Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь

С головой что-то не то. Как пандемия повлияла на психическое здоровье детей

/module/item/name

Дети переносят коронавирус легче взрослых, но страдают не меньше. Подавленное состояние, панические атаки, беспокойство, проблемы с питанием, причинение себе вреда, суицидальные мысли, плохой сон, чувство одиночества, изолированности от мира — с такими симптомами подростки все чаще теперь обращаются к врачам. Ученые из разных стран опубликовали десятки исследований о том, как сказалась пандемия на детях и к каким последствиям может привести в будущем. Условно эти последствия можно разделить на три группы: влияние пандемии на здоровье, на психическое состояние, а также на качество обучения, квалификацию и карьерные перспективы молодежи.

13 января французские учителя провели очередную однодневную забастовку. Они требуют введения более жестких санитарных мер против COVID-19, в том числе сокращения числа учащихся в классах. Не исключено, что на фоне распространения штамма «омикрон» школы вновь закроют на неопределенное время. Уроки, общение с друзьями, игры, спорт, привычный распорядок жизни — дети опять будут всего этого лишены. Между тем врачи всего мира бьют тревогу: пребывание дома, отсутствие общения со сверстниками, нарушение привычного ритма жизни плохо сказываются на психическом здоровье детей, грозя обернуться катастрофой.

Вплоть до анорексии

Childline, британская негосударственная служба помощи детям и подросткам, отмечала в период коронавирусных ограничений 37-процентный рост обращений по поводу проблем с психическим здоровьем детей младше 11 лет. Симптомы включали подавленное состояние, панические атаки, тревогу, проблемы с питанием, причинение себе вреда, суицидальные мысли, плохой сон, чувство одиночества, изолированности от мира. По данным Co-SPACE (совместный проект Оксфордского университета и Имперского колледжа Лондона по сбору информации о психическом состоянии детей и подростков 4–16 лет; осуществлялся в марте 2020-го — июле 2021-го), после первого школьного локдауна, завершившегося в июле 2020 года, 30% переживали из-за отсутствия очных уроков, еще 30% опасались подхватить вирус, 16% просто боялись выйти из дома.

По данным британской благотворительной организации Mental Health Foundation, заболеваемость психическими расстройствами среди детей в возрасте от 5 до 16 лет выросла с 10,8% в 2017 году до 16,0% в июле 2020-го. Канадские ученые на основе метаанализа 29 исследований с участием более 80 тыс. детей и подростков установили, что распространенность депрессии и беспокойства в мире в пандемический год увеличилась в этой категории почти вдвое: с 12,9% и 11,6% перед пандемией до 25,2% и 20,5% в период с 1 января 2020 года по март 2021 года соответственно (распространенность заболевания — это число зарегистрированных больных на определенной территории по состоянию на конец года независимо от давности их выявления в пересчете на 100 тыс. населения). Похожая ситуация в Китае: там из 2330 молодых людей, опрошенных в период локдауна, 22,6% сообщили о депрессии, 18,9% — о беспокойстве.

Более глубоко проблему изучили сотрудники медицинского факультета имени Файнберга Северо-Восточного университета в Чикаго, штат Иллинойс, и чикагской детской больницы Энн и Роберта Х. Лурье. Отправной точкой исследования стало 21 марта 2020 года, когда школы в Чикаго закрылись, а детей отправили по домам. В июне – июле 2020-го ученые опросили 32 217 родителей и опекунов, которые воспитывали детей — от подготовишек до 12-классников, чтобы оценить психоэмоциональное состояние подрастающего поколения по 12 позициям (одиночество, раздражение и гнев, стресс, беспокойство, депрессия, мысли о самовредительстве или самоубийстве, а также планы на будущее, отношения в семье, спокойствие, надежды на будущее, общение со сверстниками). Результаты шокировали. Все негативные характеристики, связанные с психическим здоровьем, ухудшились, показатели же, связанные с положительным отношением к жизни, упали.

Если до закрытия школ одиночество испытывали всего 3,6% детей, то после — уже 31,9%. Раздражительность и гнев до локдауна отмечались у 4,2% школьников, после — у 23,9%. Уровень стресса вырос на 12,7%, беспокойства — на 10,7%, депрессии и плохого настроения — на 10,6%.

А вот позитивный настрой, напротив, понизился. Так, планы на будущее до пандемии строили 44,3% детей, во время локдауна — уже 30,9%. Надежду на будущее потеряли 19,7%. Больше всего пострадали дружба и хорошие отношения со сверстниками: падение составило 30,9%.

В поле зрения ученых из университетов Эссекса, Суррея и Бирмингема в Великобритании (New evidence shows how school closures hit children’s mental health hard | University of Surrey) попали школьники от 5 до 11 лет. После закрытия школ они стали на 14% чаще, чем в допандемийный период, неадекватно себя вести, совершать антиобщественные поступки, выражать негативные эмоции, испытывать психоэмоциональные проблемы. Когда в сентябре 2020-го школы возобновили работу, психическое состояние детей было лучше, чем в июне того же года, но хуже, чем до пандемии. То же самое отмечают педагоги. Так, директор одной из школ в Стаффордшире (графство в Англии) сообщила itv.com, что заметила существенные изменения в поведении детей, вернувшихся в школу после локдауна: некоторые демонстрируют меньше уважения к учителям, кто-то стал более замкнутым, многие стараются ни к чему не прикасаться.

Еще одна проблема, связанная с психическим состоянием,— нервная анорексия среди детей и подростков. Изучение ситуации в шести больницах Канады показало, что при пандемии число таких случаев выросло почти вдвое — с 24,5 в месяц в доковидный период до 40,6 во время первой волны. Число госпитализаций увеличилось с 7,5 до 20 случаев в месяц.

Холли Агостино, руководитель программы нарушения пищевого поведения в детской больнице Монреаля и ведущий автор исследования, считает, что у детей, страдающих анорексией, и прежде были психологические проблемы, в том числе с собственным телесным образом, а в пандемию они обострились, ведь подавленности и беспокойству, как правило, сопутствуют расстройства пищевого поведения.

Если при общении в школе дети, патологически обеспокоенные своим внешним видом, могут корректировать восприятие своего тела, то теперь они оказались в вакууме.

Дополнительный стресс вызывают постоянные напоминания о том, что сидячий образ жизни в период локдауна ведет к набору веса.

Ученики начальной школы (4–10 лет) страдают больше других. Так, исследования Co-Space показали 10-процентный рост эмоциональных расстройств, на 20% выросли гиперактивность и невнимательность, на 35% — поведенческие проблемы. И это всего за два месяца локдауна — с марта по июнь 2020 года.

Маленькие дети еще не умеют общаться со сверстниками онлайн, и невозможность совместных игр и занятий сильно вредит их психике.

Девочки находятся в группе риска по тревожно-депрессивным расстройствам: по данным упомянутого канадского метаанализа, среди них соответствующие показатели выше средних. Причинами тому биологическая восприимчивость, более низкая самооценка и большая подверженность межличностному насилию. Еще одна уязвимая группа по этим психическим расстройствам — подростки, скорее всего, из-за гормональной перестройки организма, а еще потому, что общение со сверстниками для них особенно важно.

Верните детям рутину

Почему же все это происходит? Прежде всего детей сильно выбивает из колеи отсутствие распорядка и привычного ритма жизни. С локдауном ушла рутина, а с ней — ощущение стабильности и спокойствия. К этому прибавились беспокойство за свое здоровье и неясность перспектив, многие потеряли близких людей. Один 17-летний юноша в интервью itv.com так объяснил свое состояние, выразив отношение к происходящему целого поколения: «Я чувствую подавленность из-за локдауна. Я не могу видеться с друзьями, делать то, что мне нравится, это очень непривычно. Я понимаю, все это ради моей же безопасности, но мое психическое состояние в период локдауна сильно ухудшилось. Мы не общаемся с друзьями так же часто, как прежде, а именно они всегда поддерживали меня в тяжелые моменты. Теперь их нет рядом, и мне трудно с этим справиться».

Вместо друзей рядом оказались гаджеты. Использование компьютера превратилось в необходимость, даже неизбежность, уроки ведь теперь проходят онлайн. Школьники стали сидеть у экранов в среднем на 3,2 часа в день дольше, и не только за уроками.

Получив от взрослых карт-бланш, они с головой ушли в виртуальный мир с его кинофильмами, видеоиграми, соцсетями.

Так вот именно увеличение экранного времени связано с ростом депрессии и беспокойства у подрастающего поколения, предупреждают канадские ученые из Центра повышения квалификации в области психического здоровья детей и подростков провинции Онтарио.

А специалисты Научно-исследовательского института при детской больнице Восточного Онтарио (Оттава, Канада) еще до пандемии выяснили, что чрезмерное времяпрепровождение у экрана приводит к большому числу поведенческих и психических нарушений. В 2016–2018 годах они собрали информацию о 11 875 детях в возрасте от 9 до 10 лет и узнали, как фильмы, видеоигры и другой контент, доступный на электронных устройствах, связан с такими эмоциональными и поведенческими симптомами, как беспокойство, подавленность, замкнутость, жалобы на плохое физическое состояние, проблемы общения, расстройство мышления, невнимательность, нарушение социальных норм, агрессивность.

Тревога и депрессия оказались прямым следствием использования телевизоров, компьютеров и смартфонов.

Кроме того, каждый дополнительный час просмотра фильмов по ТВ на 5,9% увеличивал склонность к асоциальному поведению, на 5% — трудности в общении, на 4% — агрессивность. Видеоигры для взрослых и длительные кинопросмотры ассоциировались с агрессией и снижением продолжительности сна.

Кстати, о сне. В начале 2020 года, когда школы в Великобритании были закрыты, лондонская сомнологическая клиника «Миллпонд», например, отмечала 30-процентный рост числа обращений по поводу расстройства сна у детей 5–13 лет по сравнению с тем же периодом 2018–2019 годов. Почему? «Мы наблюдаем взрывной рост числа детей 6–8 лет, у которых на сон влияет повышенная тревожность»,— сказала в интервью The Guardian основательница клиники Мэнди Герни. Плохо сказывается на сне и изменение распорядка. «Детей и подростков обычно насильно загоняют в режим сна, не соответствующий их биоритмам,— комментирует в интервью The Guardian Майкл Фаркуар, консультант по детской сомнологии в лондонской клинике “Эвелина”.— Они хотели бы утром подольше поспать, но надо идти в школу, поэтому приходится рано вставать. В период локдауна эти правила не действуют, и режим сна “гуляет”». Подростки стали больше сидеть в соцсетях, особенно перед сном, что, как известно, возбуждает, пишет Journal of Child Psychology and Psychiatry. Между тем нарушение сна напрямую связано с психическими расстройствами. Как показало упомянутое исследование ученых из детской больницы Восточного Онтарио, каждый лишний час, проведенный в постели, на 8,8–16,6% снижает негативный психоэмоциональный настрой. А вот сокращение времени сна, напротив, влечет повышение уровня депрессии и тревожности на 1,7%, мыслительных расстройств — на 1,3%, замкнутости — на 1,1%.

Отцы и дети

Это все, так сказать, прямые угрозы для детской психики. Есть и косвенные: пандемия повышает риск психических нарушений у детей опосредованно: через семейные конфликты, психические отклонения родителей и т.п., пишут британские психологи Эдмунд Сонуга-Барк и Паско Феарон в статье «Оставляют ли локдауны шрамы?».

Болезнь и смерть членов семьи, отсутствие общения с родней и друзьями, постоянный поток пугающих новостей, снижение доходов и даже потеря работы — все это служит для взрослых источником стресса и негативных эмоций. А необходимость выступать в роли учителей, пытаясь вдолбить знания в головы отпрысков, при этом работая удаленно, только усиливает раздражение, пишут ученые Северо-Восточного университета в Бостоне, штат Массачусетс, США, в статье «Преодоление последствий, связанных с воздействием закрытия школ из-за COVID-19 на физическое и психическое здоровье детей». Вот взрослые и вымещают на ребенке свое недовольство жизнью. Тем более что бедняге и пожаловаться-то некому. Не могут же учителя ходить по домам и смотреть, что происходит в семьях в период локдауна. Снизили активность социальные службы, которые до пандемии оказывали поддержку детям из неблагополучных семей.

Произвол в отношении детей в условиях самоизоляции только растет.

Так, в уезде Цзяньли китайской провинции Хубэй в период первого локдауна (февраль 2020-го) число обращений в полицию по поводу домашнего насилия увеличилось в три раза по сравнению с 2019 годом — с 47 до 162 случаев.

Локдаун создал чрезвычайные экономические и межличностные факторы давления на индивидуумов внутри семьи, которые повышают риск конфликтов между родителями и детьми, подчеркивают господа Сонуга-Барк и Феарон: «Обозленные из-за своего бессилия, дети начинают провоцировать родителей, а раздраженные, нервные родители реагируют на провокацию. Так возникает нездоровая обстановка, чреватая эскалацией конфликта между родителями и детьми, взаимоотношения, при которых родители могут сорваться и подвергнуть ребенка физическому и психологическому насилию». На детскую психику все это действует крайне негативно.

А главное — все эти психические сдвиги не исчезнут, когда кончится пандемия, вызвавшая их к жизни, утверждают господа Сонуга-Барк и Феарон. Запущенные факторами стресса, связанными с локдаунами и пандемией, психические расстройства у детей и подростков демонстрируют тенденцию к продолжительному существованию. Они не исчезнут сами собой.

Между тем уже сейчас они могут разрушить дружеские связи, привести к затворничеству, конфликтному поведению, недоверию к людям, а в дальнейшем не дать ребенку состояться в профессиональном смысле из-за плохой успеваемости и прогулов.

Но есть и хорошие новости. В семьях, где соблюдают распорядок дня, где занимаются с детьми, меньше депрессии и поведенческих проблем. Этот защитный эффект сохраняется, несмотря на изменение доходов и другие временные трудности. Вероятно, создание понятной и предсказуемой домашней среды и должно стать решением, способным сгладить воздействие локдаунов на детскую психику. И тогда в большую жизнь не выйдет депрессивное, психически неуравновешенное поколение, потерявшее связь с обществом.

Источник: «Коммерсантъ», автор: Елена Туева.

Опубликовано 2 февраля 2022

Материалы по теме

Дифференциально-диагностические критерии отграничения аутизма у детей и подростков (клинический очерк)
05.08.2022
Помощь семье, воспитывающей ребенка с особенностями в развитии: от первой встречи к установлению отношений
21.03.2022
Почему детей с аутизмом становится все больше
24.10.2021
В России выросла нагрузка на психиатрические и психологические службы
31.03.2021
Подростковые суициды. Кризисная психология
03.11.2017
Когнитивно-поведенческая терапия ОКР у детей и подростков: обзор методов и подходов
01.12.2022
Некоторые особенности посттравматического стрессового расстройства в современных условиях
29.11.2022
Социальная фрустрированность как фактор психогенеза расстройств психической адаптации
26.11.2022
Прикладная культурно-историческая психология перед вызовами современности
17.11.2022
Проект клинических рекомендаций при ПТСР вынесен на обсуждение
11.11.2022
Несуицидальное самоповреждающее поведение у подростков
11.11.2022
Структура интеллекта детей с РАС и детей с легкой степенью умственной отсталости
19.10.2022

Комментарии

Оставить комментарий:

1 декабря 2022 , четверг

В этот день

Зарина Исраиловна Гадаборшева празднует юбилей! Поздравить!

Мария Семёновна Ширяк празднует день рождения! Поздравить!

Елена Павловна Кораблина празднует день рождения! Поздравить!

Наталия Оюновна Товуу празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Владимировна Абакумова празднует день рождения! Поздравить!

Евгений Юрьевич Абриталин празднует день рождения! Поздравить!

93 года назад родился(ась) Кирилл Васильевич Бардин.

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь
1 декабря 2022 , четверг

В этот день

Зарина Исраиловна Гадаборшева празднует юбилей! Поздравить!

Мария Семёновна Ширяк празднует день рождения! Поздравить!

Елена Павловна Кораблина празднует день рождения! Поздравить!

Наталия Оюновна Товуу празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Владимировна Абакумова празднует день рождения! Поздравить!

Евгений Юрьевич Абриталин празднует день рождения! Поздравить!

93 года назад родился(ась) Кирилл Васильевич Бардин.

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь