16+
Выходит с 1995 года
5 марта 2024
Теме смерти в современных психотерапевтических подходах посвятили конференцию Memento mori

Теме смерти и смертности была посвящена онлайн-конференция «Memento mori в современных психотерапевтических подходах», состоявшаяся 25–26 апреля 2023 года.

Организатор конференции Владимир Юрьевич Баскаков, заведующий кафедрой «Телесные психотехники» Академии социальных технологий, так объяснил выбор темы: «Не только наличие дуальности / полярности (вдох-выдох, день-ночь, лето-зима…), но и их постоянная чередуемость / сменяемость позволяют всему существующему быть, развиваться и жить. Попробуйте прямо сейчас жить только вдохами, без выдохов. А ведь выдох в китайской инь-янской парадигме рассматривается как процесс умирания. Уж как не нам, психологам, психотерапевтам, консультантам, знать об этом? Разве к нам не обращаются клиенты со страхом смерти, гореванием по поводу утрат и потерь, с нарушениями сна, сексуальными проблемами… Но в этом и парадокс. Насколько мало теме смерти уделяется внимания в существующих психотерапевтических подходах».

По словам Владимира Баскакова, тема практически не обсуждается публично прежде всего по причине тех сильных чувств, которые она вызывает у авторов, лекторов и слушателей: люди, как правило, не знают, как справляться с этими чувствами.

С приветственным словом к участникам конференции обратился заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, директор Школы антропологии будущего РАНХиГС, научный руководитель Московского института психоанализа, доктор психологических наук, профессор Александр Григорьевич Асмолов.

«Семинар называется исторической латинской формулой memento mori… Но когда я эту формулу слышу, то хочется сказать, что, по сути дела, помнить о смерти — необходимо, — отметил Александр Григорьевич. — И смысл нашего семинара, особенно в ситуации экзистенциального кризиса, происходящего в мире, может быть передан словами “помни о жизни”. И на самом деле мы сегодня говорим о жизни, о перспективах и истории».

А.Г. Асмолов перечислил несколько работ, близких тематике конференции, среди которых: «Человек перед лицом смерти» Филиппа Арьеса, коллективный сборник «Ритуалы бедствия» и «Очерки антропологической психиатрии» Иосифа Зислина.

«Говорить о смерти, упрощая эту проблему, — невероятно серьезный риск каждого из нас… Мы между Сциллой и Харибдой. Либо испугаться и сказать: мы упростим, мы примитивизируем, мы не поймем. Либо самим начать разговор: понимая, что идем по минному полю, всё равно двигаться по минному полю…» — подчеркнул А.Г. Асмолов.

В.Ю. Баскаков предварил выступления докладчиков такими словами: «О чем бы я мечтал… Например, в той же возрастной психологии ввести целый раздел… Даже название придумывать не надо — оно уже существует, но, к сожалению, в медицине. Танатогенез. В медицине это рассматривается как стадия активного умирания: агония, клиническая смерть, физиологическая смерть… А почему это не стадии осознания нами нашей конечности?»

Заведующий Международной лабораторией позитивной психологии, личности и мотивации, профессор департамента психологии факультета социальных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», доктор психологических наук, профессор Дмитрий Алексеевич Леонтьев представил доклад «Жизнь и какое-то время».

«Проблема смерти — это не какая-то отдельная проблема. Это часть проблемы жизни», — подчеркнул Д.А. Леонтьев. В качестве эпиграфа к докладу Дмитрий Алексеевич процитировал одно из своих «однопсиший»: «Боимся смерти так, как будто жили».

Д.А. Леонтьев рассказал о понятии «малой смерти», введенном Сальватором Мадди: «Мы сталкиваемся со смертью в небольшом масштабе всегда, когда кончается нечто, окончания чего бы мы не хотели… когда нас угнетает нехватка времени и сил, чтобы совершить всё, к чему мы искренне стремимся… или когда жизнь монотонна. Во всех этих случаях человек испытывает страх, хоть и слабый, от того, что события не подвластны его контролю и не всегда соответствуют его желаниям. В этих случая человек испытывает страх от бессмысленности жизни» (Maddi, 1980).

Дмитрий Алексеевич отметил, что Мадди делает вывод, что позитивные реакции на столкновение со смертью стимулируют личностное развитие. «Осознание неполной контролируемости жизни в результате столкновения о смертью сильнее всего стимулирует ответственность за неё. Смысл смерти как психологической реальности, данной нам в переживании, — в ответственности за жизнь», — рассказал Д.А. Леонтьев.

В своём докладе Дмитрий Алексеевич обратился к идеям Эриха Фромма о биофилии и некрофилии как двух глобальных жизненных установках: «Взгляды Фромма на биофилию и некрофилию многое помогают сейчас понять про нашу жизнь. Многие процессы, которые идут в нашем обществе, могут быть описаны как борьба биофилов с некрофилами».

«Смерть в экзистенциальном мировоззрении выступает в разных видах. Смерть как экзистенциал — это неотъемлемая часть жизни, то, чего не может не быть. То, на что обречен каждый из нас, но одновременно это и вызов, на который можно реагировать по-разному. Если фактичность смерти ставит крест на жизни человека, то идея смерти, точнее смертности, придает нам потенциал для жизни. Это происходит благодаря тому, что определенность смертности задает предел, границу жизни и тем самым стимулирует ответственность за то, как эта жизнь будет прожита, — отметил Д.А. Леонтьев. — Жизнь и смерть обозначают два альтернативных состояния, в которых можно проводить время как до смерти, так и после неё, быть мертвым при жизни или живым после смерти».

Клинический психолог, экзистенциально-ориентированный гештальт-терапевт, кандидат психологических наук Елена Ростиславовна Калитеевская выступила с докладом «Путь к свободе лежит через потери».

«Мир очень изменился за последние три-четыре года. Стали видимы изменения. Это не значит, что они начались три-четыре года назад. На них уже стало невозможно не обращать внимание, приходилось как-то реагировать. Думаю, этим изменениям более 30 лет…» — отметила Е.Р. Калитеевская.

«Сейчас человечество располагает избытком того, что произвело, и не может справиться с тем монстром, которого породило. Человечество нуждается в разрядке, в выдохе. И форма поиска этой разрядки пока непонятна. Важно, что разрядка необходима», — подчеркнула Елена Ростиславовна.

«Мой доклад называется “Путь к свободе лежит через потери”. То есть для того чтобы избавиться от этого гигантского напряжения, которое превращается в спрессованную боль — а в боль превращаются любые чувства, даже любовь и нежность, если они долго остаются невыраженными, не говоря уже о негативных чувствах: чувстве тревоги и т.д., — нужно разрядиться. Но, чтобы разряжаться, нам надо терять…» — рассказала Е.Р. Калитеевская.

«Мы живем в мире, где много процессов, которыми мы не управляем. Эта информационная масса порождает раздувающуюся подушку тревоги…» — отметила Е.Р. Калитеевская

«Даже если обратиться к повседневной речи клиентов: раньше мы слышали “хочу добиться, достичь”, сейчас я чаще слышу “хочу расслабиться”», — подчеркнула Елена Ростиславовна.

Психолог, танатотерапевт, системный семейный психотерапевт, руководитель и преподаватель Института психотерапии онлайн (ИПО) Ольга Аркадьевна Семёнова представила доклад «Смерть и её символы в разных психотерапевтических подходах». В своем выступлении О.А. Семёнова сопоставила особенности работы психотерапевтов в различных направлениях, каждое из которых по-своему обращается к реальности и метафоре смерти. О.А. Семёнова акцентировала внимание на том, что целью танатотерапии является помощь в установлении контакта с процессами смерти и умирания в условиях жизни современного общества.

Психолог, психотерапевт Виктория Борисовна Березкина-Орлова представила доклад «Как помочь нашим родным, друзьям и клиентам справиться с утратой и потерей близких».

Виктория Борисовна подчеркнула, что специалисты помогающих профессий в своей работе могут столкнуться с викарной травматизацией и усталостью от сострадания, которые следует отличать от выгорания и симптомы которых могут напоминать посттравматическое стрессовое расстройство.

В.Б. Березкина-Орлова рассказала о новом взгляде на работу с горюющим клиентом, высказанном Уильямом Гордоном. Он предложил описание реакции горя не по стадиям и по фазам, а через решение четырех задач горя, которые могут быть выполнены горюющим при нормальном течении горя: признать факт потери, пережить боль потери, приспособиться к миру без умершего и выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить.

В.Б. Березкина-Орлова затронула тему связи горя и травмы, подчеркнув, что у каждого человека своя скорость горевания: «В каждой травме, какой бы они ни была, есть своя утрата и свое горевание. Но не в каждом горевании есть травма».

В статье упомянуты
Комментарии
  • Валерий Михайлович Ганузин
    16.05.2023 в 14:02:14

    Уважаемая Виктория Александровна!

    В Паллиативной помощи существуют понятия "плохая смерть" и "хорошая смерть". Данные вопросы также можно рассмотреть с позиции клинического психолога, хотя подготовку к The end осуществляют не только клинические психологи и другие специалисты, но и родственники умирающего.

    С уважением, Валерий Михайлович.

      , чтобы комментировать

    • Владимир Александрович Старк

      Уважаемая Виктория Александровна.По моим несистемным наблюдениям фобические проблемы встречаются гораздо чаще нежели проблемы утраты, и за рамками идеалистического подхода к теме смерти, за рамками веры, религии и Бога к ним никак и не подступиться.И что интересно, даже атеисты соглашаются если вера терапевтически ресурсна, то пусть будет вера.

        , чтобы комментировать

      , чтобы комментировать

      Публикации

      Все публикации

      Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

      Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»