• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

27 — 28 мая
Калуга

Международный симпозиум «Выявление и профилактика агрессивного поведения несовершеннолетних, обусловленного коммуникацией в медийно-информационной среде»

1 июня
Online

Научно-практические мероприятия «За пределами психологии. Жизнь как чудо»

1 — 3 июня
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

1 — 2 июня
Online

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

2 — 3 июня
Москва

Тематический конгресс Всемирной психиатрической ассоциации «Психическое здоровье на рабочем месте»

5 — 8 июня
Санкт-Петербург, online

16-й Санкт-Петербургский саммит психологов

24 — 25 июня
Санкт-Петербург

VIII научно-практическая конференция «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

28 — 30 сентября
Екатеринбург, online

Всероссийский психологический форум (в рамках VII Съезда РПО)

18 — 21 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения — 2022. 60 лет социальной психологии в СПбГУ: от истоков — к новым достижениям и инновациям»

1 ноября
Online

Научные чтения памяти Елены Олеговны Смирновой

15 — 17 ноября
Online

Международный конгресс «Л.С. Выготский и А.Р. Лурия: культурно-историческая психология и вопросы цифровизации социальных практик»

24 — 25 ноября
Ярославль

Всероссийская научно-практическая конференция «Психология способностей и одарённости»

Весь календарь

Чувство патриотизма и типы патриотического поведения молодых граждан России

/module/item/name

12 декабря отмечается День Конституции Российской Федерации. Полный текст Конституции был опубликован в «Российской газете» 25 декабря 1993 года, а принята она была всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.

В этот день предлагаем внмианию читателей статью О.В. Гордяковой и А.Н. Лебедева «Чувство патриотизма и типы патриотического поведения молодых граждан России».

Чувство патриотизма и типы патриотического поведения в условиях групповой поляризации

В социальной психологии феномен групповой поляризации описан в большом количестве публикаций, и наиболее подробно — в работах С. Московиси (Moscovici, Zavalloni, 1969). Еще в 1969 году С. Московиси и его сотрудники начали изучать эту проблему в малой социальной группе. Спустя определенное время они создали целую теорию и рассмотрели ее на уровне общества в целом. В соответствии с рядом положений этой теории, публичное эмоциональное обсуждение полярных мнений чаще всего приводит к еще большей их поляризации. Причем такая поляризация наиболее остро проявляется в обществе с реальными демократическими свободами. Так, например, во время обсуждения спорных вопросов противодействующие субъекты, публично высказывая противоположные точки зрения, формируют некий общий «банк информации». Для подтверждения своей точки зрения участники дискуссии чаще всего из общего «банка информации» выбирают аргументы, которые подтверждают их аргументы, и таким образом позиции становятся более прочными (Vinokur, Burnstein, 1974).

Особенно значимой проблема групповой поляризации оказывается для ученых, изучающих социальные явления. Поэтому количество публикаций социологов, социальных психологов, философов, политологов, педагогов с противоположными взглядами на необходимость пропаганды патриотизма и патриотического воспитания молодежи за последнее время существенно возросло.

Следует отметить, что для каждой полярной позиции выдвигаются вполне научно обоснованные аргументы. Противники идеи воспитания чувства патриотизма у молодых граждан России полагают, что это чувство должно возникать естественным путем, то есть в результате осознания людьми объективной заботы государства о каждом отдельном человеке. Очевидно, что эта позиция также имеет право на существование и должна быть рассмотрена во всех деталях.

Следует вспомнить о том, что в истории философской мысли отношение к понятию патриотизма всегда было неоднозначным. И многие выдающиеся мыслители, философы, писатели, ученые и политические деятели неоднозначно оценивали этот феномен. Так, например, литераторы С.В. Михалков, М.А. Шолохов и К.М. Симонов писали патриотические стихи и прозу, настойчиво подчеркивая свой патриотизм, а Л.Н. Толстой и Дж. Б. Шоу крайне негативно относились к патриотизму. В частности, Л.Н. Толстой в статье «Патриотизм или мир» утверждал, что массовый патриотизм особенно вреден русским людям, так как это чувство делает их зависимыми от власти (Толстой, 1896).

В свою очередь, В.И. Ленин вообще отрицал необходимость такого явления. В статьях «О национальной гордости великороссов», «Государство и революция» и других он говорил о необходимости объединения рабочих всех стран для борьбы с капиталистами, а также о возможности победы коммунизма во всех странах мира (Ленин, 1918, 1973). В результате такой победы государство, по В.И. Ленину, будет уничтожено как явление. Следовательно, будут ликвидированы границы между странами, что означает неизбежное исчезновение патриотизма как переживаемого людьми чувства.

Очевидно, что в современном мире патриотизм вполне можно рассматривать как средство, в значительной степени повышающее эффективность государственного управления, его внешней и внутренней политики. Поэтому данному феномену уделяют внимание правительства всех существующих на планете государств.

Однако имеют психологические основания аргументы тех ученых, которые высказывают опасения в том, что активное внедрение государственной идеологии, некая общенациональная идея, воспитание патриотизма и подобные мероприятия могут способствовать возникновению авторитарного общества. Так, например, это произошло в начале 30-х годов в Германии, когда навязанная немцам национальная идея об их превосходстве над другими народами привела не только к краху страны, но и гибели огромного количества людей во всем мире. Здесь также можно вспомнить об идеологии Северной Кореи, основанной на так называемой философии чучхе, заставляющей корейцев верить в то, что всеобщего счастья можно добиться в изоляции от внешнего мира. Нельзя забывать о советской идеологии в нашей стране, которая подчинила идее коммунизма не только экономику, но и все сферы жизни людей разных национальностей на шестой части суши.

В 2015–2016 годах мы проводили исследования, цель которых состояла в том, чтобы изучать патриотизм как высшую социальную эмоцию (чувство). Для этого было разработано несколько вариантов опросника, на основе которого были получены некоторые эмпирические результаты, представленные в ряде научных статей (Лебедев, Гордякова, 2016б). Углубленный анализ проблемы привел нас к выводу о том, что на практике следует различать чувство патриотизма и патриотическое поведение (Лебедев, Гордякова, 2016а). При этом если чувство патриотизма может быть измерено однополярной шкалой, то патриотическое поведение оказывается существенно различным. Последнее предполагает выделение типов патриотического поведения и, соответственно, методы для выявления и описания таких типов. Был также сделан вывод о том, что та же ситуация возникает при изучении некоторых других высших социальных эмоций, например, чувства долга, вины, ответственности (Лебедев, Булыгина, 2015).

В рамках нашей модели следует различать чувство патриотизма и типы патриотического поведения. Это необходимо потому, что в различных социальных условиях, предполагающих различные социальные установки, нормы поведения и ценности, чувство патриотизма будет проявляться по-разному.1 И даже в тех ситуациях, когда человек не чувствует себя патриотом в той степени, которая необходима для какой-либо активной деятельности, он вынужден придерживаться определенных социальных стереотипов, что, по нашему мнению, также следует рассматривать как проявление патриотизма как формы социального поведения.2

В результате проведенного эмпирического исследования и теоретического анализа полученных результатов нами были выделены три типа патриотического поведения, которые получили названия: идеологический, проблемный и конформный типы (Лебедев, Гордякова, 2016б).

Краткое описание типов патриотического поведения может определяться следующими характеристиками. Так, например, люди, проявляющие идеологический тип патриотического поведения, как правило, всегда на виду. Они легко узнаваемы и демонстрируют свой патриотизм в любых возможных ситуациях, даже когда в этом нет особой необходимости. Им свойственен пафос. Кратко данный тип патриотического поведения может быть описан рядом принципов, в частности: «покупаю только российское», «никогда не откажусь от своих убеждений, готов пострадать за них» и др.

Люди с таким типом патриотического поведения постоянно «воспитывают» чувство патриотизма у окружающих и весьма болезненно реагируют, когда сталкиваются с «непатриотическими» взглядами. При этом они, как правило, подчеркнуто религиозны и во всем поддерживают власть. При этом чем сильнее позиция власти в обществе или в малой группе, тем ярче они проявляют свой патриотизм. Патриоты этого типа часто принимают участие в официальных патриотических мероприятиях. Они нечувствительны к противоречиям, с которыми сталкиваются в жизни. Они всегда без сомнений и анализа поддерживают любую инициативу власти. И если сама власть меняет свою позицию, они с той же легкостью принимают «новые» тенденции, с которыми совсем недавно активно боролись. Однако если сама власть меняется, они придерживаются старых взглядов и переходят в лагерь оппозиции новой власти. Их патриотизм — это патриотизм веры. Такие люди не способны выслушать оппонента, часто обидчивы, склонны к чрезмерной морализации, агрессивно реагируют на «ущемление» чувства их собственного достоинства. Идеологические патриоты везде ищут внешних и внутренних врагов и готовы с ними бороться.

Такой тип патриотического поведения часто демонстрируют люди, не обладающие глубокими профессиональными знаниями, высокими интеллектуальными способностями и эрудицией. Они допускают лишь одну точку зрения, не считая, что на настоящее или прошлое страны можно смотреть по-разному. Они не склонны пересматривать свои взгляды и почти никогда от них не отказываются, так как их взгляды основаны не на рациональной логике, а на вере. Так, представителей некоторых общественных движений, например, байкеров, можно отнести к людям такого типа.

Сильной стороной данного типа патриотического поведения является последовательное стремление к порядку, умение работать в команде и готовность пожертвовать личным благополучием и удобствами ради своих убеждений. Слабая сторона — низкие аналитические способности и неумение идти на компромиссы. Такие люди считают, что ради создания мощного государства необходимо идти на конфликты с теми, кто этому препятствует, и никогда не следует отказываться от собственных принципов.

Люди, ориентированные на решение социально-экономических проблем (проблемный тип патриотического поведения), редко публично и с пафосом говорят о своих чувствах по отношению к родной стране. Чаще всего такой тип патриотического поведения демонстрируют интеллигентные, хорошо образованные и нерелигиозные люди. Многие из них часто бывают в зарубежных странах, но предпочитают жить и работать в своей стране. Они интересуются культурой других народов и высоко ценят культуру своей страны. Они критически относятся к властным структурам, полагая, что многие проблемы связаны именно с неэффективным управлением. Такие люди не считают свою страну хуже или лучше других. Им в наименьшей степени свойственен «ингрупповой фаворитизм». Они не склонны полагать, что доброта — признак слабости.

Проблемный тип патриотического поведения основан не на вере или стремлении к личному успеху, а на чувстве долга и ответственности. Субъекты с таким типом патриотического поведения обычно обладают широкой эрудицией и развитыми интеллектуальными способностями. Как правило, это люди с высшим образованием, но работающие в тех сферах, которые не связаны с большим бизнесом, большой политикой или высокими государственными должностями. Это люди с определенным спектром эмоций, «болеющие душой» за все, что происходит в стране, и развитым чувством справедливости. Они могут восприниматься в группе как «неудобные», несговорчивые, которым «больше всех надо» и пр. Лица, демонстрирующие подобный тип патриотического поведения, способны выслушать оппонента, поставить себя на его место и посмотреть на проблему его глазами.

К слабым сторонам людей такого типа следует отнести разобщенность, неумение и нежелание создавать коалиции и объединения. Некоторыми из них руководят представления о том, что проблемы могут разрешиться сами без всяких активных действий, другие верят в изначально «позитивную природу человека», в гуманизм и справедливость. К сильным сторонам можно отнести: наличие критики в свой адрес, отсутствие пафоса в речах и высказываниях, умение анализировать ситуацию и видеть ее со стороны, а также способность слышать других и умение считаться с противоположными точками зрения.

Конформный тип патриотического поведения чаще проявляют люди, которым не свойственно ярко выраженное эмоциональное отношение к стране, гражданами которой они являются. Однако их нельзя считать «непатриотами». Включаясь в совместную с другими людьми деятельность, они ведут себя так, как и другие люди, считающие себя патриотами и повсеместно это подчеркивающие. Они могут искренне радоваться успехам страны, достижениям национальных спортивных команд и пр. Главное отличие этих людей состоит в том, что в сложной жизненной ситуации или при наличии такой возможности, выбирая между интересами страны и личными интересами, эти люди выбирают личное благополучие.

Большинство респондентов, которые принимали участие в нашем исследовании, может быть отнесено к этому типу. Среди людей с конформным типом патриотического поведения также нередко встречаются хорошо оплачиваемые руководящие работники и те, кто, занимаясь предпринимательской деятельностью, имеют связи с зарубежными партнерами. К этой группе лиц можно отнести тех, кто имеет недвижимость за границей, проходит лечение за рубежом, предпочитает получать там образование, не исключает возможности эмиграции в случае возникновения личных или семейных проблем. Такие люди, как правило, настойчивы в защите собственных интересов, а также интересов своих близких.

К сильным сторонам людей с данным типом патриотического поведения можно отнести исполнительность и законопослушность. К слабым — быструю смену убеждений, низкую выраженность патриотизма как чувства, неспособность пожертвовать личным ради интересов общества или вступить в конфликт с окружающими для решения не личной, а общественной проблемы.

Эмоциональные реакции у людей с данным типом патриотического поведения внешне проявляются в широком диапазоне (от демонстративных реакций до полного равнодушия к происходящему). Однако на деле такой человек достаточно свободно и без серьезных для себя психологических последствий отказывается от ранее декларируемых убеждений. Они одинаково легко приспосабливаются к ситуации, когда власть меняет свое отношение к чему-либо и когда меняется сама власть. Такие люди преданно служат любой власти, но никогда не забывают о себе. Данная форма патриотического поведения — это внешнее проявление социальной адаптации, когда «патриотом быть выгодно, удобно или принято». В этом случае часто возникает ситуация, когда не чувство определяет поведение и деятельность, а определенным образом организованная деятельность способствует соответствующим эмоционально-чувственным проявлениям.

При изучении типов патриотического поведения часто возникает вопрос: «Можно ли определить, хотя бы приблизительно, сколько людей каждого типа склонны к проявлению того или иного типа патриотического поведения в генеральной совокупности респондентов?» Однако данная проблема, возможно, не имеет однозначного решения, поскольку в реальности возникают ситуация, когда у людей при изменении условий жизни тип патриотического поведения меняется. В настоящее время эта проблема на эмпирическом и теоретическом уровне не исследована и может рассматриваться как гипотеза.

Так, например, некоторые наши респонденты, студенты одного из престижных московских вузов, активно выполняя общественную работу и демонстрируя идеологический тип патриотического поведения в деятельности и опросах, после стажировок в зарубежных странах (Болгария, Нидерланды и др.) сообщали нам о том, что хотели бы эмигрировать за границу. Они объясняли это изменением жизненных обстоятельств и даже тем, что хотели бы реализовать свой потенциал с «пользой для родины, но за ее пределами».

С другой стороны, некоторые студенты, демонстрируя проблемный тип патриотического поведения и критически настроенные по отношению к властным структурам, в течение определенного периода времени меняли свои установки и также заявляли о своем намерении изменить место жительства (в другой стране жениться и выйти замуж, получить работу и пр.). Главным их аргументом были слова о том, что их не устраивают «изменения в стране в сторону авторитаризма», которые «заставляют их отказаться от активной гражданской позиции», и понимание того, что они не способны изменить ситуацию в «лучшую сторону».

Следует отметить, что вопросы патриотизма в психологическом контексте крайне сложны для исследования. Сложно выявить некие предикторы патриотического поведения, чтобы, учитывая их, определить, изменится ли тип патриотического поведения у респондентов в будущем или он останется стабильным.

Определение трех типов патриотического поведения является весьма продуктивным для проведения эмпирических исследований, позволяющих выяснить связи такого поведения с другими индивидуально-психологическими (личностными), социально-демографическими и иными характеристиками. Так, например, в условиях нестабильных экономических процессов (дефицит и невысокое разнообразие товаров широкого потребления, объективно более высокое качество многих импортных товаров и популярность брендов в общественном сознании, и пр.) интерес представляют потребительские предпочтения людей с различным типом патриотического поведения. Интерес также представляют, например, проблема оценки зарубежной и отечественной культуры людьми с различным типом патриотического повеления, отношение к традициям страны проживания и традициям других народов и другое. В этом случае наличие достаточно валидных и надежных методик создает возможности для таких полезных как в теоретическом, так и в практическом плане исследований.

Эмпирические исследования типов патриотического поведения

В течение 2014–2016 гг. нами проводились эмпирические психологические исследования феномена патриотизма. В ряде работ было показано, что например, молодые граждане страны, заявляющие о своих патриотических чувствах, высоко оценивают отечественную культуру (исследования проводились на примере музыкальных произведений современных стилей и художественных кинофильмов). В исследовании были установлены положительные значимые корреляции баллов одного из вариантов опросника оценки уровня патриотизма и оценок отечественных кинофильмов (r=0,438 при р меньше 0,01), а также популярной музыки (r=0,297 при р меньше 0,01). Значимых связей баллов опросника с оценками зарубежной популярной музыки и кинофильмов обнаружено не было (Лебедев, Гордякова, 2016 а, б).

Полученные нами в исследовании результаты подтверждаются данными, которые можно подчерпнуть из источников, не имеющих прямого отношения к научным исследованиям. Так, например, журнал «Коммерсантъ» в рамках проекта «Два мира — два эфира» провел опрос читателей, предложив им оценить «лучшие песни 1965–1969 годов». Причем читателей просили оценивать любые известные им мелодии, как отечественные, так и зарубежные.

Журнал приводит таблицу оценок читателями песен, наиболее популярных у них в период с 1965 по 1969 год. Рейтинг музыкальных произведений приведен в таблице 1.

Если рассматривать разработанную нами типологию патриотического поведения, то среди читателей данного издания, по-видимому, в наименьшей степени встречаются лица идеологического типа и в наибольшей степени — лица проблемного и конформного типов3. Ведь, по оценкам самого издания, среднестатистический подписчик Ъ-Daily — это мужчина 40 лет, имеющий высшее образование, работающий на частном или приватизированном предприятии в производственной или деловой сфере, возможно — в науке, занимающий высокую руководящую должность, должность квалифицированного специалиста либо имеющий собственное дело (почти 2/3 подписчиков являются владельцами предприятий или имеют долю в прибылях).

Комментируя выбор читателей «Ъ», голосовавших за лучшую песню 1965–1969 годов, музыкальный критик Борис Барабанов пишет: «Люди оценивают в первую очередь хорошую, талантливую песню. Не любимого артиста, ее исполняющего, не фильм, в котором она звучала, не свои собственные частные истории, с ней связанные, а качество музыки и слов и эмоции, которые они вызывают в эту секунду. Поэтому в нашей тройке за 1965 год нет ни одной советской песни. И здесь стоит добавить, что я не ожидал такого высокого результата песни California Dreaming, не думал, что она входит у нас в число народных. Кажется, это все же была оценка, исходя из немедленной реакции на всю десятку 1965 года. Ну, нечего у нас в 1965 году противопоставить Yesterday. И точно так же песни Александра Зацепина из «Бриллиантовой руки» до сих пор волнуют соотечественников значительно сильнее, чем даже My Way»4.

Разумеется, опрос читателей журнала по поводу их эмоционального восприятия музыкальных произведений прошлых лет не может рассматриваться как валидное научное исследование, так как респондентам предлагали оценивать не сами произведения в момент их прослушивания (что предполагает лабораторные условия), а лишь представления о них (образы памяти). Однако, по нашему мнению, сам факт явного отсутствия предпочтений «отечественного» или «зарубежного» в данной ситуации свидетельствует о принципиальной возможности оценить влияние идеологических установок на оценку тех или иных общественных явлений в рамках обыденных или социальных представлений респондентов или выявить отсутствие такого влияния.

Граждане страны старшего возраста прекрасно помнят, что во времена СССР идеологические установки определяли эстетические вкусы основной массы населения и то, что существовали специальные комиссии при различных ведомствах, которые давали идеологическую оценку любым событиям культурной жизни граждан. И если западную музыку официально никто не запрещал, то рекомендации о времени транслирования так называемой «зарубежной эстрады» в новогоднюю ночь определялись теми лицами, которые отвечали перед ЦК КПСС за идеологию и воспитание советской молодежи.

В настоящее время понятие массовой культуры значительно расширилось. Помимо популярной литературы, музыки и кино, которые вышли в Интернет и заняли там прочные позиции, этим понятием сегодня обозначают такой мощный пласт массовой культуры, как рекламу в различных ее формах.

В 2016 году нами проводились исследования, в которых испытуемым (студентам) предлагалось оценивать рекламные материалы, в частности логотипы известных и неизвестных им брендов.

Метод

Исследование связи типов патриотического поведения с оценкой отечественных и зарубежных брендов проводилось в лабораторных условиях на студентах естественных и гуманитарных факультетов ряда московских вузов. На первом этапе респонденты проходили психодиагностическое тестирование (тест 16 PF Кеттелла и опросник для определения типов патриотического поведения). На втором проводился эксперимент по оценке рекламных брендов (семантический дифференциал Ч. Осгуда). На третьем некоторые респонденты принимали участие в фокусгрупповых исследованиях (метод Р. Мертона).

В целом в исследовании приняли участие 60 респондентов. В основном это были студенты бакалавриата и магистратуры нескольких московских вузов. Среди них 56% девушек и 44% молодых людей в возрасте от 18 до 29 лет.

В лабораторных условиях испытуемым предлагался опросник типов патриотического поведения (см. приложение) и тест Кеттелла. Перед предъявлением стимульного материала респондентам предлагалось оценить «идеальный», с их точки зрения, рекламный бренд. Затем с помощью видеопроектора в режиме слайдов с длительностью около 1,5 минуты респондентам предъявлялись логотипы брендов, которые также нужно было оценивать с помощью методики семантического дифференциала (табл. 2). Различия между эмпирическими оценками логотипов и оценками «идеального» логотипа определялись с помощью критерия наименьших квадратов и критерия знаков.

При этом некоторые бренды были известны испытуемым, некоторые не были им известны, поскольку в исследовании использовались бренды, ряд которых имитировал продукцию иностранных фирм. Испытуемых просили отметить в протоколе, какие бренды являются «отечественными», а какие — «иностранными».

Методика проведения эксперимента позволяла, таким образом, фиксировать отношение респондентов к «отечественным» и «иностранным» брендам. Все предлагавшиеся логотипы представляли отечественные компании (табл. 3). Однако многие неизвестные им логотипы испытуемые рассматривали как импортные. Это, на наш взгляд, позволило провести более достоверное исследование. Сообщая экспериментатору о том, что они оценивают «иностранные» бренды, респонденты, таким образом, демонстрировали свое отношение к компаниям без установки на качество товаров. Эта ошибка позволяла определить «степень искренности» респондентов. После проведения этапов опроса и экспериментального исследования с некоторыми респондентами проводились фокус-групповые дискуссии. Группы формировались таким образом, чтобы количество лиц с определенными типами патриотического поведения, определяемыми опросником, оказывалось приблизительно равным.

Результаты и их анализ

В процессе проведенного исследования были получены результаты, которые подтверждают гипотезу о связи типов патриотического поведения с эмоциональным восприятием социокультурных явлений и согласуются с данными ранее проведенных исследований (Лебедев, Гордякова, 2016 а, б). Так, например, респонденты с конформным и проблемным типами патриотического поведения по-разному оценивали логотипы компаний, которые они считали отечественными и зарубежными. При этом респонденты конформного типа чаще оценивали выше логотипы тех брендов, которые они считали зарубежными (рис. 1, 2). У респондентов с идеологическим типом патриотического поведения обнаруживается следующая закономерность. При восприятии логотипов неизвестных им брендов они выше оценивают те, которые считают российскими, ориентируясь на название. При анализе известных брендов эта закономерность не проявляется.

В процессе фокус-групповых дискуссий модераторы предлагали обсудить дизайн логотипов рекламных брендов. Если в группы попадали респонденты с разными психологическими типами патриотического поведения, то обсуждения в некоторых случаях носили ярко выраженный эмоциональный характер, не ограничивались оценками содержания рекламных материалов, а выходили за рамки темы фокус-групповой дискуссии. В процессе обсуждений в ряде случаев проявлялась поляризация мнений. Однако если в фокус-группу приглашались респонденты одного типа, то дискуссии, как правило, носили весьма конструктивный характер.

Как показывают исследования, у респондентов с ярко выраженным конформным типом патриотического поведения, но со значительными различиями факторов по тесту 16 PF Кеттелла оценки логотипов рекламных брендов коммерческих структур чаще всего совпадают. Ранее мы предполагали, что типы патриотизма могут быть достаточно жестко связаны с личностными характеристиками, измеряемыми с помощью теста 16 PF Кеттелла. Однако исследования, проведенные по представленному выше экспериментальному плану, пока не подтверждают этой гипотезы. Это может свидетельствовать о том, что мировоззренческие и социально-психологические установки в данном случае играют более значительную роль в восприятии социальных объектов, чем личностные факторы. Однако эта гипотеза требует более тщательной проверки в условиях лабораторного эксперимента.

Выводы

  1. Следует различать чувство патриотизма и тип патриотического поведения. В различных условиях, предполагающих различные социальные установки, нормы поведения и ценности, чувство патриотизма будет проявляться по-разному.
  2. Выделены три типа патриотического поведения, что оказывается весьма продуктивным для эмпирических исследований, позволяющих выяснить связи такого поведения с другими индивидуально-психологическими (личностными), социально-демографическими и иными характеристиками.
  3. Процесс консолидации общества вокруг некоей национальной идеи, в данном случае идеи «воспитания» патриотизма как чувства, присущего каждому гражданину страны, многими людьми воспринимается неоднозначно. Поэтому исследования по данной проблеме должны проводиться как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях. Результаты исследований должны учитываться при принятии важных социально-политических и социально-экономических решений.

Приложение: Опросник для оценки типов патриотического поведения (в формате pdf)

Сноски:

  1. Это характерно и для некоторых других высших социальных эмоций (чувств), например, чувства долга.
  2. Здесь следует подчеркнуть, что речь идет о людях, которые не испытывают ненависти или каких-либо негативных чувств по отношению к стране, в которой они живут.
  3. kommersant.ru/doc/128422
  4. kommersant.ru/doc/3185394

Литература

  1. Кольцова В.А., Соснин В.А. Социально-психологические проблемы патриотизма и особенности его воспитания в современном российском обществе // Психологический журнал. 2005. Т. 26. №4. С. 89–98.
  2. Лебедев А.Н., Булыгина О.А. Проблема и методы изучения долга и долгового поведения в отечественной психологии // Актуальные проблемы социальной и экономической психологии: методология, теория, практика: Сборник научных статей. Выпуск третий. М.: Спутник+, 2015. С. 36–39.
  3. Лебедев А.Н., Гордякова О.В. Психология патриотизма и экономическая целесообразность: к проблеме глобализации и выбора стратегии общественного развития // Экономическая психология: прошлое, настоящее, будущее. Вып. 3. Материалы Второй международной научно-практической конференции 24–28 мая 2016 г. / Под ред. А.Н. Неверова, А.В. Латкова: В 2-х ч. Саратов: ЦПЭИ СНЦ РАН; Буква, 2016. Ч. 2. С. 103–111. (а)
  4. Лебедев А.Н., Гордякова О.В. Теоретические и методологические вопросы изучения патриотизма как социального чувства и социально ориентированного поведения // www.soc-econom-psychology.ru. 2016. Т. 1. №1. (б)
  5. Ленин В.И. Государство и революция. Петроград: Жизнь и Знание, 1918.
  6. Ленин В.И. О национальной гордости великороссов // Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. Т. 26. М.: Издательство политической литературы, 1973.
  7. Толстой Л.Н. Патриотизм или мир. — Patriotism or Peace? // Daily Chronicle. 17.03.1896. az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_0750-1.shtml (25.02.2016).
  8. Юревич А.В. Психологические аспекты патриотизма // Прикладная юридическая психология. 2016. № 1 (34). С. 5–20.
  9. Moscovici S., Zavalloni M. The group as a polarizer of attitudes // Journal of Personality and Social Psychology. 1969. June. V. 12(2). P. 125–135.
  10. Vinokur A., Burnstein E. Effects of partially shared persuasive arguments on group induced shifts: A group problem-solving approach // Journal of Personality and Social Psychology. 1974. 29: 305–315.

Исследование проводится при финансовой поддержке РГНФ (грант № 15-06-10406а «Влияние массовой культуры и рекламы на чувство патриотизма молодых граждан России»).

Источник: Гордякова О.В., Лебедев А.Н. Чувство патриотизма и типы патриотического поведения молодых граждан России // Психологические и психоаналитические исследования. Ежегодник 2017. М., 2017. С. 307–327.

Опубликовано 12 декабря 2021

Материалы по теме

Информационно-психологическое воздействие в контексте парадигмы стратегических коммуникаций
10.05.2022
С Днем Победы коллег поздравляет профессор М.М. Решетников
09.05.2022
Психологические последствия пандемии и ресурсы жизнеспособности в условиях глобальных рисков
29.04.2022
Интервью с М.С.Гусельцевой о будущем психологии
12.04.2022
Власть нарратива: Россия и Запад в психологическом ракурсе
08.04.2022
Современная ситуация в России и в мире: психологические аспекты
19.02.2022
Человек в изменяющемся обществе
30.01.2022
Я.И. Гилинский как основоположник девиантологии: дискурс-анализ теоретического наследия ученого
07.11.2021
Двоемыслие по-русски
27.08.2021
В поисках истоков и границ гражданственности
05.03.2021
Подходы к исследованию психологических феноменов коррупции
05.02.2021
Об идеях справедливости и социально-психологических детерминантах протестного поведения
28.01.2021

Комментарии

Оставить комментарий:

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
26 мая 2022 , четверг

В этот день

Елена Николаевна Шигина празднует юбилей! Поздравить!

Юрий Владимирович Микадзе празднует юбилей! Поздравить!

Алла Олеговна Захарченко празднует день рождения! Поздравить!

Оксана Михайловна Быкова празднует день рождения! Поздравить!

Инесса Леонидовна Фельдман празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Михайловна Шеметова празднует день рождения! Поздравить!

Илья Валерьевич Плужников празднует день рождения! Поздравить!

138 лет назад родился(ась) Павел Петрович Блонский.

97 лет назад родился(ась) Леонид Абрамович Венгер.

94 года назад родился(ась) Изида Даниловна Муратова.

Скоро

27 — 28 мая
Калуга

Международный симпозиум «Выявление и профилактика агрессивного поведения несовершеннолетних, обусловленного коммуникацией в медийно-информационной среде»

1 июня
Online

Научно-практические мероприятия «За пределами психологии. Жизнь как чудо»

1 — 3 июня
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

1 — 2 июня
Online

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

2 — 3 июня
Москва

Тематический конгресс Всемирной психиатрической ассоциации «Психическое здоровье на рабочем месте»

5 — 8 июня
Санкт-Петербург, online

16-й Санкт-Петербургский саммит психологов

24 — 25 июня
Санкт-Петербург

VIII научно-практическая конференция «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

28 — 30 сентября
Екатеринбург, online

Всероссийский психологический форум (в рамках VII Съезда РПО)

18 — 21 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения — 2022. 60 лет социальной психологии в СПбГУ: от истоков — к новым достижениям и инновациям»

1 ноября
Online

Научные чтения памяти Елены Олеговны Смирновой

15 — 17 ноября
Online

Международный конгресс «Л.С. Выготский и А.Р. Лурия: культурно-историческая психология и вопросы цифровизации социальных практик»

24 — 25 ноября
Ярославль

Всероссийская научно-практическая конференция «Психология способностей и одарённости»

Весь календарь
26 мая 2022 , четверг

В этот день

Елена Николаевна Шигина празднует юбилей! Поздравить!

Юрий Владимирович Микадзе празднует юбилей! Поздравить!

Алла Олеговна Захарченко празднует день рождения! Поздравить!

Оксана Михайловна Быкова празднует день рождения! Поздравить!

Инесса Леонидовна Фельдман празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Михайловна Шеметова празднует день рождения! Поздравить!

Илья Валерьевич Плужников празднует день рождения! Поздравить!

138 лет назад родился(ась) Павел Петрович Блонский.

97 лет назад родился(ась) Леонид Абрамович Венгер.

94 года назад родился(ась) Изида Даниловна Муратова.

Скоро

27 — 28 мая
Калуга

Международный симпозиум «Выявление и профилактика агрессивного поведения несовершеннолетних, обусловленного коммуникацией в медийно-информационной среде»

1 июня
Online

Научно-практические мероприятия «За пределами психологии. Жизнь как чудо»

1 — 3 июня
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

1 — 2 июня
Online

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

2 — 3 июня
Москва

Тематический конгресс Всемирной психиатрической ассоциации «Психическое здоровье на рабочем месте»

5 — 8 июня
Санкт-Петербург, online

16-й Санкт-Петербургский саммит психологов

24 — 25 июня
Санкт-Петербург

VIII научно-практическая конференция «Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

28 — 30 сентября
Екатеринбург, online

Всероссийский психологический форум (в рамках VII Съезда РПО)

18 — 21 октября
Санкт-Петербург

Международная научная конференция «Ананьевские чтения — 2022. 60 лет социальной психологии в СПбГУ: от истоков — к новым достижениям и инновациям»

1 ноября
Online

Научные чтения памяти Елены Олеговны Смирновой

15 — 17 ноября
Online

Международный конгресс «Л.С. Выготский и А.Р. Лурия: культурно-историческая психология и вопросы цифровизации социальных практик»

24 — 25 ноября
Ярославль

Всероссийская научно-практическая конференция «Психология способностей и одарённости»

Весь календарь