своей компетентности...
  • Детский омбудсмен в МО пожаловалась на отсутствие в России специалистов по детскому суициду
    24.04.2017
    Детский омбудсмен в МО пожаловалась на отсутствие в России специалистов по детскому суициду
    «Все сходятся на том, что надо тестировать детей на депрессивные состояния, чтобы уже на первых стадиях понимать, кто из подростков подвержен страшным суицидальным мыслям. Нужно готовить специальных психологов. Выяснилось, что экспертов, которые занимаются проблемами суицида, причиной их возникновения вообще нет. Их нигде не готовят! Это пробел, который надо, конечно же, возмещать, в том числе и с помощью нас, уполномоченных по правам ребёнка», – сказала детский омбудсмен Ксения Мишонова
  • СМИ, Интернет и подростковый суицид
    17.04.2017
    СМИ, Интернет и подростковый суицид
    Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге Агапитова Светлана Юрьевна - рассказывает в своём докладе о влиянии СМИ и Интернета на подростков. Россия находится на одном из первых мест по количеству суцидов среди взрослых людей и подростков. Специалисты пришли к выводу, что зачастую к подростковым суцидам приводит страх перед наказанием, душевные болезни, огорчения, заниженная самооценка, проблемы в отношениях с родителями и противоположным полом...
  • Анна Кузнецова: «В 2016 году наблюдался рост самоубийств на 57%»
    27.03.2017
    Анна Кузнецова: «В 2016 году наблюдался рост самоубийств на 57%»
    Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова провела на площадке МЧС России Всероссийское селекторное совещание по проблематике суицидов несовершеннолетних. В мероприятии приняли участие представители законодательных органов власти, руководители федеральных министерств и ведомств, уполномоченные по правам ребенка в субъектах РФ и др. «По нашим данным, в 2016 учебном году 47% школ в России не имели в своем штате педагогов-психологов», - сообщила Анна Кузнецова...
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»