16+
Выходит с 1995 года
28 февраля 2024
Социально-профессиональная востребованность личности как фактор психического здоровья

Современный мир характеризуется мощными глобализационными процессами, что обусловливает выраженный интерес со стороны многих исследователей к феномену востребованности личности.

К основным характеристикам современного рынка труда современной России относятся не только безработица или недоиспользования трудового потенциала личности [1, 2], но и на фоне выключения из сферы материального и социокультурного производства значительной части человеческого потенциала, роста социального неравенства, усиливающейся маргинализации целых социальных групп невостребованность наиболее образованной и высококвалифицированной части общества [3].

При этом в ряде исследований показано, что даже ожидание профессиональной невостребованности сопровождается негативными последствиями для специалиста и организации в целом. Даже при угрозе сокращения отмечается ухудшение психологического климата, разрушение корпоративной солидарности, рост отчужденности в организации.

В случае длительной невостребованности профессионального потенциала человека отмечается потеря квалификации, неспособность к труду и деградация как личности [1].

Согласно данным наших многолетних исследований, высокий уровень социально-профессиональной востребованности личности является значимым предиктором осмысленности жизни и эффективности адаптивных процессов вне зависимости от возраста и пола.

В целом социально-профессиональную востребованность личности мы определяем как динамическую метасистему отношений трех глобальных составляющих: социума, личности и профессии, — являющуюся одновременно и процессом, и результатом вхождения человека в социокультурную и профессиональную реальность.

Функционирование данного динамического метасистемного образования обусловлено осознанием личностью своей востребованности в социуме (социальной значимости, т.е. значимости для другого) и зависит от конкретных условий протекания социализации и профессионализации человека. Под «востребованной личностью» мы понимаем человека, способного к осознанию и своевременной объективации своих личностных, социальных и профессиональных ресурсов, способствующих его самореализации в личностно- и социально-значимой деятельности [4].

В качестве гипотезы данного исследования выступило предположение о том, что социально-профессиональная востребованность личности (СПВЛ) может выступать фактором психического здоровья.

В эмпирическом исследовании приняли участие 1206 человек: 385 мужчин и 621 женщина в возрасте от 17 до 74 лет.

Для оценки параметров социально-профессиональной востребованности личности был использован опросник СПВЛ.

Для оценки параметров психического здоровья были использованы следующие методики: «Обзор ценностей» и «Профиль личности» (Ш. Шварц), «Тест смысложизненных ориентаций» (Д.А. Леонтьев), «Эссе о смысле жизни» (Д.А. Леонтьев, Е.Н. Осин), «Шкала базисных убеждений» (Р. Янов-Бульман в обработке М.А. Падун, А.В. Котельниковой), русскоязычная версия «Теста жизнестойкости» (С. Мадди, в обработке Д.А. Леонтьева и Е.И. Рассказовой), «Диагностика мотивационной структуры личности» (Э. Мильман), тест-опросник самоотношения (В.В. Столин); во вторую группу — «Стиль саморегуляции поведения (В.И. Моросанова), «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях» (в адаптации Т.Л. Крюковой), а также «Многоуровневый личностный опросник» (А.Г. Маклаков, С.В. Чермянин).

Для статистической обработки полученных данных был использован пакет статистических программ SPSS 20.0.

Для оценки однородности дисперсии был использован статистический F-критерий Ливиня. Монотонность изменения признака в подвыборках с разным уровнем выраженности социально-профессиональной востребованности оценивалась в однородных выборках с помощью дисперсионного анализа ANOVA, в неоднородных — с помощью непараметрического Н-критерия Краскала — Уоллеса. В зависимости от однородности дисперсии сравнение выборок с разным уровнем СПВЛ осуществлялось с помощью параметрического t-критерия Стьюдента или непараметрического U-критерия Манна — Уитни.

Для выявления стилевых особенностей была применена процедура кластерного анализа (метод К-средних). Факторный анализ осуществлялся по методу главных компонент с Варимакс-вращением.

В целом полученные нами результаты можно представить в виде следующих положений.

На основании трехфакторной модели выделены 8 стилей СПВЛ, дифференцированных по уровню сформированности социально-, личностно- и профессионально-ориентированных характеристик, обусловливающих разный уровень выраженности у личности социального интереса, самоотношения и эффективных способов взаимодействия с окружающей ее действительностью.

Структура стилей социально-профессиональной востребованности отражает не только характерные для определенного возраста особенности отношения к себе как к значимому для других профессионалу, но и уровень личностного и профессионального развития человека. Сформированные на высоком и средневысоком уровне гармоничные профили социально-профессиональной востребованности являются отражением высокой профессиональной и личностной успешности человека.

Низкий уровень сформированности основных компонентов СПВЛ свидетельствует о переживании человеком чувства ненужности, бесполезности и является отражением не только его профессиональной неуспешности, но и кризисного характера взаимодействия его с миром и с самим собой.

От стиля Н3 к стилю В1 выявлен рост параметров психического здоровья, в том числе: сформированности базисных убеждений о себе и о мире, системы самоотношения, осмысленности жизни, интернальности локусов контроля, стрессоустойчивости с широким диапазоном эмоциональных предпочтений, выраженности конструктивного копинга при снижении неконструктивного, жизнестойкости, сформированности адаптационных способностей при снижении выраженности психотических расстройств и дезадаптационных нарушений.

Стиль Н3 характерен для юношеского возраста — незрелая зависимая личность, не доверяющая миру и себе, высоко подвластная средовым воздействиям; отсутствует идентификация с профессиональным сообществом; выражено недоверие к миру, повышенные значения самообвинения; незначимость достижений как ценностного ориентира; фрустрированы мотивы поддержания жизнеобеспечения, комфорта и творческой активности при отвержении статусно-престижной мотивации; неразвито планирование деятельности при неадекватности самооценки и оценки результатов своей деятельности и поведения, чрезмерной зависимости от мнений и оценок окружающих; низкий уровень жизнестойкости; выраженность психопатических черт возбудимого типа, импульсивности, конфликтности; преобладание пассивно-сострадательной позиции, неуверенности в себе и ситуации, высокая подвластность средовым воздействиям.

Стиль Н2 характерен для юношеского возраста и первого периода средней взрослости: незрелая депрессивная личность с выраженным комплексом неполноценности; ориентация в своем поведении на самостоятельность, универсализм и гедонизм при отвержении стимуляции, значимость самостоятельности как ценности, влияющей на всю личность в целом; фрустрация мотивов поддержания жизнеобеспечения и творческой активности в рабочей сфере; сниженные показатели моделирования и регуляторно-личностных свойств гибкости и самостоятельности при выраженной зависимости от мнений и оценок окружающих; депрессивный тип реагирования, склонность к острому переживанию неудач, повышенное чувство вины и неуверенность в себе.

Стиль Н1 характерен для второго периода средней взрослости и пожилого возраста: созерцатель, не готовый к изменениям, ожидающий поддержки от других; невостребованная личность зрелого возраста, положительно оценивающая результаты своей деятельности; при неготовности к новизне и глубоким переживаниям ориентация в поведении на самостоятельность, доброту и безопасность; потребительская ориентация в общежитейской при значимости комфорта и производительной ориентации в рабочей сфере; при неразвитости моделирования высокая чувствительность к неудачам, чрезмерная самокритичность, неустойчивость самоконтроля, сниженные показатели гибкости, свидетельствующие о неспособности адекватно реагировать на быстрые изменения ситуации и затрудненном самоконтроле в трудных жизненных обстоятельствах; обособленно-созерцательная личностная позиция, преобладание склонности к раздумьям над действенной активностью.

Стиль С3 характерен для юношеского возраста: гедонист, ориентация в своем поведении на доброту, самостоятельность и гедонизм при отвержении универсализма; в общежитейской сфере ориентация на статус при отвержении общественной пользы, в рабочей сфере ориентация на поддержание жизнеобеспечения, комфорта, творческой активности и общественной пользы; при неразвитости моделирования выражена фиксация на своих ошибках, высокая чувствительность к неудачам, чрезмерная самокритичность, неустойчивость самоконтроля; обособленносозерцательная личностная позиция, преобладание склонности к раздумьям над действенной активностью.

Стиль С1 характерен для средней взрослости: созерцатель, стремящийся к самореализации; ориентация в своем поведении на доброту, самостоятельность и безопасность при отвержении стимуляции и гедонизма; ориентация на статус при отвержении общественной пользы в общежитейской сфере, ориентация на поддержание жизнеобеспечения, комфорта, творческой активности и общественной пользы в рабочей сфере; обособленно-созерцательная личностная позиция, преобладание склонности к раздумьям над действенной активностью.

Стиль С2 характерен для второго периода средней взрослости и пожилого возраста: личность, избегающая неудачи, в сложившихся условиях не имеющая возможности максимально реализовать свой профессиональный потенциал; ориентация в своем поведении на доброту, самостоятельность и безопасность; значимость в общежитейской сфере статуса и отвержение общественной пользы, в рабочей сфере ориентация на поддержание жизнеобеспечения, комфорта, мотивов творческой активности и общественной пользы; преобладание пассивной личностной позиции, выраженность тенденции к избеганию неудачи.

Стиль В2 характерен для юношеского возраста и первого периода средней взрослости: максималист, стремящийся к успеху и склонный к риску, способный активно преодолевать трудности и быть конкурентоспособным на рынке труда; ориентация в своем поведении на безопасность, самостоятельность и достижения; потребительская ориентация в общежитейской сфере при выраженной производительной в рабочей сфере, ведущий мотивационный ориентир в рабочей сфере — творческая активность; сформированность системы саморегуляции при сниженном оценивании результатов, не критичности к своим действиям; высокий уровень принятия риска; выраженность оптимистичности.

Стиль В1 характерен для второго периода средней взрослости и пожилого возраста: зрелая личность с выраженным социальным интересом, способная своевременно объективировать свою активность в неадаптивной активности; высокая выраженность ориентации на доброту, достижения и безопасность; ведущие мотивационные ориентиры — творческая активность и общественная польза при выраженной производительной ориентации в рабочей сфере; высокий уровень сформированности системы саморегуляции; стремление к избеганию неуспеха при выраженной аффилиативной потребности и серьезного вдумчивого отношения к выполняемой работе, обращенность в мир внутренних переживаний, приверженность социальным интересам и социальной уступчивости.

Начиная с первого периода среднего возраста, СПВЛ оказывает значительное влияние на имплицитные представления личности об окружающем мире и образе Я, обеспечивая в пожилом возрасте их сохранность у мужчин. Учитывая сильнейшее влияние, которое оказывают параметры СПВЛ на базовые убеждения, можно утверждать, что длительное переживание человеком кризиса СПВЛ будет способствовать деформации базисных убеждений и еще большему затруднению адаптации этих людей.

Начиная с юношеского возраста, СПВЛ выступает причиной согласованных изменений жизнестойкости, обусловливая, прежде всего, рост вовлеченности и контроля. Переживание СПВЛ способствует сохранности системы убеждений пожилых людей о своей жизнестойкости за счет усиления убежденности влиять на происходящие события, а у женщин, еще и усиливая вовлеченность в происходящее и принятие риска. И, наоборот, вне зависимости от возраста деформация метасистемы СПВЛ будет сопровождаться формированием чувства отвергнутости, ощущения себя вне жизни, ощущению собственной беспомощности.

В юношеском возрасте параметры СПВЛ в основном влияют на осмысленность жизни в будущем и представление о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, в среднем и пожилом возрасте — на все смысложизненные ориентации.

Выявлено влияние отношения к себе как к значимому для других профессионалу на удовлетворенность мотивов общественной пользы и снижение астеничности фрустрационного поведения.

СПВЛ является ресурсом поведенческой регуляции и коммуникативного потенциала, в целом обусловливая личностный адаптивный потенциал и уровень профессиональной пригодности в среднем и пожилом возрасте; и СПВЛ является ресурсом саморегуляции поведения человека, прежде всего, способствуя повышению адекватности оценки себя и результатов своей деятельности, а также выделения значимых условий достижения целей.

Таким образом, социально-профессиональная востребованность личности является важной интегративной характеристикой субъекта профессиональной деятельности и в целом субъекта бытия, в связи, с чем важно знать ее каузальную соотнесенность с психологическими характеристикам личности, как побуждающих её к активности, так и обусловливающих результативность её поведения.

Социально-профессиональная востребованность личности выступает фактором психического здоровья, оказывая значительное влияние, как на инициативно-притязательные, так и на результативные характеристики личности, обусловливая положительные изменения в системе базовых убеждений, ценностно-смысловой и мотивационно-потребностной сфере, конструктивных способах преодоления стрессовых ситуаций и в целом, адаптационных способностей личности.

Социально-профессиональная востребованность, встраиваясь в систему инициативно-притязательных и результативных характеристик личности, достигает максимальной согласованности с ними во втором периоде среднего возраста, обеспечивая в значительной степени их сохранность в пожилом возрасте.

Знание стилевых особенностей социально-профессиональной востребованности дает ценную информацию для решения задач профориентации и служит важным психодиагностическим инструментом при организации психологического сопровождения личности, переживающей кризис востребованности.

Список использованных источников и литературы

  1. Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социальное пространство и потенциал региона / А.А. Дрегало, В.И. Ульяновский. URL: http://www.pomorsu.ru/_doc/mba/nr/4ch.pdf
  2. Журавлев А.Л. Некоторые тенденции развития современной социальной психологии труда / А.Л. Журавлев // Социальная психология труда: теория и практика; отв. ред. А.Л. Журавлев, Л.Г. Дикая. — Москва, 2010. — Т. 2.
  3. Кривошеев В.Т. Управление занятостью трудовых ресурсов в системе социального партнерства (теоретико-социологический анализ): автореф. дис. … д.социол.н. / В.Т. Кривошеев. — Саратов, 2004.
  4. Харитонова Е.В. Структура и динамика социальнопрофессиональной востребованности личности: диссертация ... д.псих.н.: 19.00.03 / Е.В. Харитонова. — М.: Институт психологии РАН, 2012.

Источник: Харитонова Е.В. Социально-профессиональная востребованность личности как фактор психического здоровья // Актуальные проблемы психолого-педагогического и медико-социального сопровождения высшего образования: интеграция науки и практики: Материалы IX научно-практической конференции, Хабаровск, 25 ноября 2021 года / Сост. Н.Л. Перевезенцева. Хабаровск: Дальневосточный государственный медицинский университет, 2022. С. 51–57.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»