16+
Выходит с 1995 года
23 июня 2024
Синдром эмоционального выгорания: попытка логотерапевтического объяснения

Впервые симптомы синдрома описал Герберт Фрейденбергер в работе «Эмоциональное выгорание сотрудников» [6]. Несколько позднее К. Маслач и С. Джексон определили синдром выгорания как комбинацию трех симптомов: 1) эмоциональное истощение, 2) деперсонализация и цинизм и 3) ощущение профессиональной несостоятельности или недостаточной продуктивности [11, 12]. Эта модель сегодня принята большинством ученых в качестве концептуальной основы синдрома выгорания, также она включена в последнюю версию МКБ-11, хотя и сужает понятие исключительно до контекста трудовой деятельности и рекомендует не применять его для других сфер жизни.

Синдром эмоционального выгорания может настичь практически любого человека, но в большей степени ему подвержены люди социальных профессий, где присутствуют большие эмоциональные нагрузки (педагоги, психологи, священники, медицинские и социальные работники и т.д.). Правда, в последнее время стали также говорить об эмоциональном выгорании женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, а также безработных [10, 15].

Опасность синдрома выгорания заключается в том, что он может быть совершенно не заметен со стороны: человек достаточно долго может производить впечатление нормально функционирующей личности, испытывая при этом эмоциональное истощение, деперсонализацию и даже предсуицидальные состояния, которые он скрывает от других. Такой человек может испытывать ощущение безысходности, считать себя жертвой обстоятельств. Синдром развивается медленно, иногда этот период исчисляется годами. Как именно он развивается и какие стадии включает, до сих пор не совсем понятно. Г. Фрейденбергер и Г. Норт выделяют 12 фаз [7], К. Маслач с коллегами на базе этих фаз постулируют 4 [12]. Есть ученые, которые пытаются определить причины, лежащие в основе развития синдрома эмоционального выгорания [1, 2, 5].

Не затихают дискуссии среди специалистов о взаимосвязи депрессии и синдрома выгорания. Большинство исследователей сходятся в том, что между этими состояниями определенно существует связь, но все же они не идентичны. К основным факторам, позволяющими провести различие между этими двумя состояниями, можно отнести желание жить у людей с синдромом эмоционального выгорания и его отсутствие у пациентов, страдающих депрессией (кроме самой последней стадии выгорания), а также то, что эмоциональное выгорание — это нарушение, связанное с работой или деятельностью [8].

Неотъемлемой составляющей эмоционального выгорания является стресс. Вместе с тем, стресс не является причиной выгорания, но может выступать в качестве его катализатора. Главное различие между стрессом и выгоранием, пожалуй, заключается в том, что симптомы стресса носят более физиологический характер, а в выгорании выражена больше эмоциональная составляющая. Стресс проявляется в гиперактивности и ощущении острой потребности. Выгорание приводит, скорее, к ощущению безнадежности и беспомощности.

Все вышеизложенное — это достаточно устоявшийся взгляд на природу и причины эмоционального выгорания. Однако, в свое время К. Маслач отмечала, что одной из отличительных особенностей синдрома эмоционального выгорания является кризис смысла и ценностей [13]. И лишь совсем недавно на это замечание обратили более пристальное внимание ученые, в результате чего наметился еще один интереснейший подход к выгоранию — с позиции логотерапии и экзистенциального анализа. С точки зрения логотерапии, выгорание — это тяжелое состояние, причиной которого является утрата экзистенциального смысла. Согласно В. Франклу, экзистенциальный смысл лежит в основе психического здоровья и благополучия человека. И как только утрачивается смысл, он начинает ощущать экзистенциальный вакуум, который характеризуется потерей мотивации и интереса к жизни, низким уровнем инициативности и проактивности [3]. Эти аспекты экзистенциального вакуума вполне укладываются в симптоматику эмоционального выгорания.

В. Франкл выделяет три измерения человеческого существования — биологическое, психологическое и ноэтическое. И несмотря на то, что симптомы эмоционального выгорания могут проявляться во всех трех измерениях, все-таки главным из них является ноэтическое. Если человек удовлетворяет исключительно свои психодинамические потребности, игнорируя при этом духовное измерение, он рискует столкнуться с симптомами экзистенциального вакуума. И хотя эмоциональное выгорание и экзистенциальный вакуум связаны между собой и даже на каком-то этапе они смыкаются весьма плотно, тем не менее, просматриваются и некоторые отличия. Основное из них заключается в том, что среди симптомов первого отсутствуют скука и апатия. Они — лишь следствие других симптомов эмоционального выгорания, но при этом В. Франкл включает их в определение экзистенциального вакуума. У людей, ощущающих экзистенциальный вакуум, ярко выражены два основных аспекта выгорания — деперсонализация и эмоциональное истощение [9].

Итак, в качестве одной из основных причин синдрома эмоционального выгорания, согласно логотерапии, выступает дефицит экзистенциального смысла. Когда человек ведет осмысленную и удовлетворяющую его жизнь, когда он вовлечен в нее, потому что она ему интересна и потому что это его свобода и его выбор, тогда у него есть силы действовать «несмотря на» — усталость и пр. И наоборот, если он живет по обязанности, потому что он должен что-то делать и должен стремиться к чему-то, что для него не имеет особенной ценности, что ему не нужно и не интересно, что не приносит ему удовлетворения, что не является его свободным выбором, — тогда он становится подвержен выгоранию.

Сегодня люди ищут смысл в работе, для многих работа стала отождествляться с самой жизнью. В пирамидальной системе ценностей современного человека она часто занимает приоритетное место. И если в начале своего трудового пути человек полон надежд, испытывает энтузиазм, обнаруживает определенные перспективы и смыслы, идентифицирует себя с работой, то со временем его может постичь разочарование — и от невозможности реализовать собственные ценности, и от высоких требований и перегрузок, и от постигших его неудач и ошибок, и от многих других обстоятельств. В связи с этим К. Маслач и М. Лейтер предлагают следующее определение синдрома эмоционального выгорания: «Выгорание — это индикатор расхождения между тем, кем человек является, и тем, что ему приходится делать. Это постепенное разрушение ценностей, достоинства, духа и воли — разрушение человеческой души. Это болезнь, которая неумолимо прогрессирует с течением времени, это крутое падение в бездну, после которого очень тяжело подняться» [13]. И поэтому мы можем говорить о выгорании не только в ситуациях перегрузки и перенапряжения, когда на человека возлагаются непосильные или не соответствующие его компетенциям трудовые обязанности, но и в ситуациях недозагрузки, а также когда профессионализм человека сильно превосходит его функциональные обязанности.

Важно сказать и о мотивации. А. Лэнгле считает, что если человека интересует не содержание его работы (внутренние мотивы), а, например, карьера, деньги, социальный статус и др. (внешние мотивы), то в этом случае неминуема утрата «правды». В связи с этим он различает истинный экзистенциальный смысл и «псевдо-смысл». С точки зрения его подхода к экзистенциальному анализу, эмоциональное выгорание — это нарушение психологического благополучия по причине дефицита внутренней удовлетворенности. Человек ощущает внутреннюю удовлетворенность, когда посвящает свою жизнь чему-то, что позволяет ему реализовать субъективно важную (с его точки зрения) ценность. Синдром эмоционального выгорания проявляется, когда человек в течение долгого времени делает то, что не имеет для него ценности [1].

Другая ситуация — когда люди сталкиваются с чрезмерным количеством смысла и не могут сделать выбор между различными приоритетами, что также ведет их к истощению и эмоциональному выгоранию.

Сегодня профилактика синдрома и корректирующие действия направлены главным образом на улучшение объективных условий труда и индивидуальное облегчение симптомов стресса, однако, этого недостаточно для борьбы с основной причиной эмоционального выгорания. Как отмечает А. Лэнгле, ни отдых, ни техники релаксации, ни программы управления стрессом сами по себе не могут заполнить пустоту отсутствия смысла и неудовлетворенности [2].

Мы должны сосредоточиться на усилении ощущения смысла. Несмотря на достаточно большое количество исследований, появившихся за последнее время по проблеме эмоционального выгорания, лишь в очень немногих работах рассматривается связь выгорания с утратой смысла в жизни и работе [4, 14, 16]. Вместе с тем, нам представляется чрезвычайно перспективными подобного рода исследования, прежде всего, по нескольким причинам. Во-первых, если эта связь станет более очевидна и доказана, то мы сможем лучше профилактировать и точнее диагностировать выгорание. Во-вторых, мы сможем оказывать страдающим людям более эффективную помощь, в том числе методами логотерапии.

Литература

  1. Лэнгле А. Эмоциональное выгорание с позиций экзистенциального анализа: теоретическое исследование // Вопросы психологии. 2008. №2. С. 3-16.
  2. Лэнгле А. Эмоциональное выгорание — пепел после фейерверка. Экзистенциально-аналитическое понимание и предупреждение: Лекция. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://tovievich.ru/news/6389-alfrid-lengle-emocionalnoe-vygoranie-pepel-poslefeyerverka-ekzistencialno-analiticheskoe-ponimanie-i-preduprezhdenie-lekciya-v-mspi27112014.html (Дата обращения: 15.03.2020).
  3. Франкл В. Воля к смыслу: Пер. с англ. М.: Альпина нонфикшн, 2018. 228с.
  4. Ben-Itzhak S., Dvash J., Maor M., Rosenberg N., Halpern P. Sense of meaning as a predictor of burnout in emergency physicians in Israel: a national survey. ClinExp Emergency Med (2015) 2(4):217. 10.15441/ceem.15.074
  5. Demerouti E., Bakker A.B., Nachreiner F., Schaufeli W.B. The job demands resources model of burnout. J Appl Psychol (2001) 86(3):499. 10.1037//0021-9010.86.3.499
  6. Freudenberger H.J. Staff burn-out. J Soc Issues (1974) 30(1):159–65.
  7. Freudenberger H., North G. Burn-out bei Frauen. Frankfurt: Krüger Verlag; (1992).
  8. Jaggi F. Burnout-praxisnah: 2Tabellen. Stuttgart: Georg Thieme Verlag; (2008).
  9. Karazman R. Das Burnout-Syndrom. Vortragan der österreichischen van Swieten Tagungvom (1994) 27:10.
  10. Leiter M.P., Schaufeli W.B. Consistency of the burnout construct across occupations. Anxiety Stress Coping (1996) 9(3):229–43. 10.1080/10615809608249404
  11. Maslach C., Jackson S.E. The measurement of experienced burnout. J OccupBehav (1981) 2(2):99–113. 10.1002/job.4030020205
  12. Maslach C., Schaufeli W.B., Leiter M.P. Job burnout. Ann Rev Psychol (2001) 52(1):397– 422. 10.1146/annurev.psych.52.1.397
  13. Maslach C., Leiter M.P. Understanding the burnout experience: recent research and its implications for psychiatry. World Psychiatry (2016) 15(2):103–11. 10.1002/wps.20311
  14. Nindl A. ZwischenexistentiellerSinnerfllung und Burnout [Between existential fulfillment and burnout]. Existenzanalyse [Existential Analysis] (2001) 1:15–23.
  15. Richardsen A.M., Martinussen M. Factorial validity and consistency of the MBI-GS across occupational groups in Norway. Int J Stress Manag (2005) 12(3):289. 10.1037/1072-5245.12.3.289
  16. Yiu-Kee C., Tang C.S.K. Existential correlates of burnout among mental health professionals in Hong Kong. J Ment Health Couns (1995) 17(2):220–9.

Источник: Аверьянов А.И. Синдром эмоционального выгорания: попытка логотерапевтического объяснения // Психологические проблемы смысла жизни и акме: Материалы XXV Международного симпозиума, Москва, 15–16 апреля 2020 года. М.: Психологический институт РАО, 2020. С. 217–221. DOI: 10.24411/9999-042A-2020-00028

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»