16+
Выходит с 1995 года
27 февраля 2024
Посттравматический стресс или посттравматическое развитие?

Как помочь клиенту превратить травму в развитие, рассказал Игорь Борисович Канифольский, врач-психотерапевт, автор психотерапевтического подхода, основанного на целостном осознавании, автор метода «Терапия осознаванием», преподаватель Института практической психологии «Иматон». Своим опытом Игорь Борисович поделился на вебинаре «Краткосрочные методы работы с психотравмой. Авторская методика оптимизации осознавания».

«Есть точка бифуркации: постравматический стресс или посттравматическое развитие? Человек, который к нам обращается как клиент, уже сделал выбор, он находится в том, что можно назвать посттравматическим стрессовым расстройством. 

В защиту стрессового расстройства и реакции клиента хочу сказать, что это можно рассматривать как адаптационные реакции, подобно тому, как температура при болезни является защитной реакцией организма. Но иногда температура настолько зашкаливает, что может убить человека. Точно так же с реакциями на стресс. Все реакции человека являются адаптационными, защитными, но иногда реакция не является продуктивной и вредит самому человеку. Посттравматический стресс – это непродуктивная или недостаточно продуктивная реакция на стресс. Мы можем изменить эту реакцию и превратить её в постравматическое развитие. 

Наша основная задача – работать с состоянием человека, и поэтому, если мы слушаем какой-то контент, историю событий, то нам надо понимать, что то, что мы слышим, – это мысли или мыслеобразы клиента по этому поводу. Мы стараемся разобраться не столько в содержании проблемы на бытовом уровне, сколько в состоянии человека, которое лежит за поверхностью. Мыслеобразному ряду на момент терапии сопутствуют эмоциональные реакции, телесные ощущения. И очень важно всё это включать в процесс осознавания.

У меня сложилось такое мнение, что осознавание или самоосознавание клиента – является главным действующим фактором терапии. У человека есть два режима функционирования его сознания: с одной стороны, он погружается в содержание сознания (он знает, где он, кто он, с кем он общается и т.д.), но с другой стороны, у человека есть способность осознавать себя (он осознаёт, какие эмоции испытывает). При осознавании человек не просто с этим соединяется и, исходя из мыслей и ощущений, действует, а именно рефлексирует, отражает. Хитрость в том, что на данный момент знания об осознавании отличаются от тех, что были сто лет назад. Бехтерев даже развивал такую науку – рефлексологию, это было не только о рефлексах, но и о рефлексии, о способности человека себя осознавать.

Психотравма – это нечто, выходящее за пределы ожидаемого, допустимого для человека, запредельное для осознания. В процессе развития человека эта способность осознавать приводит к идентичности, идентификации с его телом. Есть интересные исследования, что младенец в начале жизни не отделяет себя от матери, и постепенно, ощупывая себя, он начинает понимать, что его тело отдельно от материнского. Потом в пять-восемь лет человек испытывает собственные, отдельные от родительского фона эмоциональные состояния, реакции, осваивается с ними. Считается, что в подростковом периоде формируется образ себя, в основном во взаимодействии с социальным окружением. К 21 году формируется ментальный интеллект, способность понимать причинно-следственные связи, анализировать последствия своих действий, ставить цели, продумывать пути их достижения. Понятно, что это не у всех формируется к 21 году, мы всю жизнь развиваемся, мозг развивается неравномерно. 

Травма часто блокирует развитие. И защитной реакцией в травме часто является отбрасывание назад, блокировка отдельной части мозга, которая в сознании представляется как образ самого человека, находящегося в той ситуации прошлого, когда случилась психотравма.

В терапии лучше начинать с запроса клиента: «Что вы хотите получить сейчас от нашей работы? Что вы хотите получить в будущем как результат терапии?». Этим вопросом мы направляем его сознание в посттравматическое развитие, потому что мы спрашиваем о желательном результате, желаемом развитии событий. В этот момент мы приглашаем его к осознаванию своего потенциала.

Нам важно осознавать не только негативные переживания, не только находить эту потерянную часть себя, застрявшую в травме, не только её проживать, не только анализировать причины, нам важно думать с точки зрения потенциала: какой потенциал может открыться в человеке благодаря этой истории? Постравматическое развитие предполагает движение в сторону развития потенциала.

Для посттравматического развития нам нужна хорошая копинг-стратегия. Если человек справляется с острой стадией, находит поддержку в себе или в окружающих, то он получает опыт, который ему на следующей стадии необходимо осознать и сделать из него развивающие выводы. А также через проживание и разделение дать этому опыту развиваться. Это значит, что когда человек проживает свои эмоции и ощущения и разделяет их с другим поддерживающим человеком, например, специалистом, то тогда он меняется не только на уровне выводов, но и в своих ощущениях, в своём проживании бытия. И у него внутри появляется некое другое ощущение себя – большей зрелости, мудрости. Это можно видеть как процесс эволюции.

Это нельзя говорить клиенту на входе и надо быть осторожнее с формулировками, потому что есть травмы очень тяжелые, очень сильные, нам не стоит обесценивать болезненность этого опыта для людей и его катастрофичность. По сути, альтернатива такая: либо мы признаём, что этот опыт, из ряда вон выходящий, с ним ничего не поделаешь и человек обречён быть несчастным, либо мы считаем, что можно прорабатывать этот опыт, выходить в новые состояния.

И получается, что рано или поздно, если травма не ведёт к развитию человека, она приводит к деградации, закрытости, ажитации, отрицанию этого опыта или болезненной фиксации на нём, к ограничивающим выводам о мире, о себе, о людях. Дальше это может привести к невротическим или психосоматическим расстройствам, зависимостям и прочим нарушениям поведения. Если так случается, то сам человек чувствует, что что-то не совсем «окей», и окружающие люди дают обратную связь, что с ним не всё в порядке.

Травма оставляет след в человеке, и многие хотят вернуться в то состояние, которое было до травмы. И на терапии надо проверять, нет ли у человека стремления вернуться в прошлое, потому что это не реально. Можно прийти в похожее состояние. И тут мы предлагаем клиенту: «Хотите ли вы прийти в состояние лучше того, что было до травмы?».

Это важно, потому что из того, что было раньше, получилось то, что есть сейчас. И то состояние, которое было до травмы и кажется хорошим, не оказалось достаточно устойчивым, поскольку травма всё-таки его нарушила или разрушила, и из него получилось нынешнее посттравматическое состояние. Если не ставить вопрос таким образом, получается, что мы стремимся вернуться назад, стереть травматичный опыт. Но в большей части случаев этот опыт надо как-то интегрировать, а значит, он должен обогатить то состояние, которое было до травмы…».

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Семь последовательных фокусов работы с ПТСР в краткосрочной терапии
    23.05.2022
    Семь последовательных фокусов работы с ПТСР в краткосрочной терапии
    Такая тактика представляет определенную сложность для психотерапевта, так как после каждого этапа работы терапевт встречается с новизной в своих отношениях с клиентом.
  • Помощь при актуальном травмирующем событии. Профилактика ПТСР
    13.10.2020
    Помощь при актуальном травмирующем событии. Профилактика ПТСР
    Тактика действий терапевта в острой ситуации, когда человек стал участником травмирующего эпизода, направлена на профилактику последствий пережитого стресса. На первый взгляд, она противоположна житейской логике...
  • Тревожное реагирование и ПТСР: диагностика и лечение
    23.09.2020
    Тревожное реагирование и ПТСР: диагностика и лечение
    На вебинаре «Клиническая репрезентация травматического опыта человека: от механизмов тревожного реагирования до ПТСР» с докладами выступили: Татьяна Караваева, Игорь Боев, Анна Васильева, Станислав Полторак…
  • Изменение жизни и травматизация: тактики поддержки клиентов
    10.07.2020
    Изменение жизни и травматизация: тактики поддержки клиентов
    Я хотела бы обратить ваше внимание на то, какие бывают кризисы, какие возникают напряжения в этих кризисах, а потом обсудить, какие тактики может выбрать психолог-консультант, если он имеет дело с человеком, сталкивающимся с той или иной ситуацией...
  • ПТСР: практика работы психолога со страхами детей и взрослых
    24.01.2019
    ПТСР: практика работы психолога со страхами детей и взрослых
    Эти заметки основаны на многолетнем опыте проведения семинара «Страхи у детей и взрослых. Возможности краткосрочной терапевтической работы», который проходит в Институте «Иматон». Мы предлагаем практические соображения относительно того, как связаны ПТСР и некоторые проблемы «страхов», которые часто предъявляют клиенты. В статье мы рассмотрим «страхи», которые проявляются у детей или взрослых через некоторое время после того, как произошёл стресс (травма). И по своей тематике прямо или косвенно сюжеты страхов отражают тематическое содержание события, вызывавшего стресс...
  • Психологическая помощь после трагедий и катастроф
    01.10.2018
    Психологическая помощь после трагедий и катастроф
    Об особенностях психологической помощи на разных этапах переживания последствий трагедий и катастроф рассказывают специалисты: Ирина Алексеевна Алексеева - заведующая кафедрой психологической помощи в кризисных и посттравматических состояниях, руководитель программы дополнительного профессионального образования «Практическая психология в социальной сфере. Технологии и навыки антикризисной помощи» Института «Иматон», Анна Михайловна Раскина - председатель правления благотворительной общественной организации помощи детям и подросткам «УПСАЛА»...
  • Кризисная помощь: работа с ОСР и ПТСР
    24.11.2017
    Кризисная помощь: работа с ОСР и ПТСР
    Видеозапись открытой встречи «Кризисная помощь: особенности работы с острыми и посттравматическими стрессовыми состояниями». Ведущие рассказывают о том, что такое ОСР, ПТСР и кризисные состояния; в чем заключается комплексный подход в работе с кризисной проблематикой. Обозначают методы, которые показывают наибольшую эффективность на практике. Затрагивают важный вопрос о том, как обеспечить личную безопасность профессионала в экстремальной ситуации...
  • Душевная боль при ПТСР: практическая помощь пострадавшим в острой фазе
    08.06.2015
    Душевная боль при ПТСР: практическая помощь пострадавшим в острой фазе
    Врач-психотерапевт Канифольский Игорь Борисович рассказывает в этом видео о том, как можно оказывать психологическую помощь людям в острой фазе переживания посттравматического стрессового расстройства
  • О работе психолога с последствиями психотравмирующих ситуаций
    12.01.2024
    О работе психолога с последствиями психотравмирующих ситуаций
    И.М. Узянова: «Кризис как психологическое состояние характеризуется особым переживанием — невозможностью. Кризисное состояние — это состояние экстремального напряжения сил для преодоления принципиально новых препятствий…»
  • Пришел солдат с фронта...
    19.10.2023
    Пришел солдат с фронта...
    Что же, ПТСР — неизбежность, рок, настигающий ветерана войны? Можно ли от этого расстройства избавиться, излечиться? Чтобы найти ответы на эти вопросы, обратились к сотрудникам Института психологии РАН Е.О.Лазебной и М.Е.Зеленовой.
  • Когда звон разбивающейся тарелки — взрыв разорвавшейся мины. Психотерапевты Ленобласти лечат ПТСР у вернувшихся
    26.06.2023
    Когда звон разбивающейся тарелки — взрыв разорвавшейся мины. Психотерапевты Ленобласти лечат ПТСР у вернувшихся
    В Ленинградской области заработала самая успешная в России программа психологической реабилитации возвращающихся с СВО и их семей — «Врачи — героям 47». О ней рассказала Анастасия Трещевская, главный психотерапевт региона.
  • К практической психотерапии тревожно-депрессивных пациентов (в т.ч. ветеранов, страдающих хроническим ПТСР)
    14.02.2023
    К практической психотерапии тревожно-депрессивных пациентов (в т.ч. ветеранов, страдающих хроническим ПТСР)
    Материалы (пособие), публикуемые отдельными занятиями, могут помочь психотерапевтам (врачам и психологам) в наше напряжённое, не терпящее промедления время готовиться к лечебным, реабилитационным занятиям с широким кругом тревожно-депрессивных пациентов.
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»