16+
Выходит с 1995 года
14 апреля 2024
Новая субкультура. Надо ли бояться «пауков» и как остановить драки «Рёдан»?

Недавние драки подростков в торговых центрах Москвы, Санкт-Петербурга и других российских городов стали одним из самых острых и загадочных событий. В массовых драках было задержано около 450 несовершеннолетних. Большинство из них — участники «ЧВК Рёдан», вышедшей из аниме-субкультуры. Наши эксперты разбираются, с каким явлением мы столкнулись.

Заряженная информация

Насколько это масштабное сообщество и развитая субкультура?

Владимир Кудрявцев, доктор психологических наук: Масштабов этой субкультуры общество не знает. Реальной статистикой наверняка обладают силовые структуры, но они не афишируют цифры. Хотя драки произошли в нескольких городах почти одновременно, я не склонен к каким-то конспирологическим выводам, что всеми верховодил некий центр. У подростков бывает так: один начал и пошло-поехало...

Екатерина Мизулина, директор Лиги безопасного интернета: Но давайте задумаемся: как «ЧВК Рёдан» из локального течения за несколько дней февраля стало чуть ли не всероссийским? Только в Telegram появилось больше 100 каналов, не меньше в «ВКонтакте». И они продолжают набирать миллионную аудиторию. Не будем себя обманывать: многие из них сделаны самими подростками. Виртуальные ячейки «Рёдана» растут от Владивостока до Калининграда как грибы после дождя. И в этом есть наша прямая вина: «хайп» и бесконтрольное распространение информации в соцсетях, а теперь и медиапространстве свидетельствуют: такой рост «влияния» возможен и для других субкультур.

Владимир Кудрявцев: Подросткам, несомненно, важно, чтобы их потасовку видели многие. Для подросткового возраста вообще очень важна публичность. Ее и обеспечивает интернет, ты выкладываешь ролик с дракой в Сети. На худой конец устраиваешь ее в большом торговом центре. Вспомните, раньше, чтобы показать, какие мы крутые и взрослые, брали с собой за гаражи группу поддержки.

Урван Парфентьев, координатор Центра безопасного интернета, ведущий аналитик РОЦИТ: Но я бы обратил внимание на то, что с привыканием людей к мессенджерам растет одно тревожное явление: большинство обитателей соцсетей получают идеологически заряженную информацию. Она вероятного характера, но подается как достоверная, а то и единственно верная. А блогеры, стримеры и ЛОМы (лидеры общественного мнения) часто бывают цементом среды манипуляторов. Они и вбрасывают сомнительные инфоповоды, которые подхватываются «своими» — субкультурными пользователями соцсетей. И фейки порхают по сетям как «истина». Метод обработки сознания прост — замена «скучных» фактов эмоционально нагруженными мифами. Например, через аниме или лично снимаемые экспресс-истории, выкладываемые в TikTok. Эти облака мифотворчества уводят нас от анализа к накалу эмоций и игнорированию причинно-следственных связей.

Конкретно о «пауках». Субкультура «Рёдан» выросла из японского аниме?

Урван Парфентьев: Интернет-сообщества «Рёдан» объединяют поклонников комиксов-манги «Хантер х Хантер», которые выходят в журнале Weekly Shonen Jump с 1998 года. В них антигероем выступает преступная группа под названием «Геней Рёдан». Поклонники еще называют ее «Труппой теней» или «Пауком». А сокращение ЧВК в названии сообщества означает «частная военная компания». Якобы это «шутка» «пауков». Но, увы, факт: значительная часть «анимешников», несмотря на стереотипы об их «мимимишности» или привлекательности этой субкультуры, исповедует насилие и готова его применить.

Владимир Кудрявцев: Да, аниме — это только с виду симпатичные мордашки, а внутри — культ смерти и агрессии. Даже по отношению к самому себе. Построенная по японским канонам, эта субкультура по всему миру расползается именно в такой противоречивой логике. Это закон жанра. А его апологеты до конца не дают себе в этом отчета. К тому же аниме-стилистика очень хорошо ложится на подростковые проявления псевдовзрослости. С ничем не аргументированным культом силы.

Илья Слободчиков, доктор психологических наук: Аниме-сюжеты и их герои обычно становятся близки подросткам в раннем возрасте — с 10–12 лет. Дело в том, что аниме чисто графически просто для восприятия. Это специфическая графика, в ней заметна некая близкая подросткам угловатость. И да, вокруг этих картинок из Японии уже сформировался огромный пласт культурных явлений. Как с куклой Барби в свое время. Сейчас она всем кажется «никакой», но поветрие-то было будь здоров. И аниме — тоже поветрие, быстро захватывающее подростковую популяцию, потому что оно хорошо трансформируется, видоизменяется и сюжетно, и с героями, и визуально.

Урван Парфентьев: Но облако «смыслов» аниме-субкультуры в целом деструктивно. Пора перестать закрывать на это глаза.

Илья Слободчиков: Но не надо при этом забывать, что деструкция для подростков — очень важный элемент жизни. Они живут в резкой реальности, немножко напоминающей театр абсурда и гротеска одновременно. В нашей новой книге о подростках я посоветовал художникам — никаких цветов! Исключительно графика, причем перьевая. Черное-белое — это про них.

Но это же не повод согласиться с их драками?

Екатерина Мизулина: Конечно. А если у нас начнут расти субкультуры, пропагандирующие диверсии и теракты? Запрос на агрессию в молодежной среде есть.

Илья Слободчиков: Выброс агрессии нужно жестко останавливать. Тут я поддерживаю действия правоохранительных органов: надо искоренять все, что нарушает элементарную безопасность.

Но кроме этого надо пытаться понять, что стоит за этим явлением. А за ним стоит подростковая среда, которую мы не знаем.

Это история про «гадкого утенка»

Объясните, почему они так «кучкуются»?

Илья Слободчиков: Группирование со сверстниками — это классическая реакция для этого возраста, описанная известным ленинградским психологом и психиатром Андреем Личко еще в 1980-х годах. Подросткам нужно частично противопоставлять себя взрослому сообществу, до которого они еще не доросли. И у них формируются собственная ниша, собственное объединение. Никакой политической или общественной опасности в этом, как правило, нет. Это объединения в сообщества по принципу подобия: они такие же, как я.

Подростковую дружбу, феномен, прекрасно описанный известным социологом Игорем Коном, тоже никто не отменял. И она необходима подростку, через нее он учится проявлять эмоции, выстраивать отношения — это модельные вещи, на которых потом строится все его будущее взрослое миропонимание.

Подросток — это особый мир. У него очень сложное пространство экзистенциальных переживаний — представлений о себе, о мире. И все очень неустойчивое, хрупкое, с огромным количеством страхов, комплексов. От которых в своей компании проще «закрываться».

А ещё подростковый возраст — это активация переживания одиночества, что естественно в возрасте, когда у тебя меняется все: и тело, и обстоятельства жизни. И от этого тоже иной раз хочется убежать. Так что основания для формирования подростковых компаний более чем естественны.

Кстати, острое переживание одиночества нередко возникает из-за недостаточности принятия и понимания и из-за «невостребованности». Подростку, включенному в реальную деятельность, в общение (если ему комфортно и вокруг значимые люди, референтная группа, те, кто его слышит и с ним считается, и с кем он считается), все эти «пауки» не слишком нужны. Ему и без них есть чем заняться. Но выстроить глубокие социально и психологически значимые взаимоотношения с подростками, создать ситуацию безусловного доверия очень сложно. Это особая воспитательная задача, неважно — в школе или семье. И колоссальный труд, терпение, внимание, деликатность. Ну не вписываются они в стандартную норму и не могут вписаться. Это история про гадкого утенка, который выламывается из всех нормативов. Не соответствует. И это несоответствие предъявляет.

Чем слабее взрослый мир, тем драчливее и агрессивнее будет подростковый. И это не история, показанная в фильме «Чучело». Бьют уже не «белую ворону», а все равно кого

Владимир Кудрявцев: И поэтому я бы дал прогноз, что подобные драки подростков будут повторяться и даже учащаться.

Драки — это выражение силы. Подросткам кажется, что так нужно делать, если ты самостоятельный и сильный. Так они отстаивают свой образ взрослости (как они его себе представляют), потому что это права, преференции, статус. Но беда в том, что в современном обществе и взрослые ведут себя как капризные дети, которым все можно. Мы проводили исследование с американскими психологами. Результат неутешительный: люди в возрасте вступления в брак не готовы к ответственности за другую жизнь. И эта тенденция идет по нарастающей. Взрослый мир обретает подростковые черты. А чем слабее взрослый мир, тем драчливее и агрессивнее будет подростковый. Нынешний культ силы и издевательства — совсем не та история, что показана в «Чучеле» Ролана Быкова. Там били «белую ворону, а тут все равно кого.

Это ненормально...

Владимир Кудрявцев: Раньше бы по поводу того, что мы сейчас наблюдаем, сказали бы: это «безумный-безумный мир». Но сейчас совершенно нормально многое. При ребенке, без «закрытой двери», придя с работы, родитель выкладывает, кто его «пробуллил» и кого он «подставил». «Кто, с кем и когда», начиная с политики и заканчивая похождениями марьиванны из 6-го подъезда. Не осознавая, что все это очень привлекательно для детей. При наличии интернета они с удовольствием противопоставят себя слабакам взрослым, этим нерешительным неудачникам. А противопоставлять себя кому-то проще всего в сообществах, будь то футбольные фанаты или более интеллектуальные «Рёдан».

Немаркетинговый ход

Кто-то твердит, что «Рёдан» — это всего-навсего раскрутка торговой марки одежды спортивного вида с пауками и цифрой 4 на спине. Подростки — важная маркетинговая аудитория?

Илья Слободчиков: Подростки — сложная аудитория для продаж. У них довольно специфическая вкусовая история. Линейка их желаний очень широка, от «не выделяться совсем» до «быть не таким, как все». И тут очень сложно, что называется, «попасть в цвет»...

Но ясно, что одежда для подростков должна быть по-настоящему удобна, комфортна, повседневна. Поэтому так кстати оказался спортивный стиль и вся эта история с худи с капюшонами.

Но для любого подростка очень значим символизм и объединение по символическому признаку. Оно вносит определенную осмысленность в их существование и взаимодействие. Отсюда у субкультур символика в одежде и всякие ритуалы. В том числе и ненормативного характера. К сожалению, субкультура —не всегда безобидная штука.

Понятно, что подросток в субкультуре ищет защиты. Но как быть с деструктивностью явления. Например, с игрой с темой самоубийства?

Илья Слободчиков: Увы, подростки довольно нередко не только думают в эту сторону, но и экспериментируют в разных вариантах. Но все же суицид для подростка, как и для любого нормального человека, — скорее исключение, чем правило. Но, конечно, надо учитывать, что подростки, попадающие в неформальные объединения, обычно эмоционально неустойчивые, возбудимые. Многое в их представлениях связано с фантазией, воображением, желанием видеть себя исключительным. Но и за этим — переживание собственной невостребованности, незначимости, невключенности в социальные и психологические процессы.

Что с этим делать? Достаточно ли того, что этим занимается СК?

Илья Слободчиков: СК, при всем к нему уважении, все-таки один эту проблему не решит. Да и внимание, привлеченное излишним противодействием субкультуре, вызовет, скорее, подражание ей — это же подростки, им только повод дай.

Поэтому надо изучать субкультурные явления. Глубоко разбираться в них и выстраивать грамотную систему профилактики. Она не менее важна, чем запретительные меры. Вообще по-настоящему, без манипулирования, найти общий язык с другим человеком, тем более с подростком, и так, чтобы он захотел тебя слушать и что-то делать вместе с тобой, — это целое искусство. Которым у нас мало кто владеет. Но если государству нужны будущие неинфантильные взрослые, оно будет искать возможность общения с ними через своих представителей. И создавать им условия для развития. Нужна целая система и дополнительного образования, и действительной, а не мнимой социализации. Нужна модель, концепция этого образования как система социально-педагогического и социально-психологического сопровождения. Без формальностей и пустого трепа.

Некие консультативные центры, подростковые территории, которые создает детский омбудсмен Мария Львова-Белова?

Илья Слободчиков: Думаю, да. В Туле есть интересный опыт с «точками кипения», инновационными пространствами. Подростку нужны всевозможные креативные пространства. Если ему будет где и в чем реализовываться, он быстро поймет, что «паучьим» стаям есть альтернатива. Но для этого нужна, в первую очередь, просветительская работа психологов, педагогов, социальных педагогов. Но пока у нас нет эффективных психологических служб. Один психолог на школу — это ничто.

Мальчики, живущие в Сети

Урван Парфентьев: Но создавать новые общественные институты социализации детей, которые бы давали им смыслы, нужно в «живой» и мобильной, как «цифра», молодежной упаковке. И очень важно, чтобы конструировалась заряженная позитивом молодежная среда. Однако пока фокус внимания удерживают виртуальные ЛОМы, заряженные мифами и фейками. Они и выигрывают конкурентную борьбу за внимание и лояльность молодежных целевых аудиторий у семьи, школы и улицы.

Что могут предложить мамы, папы и школы в соцсети, где места уже заняты блогерами, стримерами и прочими ЛОМами?

Урван Парфентьев: Для начала отнять у сетей свою семейную функцию. Ведь сила виртуальных манипуляций часто в том, что все те же ЛОМы через мифы-фейки так подкидывают пользователям «креатив», что дети считают, что сами до всего додумались. Это поднимает необоснованную самоуверенность, которая может обернуться готовностью к суициду, протестам, дракам.

Екатерина Мизулина: Но помимо создания позитивных смыслов через систему воспитания и образования, нужно и жесткое превентивное реагирование: недопущение сборищ, их профилактика и идейное наступление на всех этих «пауков». Есть вопросы и к работе закона о «самоконтроле» соцсетей. Нужно ввести ответственность за нарушение закона, потому что никакой самостоятельной модерацией соцсети не занимаются. Причем штрафы для IТ-платформ должны быть оборотными.

Лига безопасного интернета уже направила запросы тем, кого государство наделило полномочиями по мониторингу деструктивного контента среди молодежи — Росмолодежи и Центру изучения и сетевого мониторинга молодежной среды (ЦИСМ), с вопросами о том, что было сделано и делается для того, чтобы остановить продвижение опасных субкультур.

Владимир Кудрявцев: Но я хочу сказать, что эта субкультура — привилегия людей определенного возраста и уровня развития — конечно, пройдет, так же, как «Синие киты». Но взрослым, да, нужно интересоваться, где и как их неадекватно взрослеющие дети проводят свободное время.

Владимир Емельяненко, Елена Новоселова, Елена Яковлева

Источник: «Российская газета»

В статье упомянуты
Комментарии
  • Валерий Михайлович Ганузин
    10.03.2023 в 16:17:24

    А если все это перенесут в школы? Как от этого уберечь подростков? Когда же примут закон о запрете буллинга в школе? Что-то давно об этом не сообщалось.
    А если неформалы и формалы схлестнуться в школе? Никакие учителя и директора не остановят начавшиеся бойни. ОМОН что ли в школу надо будет вызывать?

      , чтобы комментировать

    • Александр Александрович Курочкин

      Как то все забыли о фоне на котором это происходит. В средствах формирования общественного мнения идет постоянный поток милитаристического контента. Психика переполнена агрессивной военной тематикой. Подростки более эмоциональны и нечего удивительного, что мы видим выход переполняющего их негатива. И тут совершенно не важно к какой субкультуре они принадлежат. Другое дело, что мы явно видим как загорелась оранжевая сигнальная лампочка и скоро загорится красная. В след за подростками негатив начнет выплескиваться у взрослых. Хорошо если часть из них, поддавшись на вербовочную пропаганду отправятся изливать негатив в окопы, остальные же увеличат случаи противоправной деятельности в стране. Сначала предположительно это будут единичные случаи, затем они должны приобрести групповой и массовый характер, вероятны конфликты на религиозной и националистической почве.

        , чтобы комментировать

      , чтобы комментировать

      Публикации

      • Современная специфика суицидального поведения
        21.05.2021
        Современная специфика суицидального поведения
        В доинтернетную эпоху побуждение к суициду носило личностно окрашенный и, как правило, корыстный характер. В данном случае речь идет о качественно новом явлении — о подстрекательстве к самоубийству совершенно незнакомых юношей и девушек…
      • Памятка для борьбы с травлей в школе
        10.04.2018
        Памятка для борьбы с травлей в школе
        Наталья Цымбаленко - мама ребенка, пережившего травлю в школе, поделилась опытом, как она получила помощь и изменила ситуацию в классе. О конкретных шагах, которые нужно предпринять, останавливая травлю, она рассказала родителям школьников в своей памятке «Как остановить травлю ребенка». Памятка рассказывает о том, за какие действия детей и их родителей наступает гражданская и уголовная ответственность, какая последовательность действий важна, чтобы школьная администрация включилась и начала решать проблему...
      • Современные подростки: агрессивные или милосердные?
        13.11.2017
        Современные подростки: агрессивные или милосердные?
        Мы получили неожиданный подарок, как мне кажется - в России случаются периодически удивительные вспышки появления ума и таланта в новых поколениях - я никогда не видел такого резкого и, главное, ничем не объясненного роста интеллекта и творческих способностей как в поколении нынешних пятнадцати-двадцатилетних. Это люди, которые обладают тремя качествами, которые я никак не могу объяснить. У нас неожиданно появились дети, которые, во-первых, очень быстро соображают, их быстродействие, как у хорошего компьютера, значительно выше чем у их предшественников. Вторая удивительная черта этих детей - это их феноменальная эмпатия...
      • Психологические и личностные особенности младших школьников, имеющих склонность к девиантному поведению
        10.04.2024
        Психологические и личностные особенности младших школьников, имеющих склонность к девиантному поведению
        «…дети с такими особенностями поведения имеют более низкий эмоциональный интеллект, по сравнению с группой детей без склонности к девиантному поведению».
      • Природные и социальные факторы девиантного поведения у подростков
        06.04.2024
        Природные и социальные факторы девиантного поведения у подростков
        «С одной стороны, полученные факты говорят о роли право- и левополушарных функций, касающихся восприятия и оценки времени… С другой — левшество более ярко демонстрирует наличие склонности к разным формам девиантного поведения».
      • Устранение агрессии умственно отсталых детей
        21.03.2024
        Устранение агрессии умственно отсталых детей
        «Глубоко умственно отсталый ребенок не может подумать: “Я пойду и стукну его!” Он живет сейчас, не загадывая вперед. Поэтому его поведение не агрессивное, а вызывающее. Увидев причину вызывающего поведения, мы сможем предотвратить его агрессию».
      • Конфликтная некомпетентность как фактор деструктивного поведения подростков
        19.03.2024
        Конфликтная некомпетентность как фактор деструктивного поведения подростков
        «При дефиците конфликтной компетентности подросток не может объективно оценить конфликтную ситуацию, спрогнозировать результат и, самое главное, выбрать адекватную стратегию поведения в данной ситуации, что приводит к неразрешимости конфликта».
      • Использование материалов сети «Интернет» при проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних
        25.01.2024
        Использование материалов сети «Интернет» при проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних
        «Эксперты-психологи должны не только владеть компетенциями в области клинической, возрастной, судебной, социальной психологии, но и ориентироваться в реалиях цифровой среды, социальных сетей, актуальных молодежных течений, связанных с интернет-коммуникациями».
      • Стратегии профилактики проблемного поведения подростков и молодежи
        11.01.2024
        Стратегии профилактики проблемного поведения подростков и молодежи
        «Стратегия психолого-педагогической аутрич-профилактики нами рассматривается как двуединый процесс профессионального становления, формирования, развития и воспитания юной личности, основывающийся на принципах мотивационного стимулирования».
      • Деструктивное поведение несовершеннолетних обсудили на научном семинаре
        12.12.2023
        Деструктивное поведение несовершеннолетних обсудили на научном семинаре
        В рамках семинара были обсуждены актуальные проблемы агрессии и деструктивного поведения подростков и молодежи в контексте психологической и педагогической науки.
      • Страхи подростков и их обусловленность тревожностью,  нейротизмом и агрессивностью
        11.12.2023
        Страхи подростков и их обусловленность тревожностью, нейротизмом и агрессивностью
        «Анализ исследований детских и подростковых страхов позволяет заключить, что основная часть переживаемых страхов закладывается в детстве, но при этом каждый возрастной этап развития характерен проявлением определённых видов страха…»
      • Проблемы буллинга в современном образовании: состояние и пути решения
        27.11.2023
        Проблемы буллинга в современном образовании: состояние и пути решения
        Научно-практический семинар по проблематике буллинга и его профилактики был организован в рамках деятельности отделения психологии и возрастной физиологии РАО и Научного совета РАО по проблемам профилактики агрессии и деструктивного поведения учащихся.
      Все публикации

      Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

      Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»