Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь

«Темные» черты личности в структуре личностных свойств

/module/item/name

Интерес к исследованию негативных сторон личностной сферы, который всегда присутствовал в исследованиях индивидуальных различий, никогда не был определяющим для предмета и методологии исследования. Психология индивидуальных различий заявляла себя как дисциплина, ориентированная на исследование нормы и анализ вариативности в пределах нормы, и именно в пределах нормального распределения на репрезентативных популяциях и может быть интерпретировано большинство исследований этой области психологического знания. Однако, анализируя исследования последних двух десятилетий, можно констатировать, что индифферентное отношение к отклонениям личностной сферы уходит в прошлое. Акцент в современных исследованиях индивидуальных различий делается скорее на тех особенностях личностной сферы, которые связаны либо с дезадаптивностью (неадекватностью или неспособностью справиться с ситуацией без существенных потерь), либо с асоциальностью (нарушением общепринятых норм и моральных принципов).

В современной психологии индивидуальных различий можно выделить 4 направления исследования, которые, так или иначе, анализируют негативные личностные проявления.

Первое из них связано с исследованием наиболее общих (диспозиционных) черт личности и ревизией пятифакторной модели личности. При проведении лексических исследований в конце 90-х годов прошлого века было показано, что в отличие от более ранних исследований, проведенных в 70-80-е гг., современные лексические исследования указывают на существование шести базовых факторов. Шестифакторная модель личности на этапе лексического исследования была воспроизведена в 12 странах, а позднее (при использовании опросников) — верифицирована в десятках стран, различающихся как по культурным традициям, так и по лингвистическим основам (Lee, Ashton, 2007).

Шестифакторная модель получила название HEXACO по первым буквам входящих в нее личностных черт:

  • Honesty, Humility (честность / скромность),
  • Emotionality (эмоциональность),
  • Extraversion (экстраверсия),
  • Agreeableness (доброжелательность),
  • Conscientiousness (сознательность, добросовестность),
  • Openness (открытость опыту).

Пять из шести факторов HEXACO имеют значительные содержательные пересечения с факторами Большой пятерки, а шестой фактор (честность / скромность) представляет собой ориентацию на «моральное» поведение. Те, кто получает высокие баллы по этому фактору, соблюдают моральные нормы, независимо от вероятности наказания за их нарушение, а также не склонны в публичной ситуации привлекать к себе внимание и становиться объектом даже вполне заслуженных похвал и комплиментов. Противоположный полюс этого фактора связан с демонстративностью, неразборчивостью в средствах, пренебрежением общепринятыми нормами и интересами других людей. Отметим, что впервые характеристика, связанная с моралью, вошла в факторную модель личности в качестве черты факторного уровня.

Второе направление исследования «темных» характеристик личности в контексте теории черт возникло в междисциплинарном пространстве – при пересечении интересов дифференциальной и клинической психологии. В рамках этого направления развиваются представления о необходимости дименсионального подхода для корректной диагностики личностных расстройств. В связи с этим еще при создании предыдущего варианта Диагностического статистического руководства (DSM-IV) делались попытки дополнения качественного анализа, свойственного клиническим описаниям патологий, количественными показателями. Последний вариант Диагностического руководства (DSM-V) дает возможность рассмотреть клинические симптомы в контексте дименсиональной 5-факторной структуры расстройств личностной сферы (например, Hengartner, et al., 2014; Krueger et al., 2012).

Структура показателей личностных расстройств, диагностируемая, в частности, по PID-5 (The Personality Inventory for DSM-5) включает:

  • негативную эмоциональность (с фасетками: эмоциональная лабильность, склонность испытывать волнения, ограниченная аффективность, потеря безопасности при разлучении, враждебность, персеверация, подчиненность),
  • отчужденность (обособление, ангедония, депрессивность, избегание интимности, подозрительность),
  • антагонизм (манипулятивность, склонность к обману, чувство собственного величия, желание привлекать внимание, черствость),
  • расторможенность (безответственность, импульсивность, ригидный перфекционизм, легкая отвлекаемость, склонность к риску),
  • психотизм (необычные взгляды, эксцентричность, нарушение перцептивной регуляции).

Пять факторов, полученные на основании количественного анализа расстройств личностной сферы, представляют собой девиантные аналоги нормальной личностной структуры: негативная эмоциональность соответствует низкой эмоциональной стабильности, отчужденность — интроверсии, антагонизм — низкой доброжелательности, расторможенность — низкой сознательности, психотизм — открытости новому опыту. Сопоставление опросника Большой пятерки и PID-5 на нормальных и клинических группах показало, что Большая пятерка описывает 40–50% вариативности расстройств личностной сферы, а PID-5 — примерно тот же процент вариативности диспозиционных черт личности в нормальной популяции.

Третье направление исследования негативных черт личности связано с анализом комплексов негативных черт, самым известным из которых является Темная триада. Показано, что три психологические черты, которые давно исследуются в психологии: неклинический нарциссизм, неклиническая психопатия и макиавеллизм, — представляют собой своеобразный синдром свойств, перспективный для исследования негативной («темной») стороны личности (Paulhus, Williams, 2002).

Каждое из трех свойств, входящих в этот синдром, представляет собой самостоятельный конструкт, не сводимый к двум другим, что проявляется, например, в несовпадении структур связей нарциссизма, психопатии и макиавеллизма с другими чертами личности. Вместе с тем, три «темные» характеристики взаимосвязаны, и каждая из них в той или иной степени вносят свой вклад в такие малопривлекательные особенности, как чувство собственного превосходства, пренебрежительное отношение к общепринятым нормам поведения, социальная доминантность, эгоцентризм, эгоизм, нечувствительность к проблемам других, недоброжелательность, отсутствие эмпатии, эмоциональная холодность, а также склонность к обману, манипуляции и использованию других.

В основе большинства этих негативных проявлений лежат разные предпосылки, но главная из них — низкая доброжелательность. Тем, кого можно назвать носителями Темной триады, незнакомо побуждение пойти навстречу людям, разделить с ними их тревоги и радости. Они никому не доверяют и постоянно ожидают подвоха и обмана. Их мизантропия питается недоброжелательностью и оправдывает презрение к окружающим.

При исследовании предполагается континуальность распределения «темных» черт личности от нормы к патологии, то есть черты Темной триады образуют «структурный континуум между нормальными чертами личности и патологическими отклонениями» (Aluja et al., 2016, с. 6).

Тематика исследований, включающих в число анализируемых показателей Темную триаду, чрезвычайно широка. Прежде всего, это работы, связанные с ревизией базовой структуры диспозиционных черт личности, например, вводящие дополнительный, шестой фактор (честность) в 5-факторную структуру личности или рассматривающие соотношение общего фактора личности (GFP) и трех «темных» черт (например, Lee, Ashton, 2014).

Анализируются связи Темной триады с ценностями и моральным развитием, интеллектом и академической успешностью, импульсивностью и склонностью к риску, обману, буллингу и интернет-троллингу. Темная триада рассматривается в связи со статусом и стремлением к власти, эмпатией и распознанием эмоциональных состояний, субъективным благополучием и успешностью. Темная триада связана также с авторитарностью, социальной доминантностью, стереотипами и предрассудками. Она оказывается значимой для понимания профессиональной деятельности (эффективности лидерства, успешности карьеры, межличностных отношений в рабочей группе, продуктивности и контрпродуктивности). Темная триада влияет на романтические и семейные отношения — от знакомства и установок на долговременность отношений до стиля родительско-детских отношений. В связи с Темной триадой рассматриваются не только другие негативные черты личности, но и позитивные, поскольку «темные» черты, как не странно, могут быть предикторами не только негативного, но и социально одобряемого поведения, связанного, например, с активностью, смелостью, открытостью новому опыту (например, Егорова, Ситникова, 2014; Егорова и др., 2016; Furnham, Richards, Paulhus, 2013; Furnham, Richards, Rangel, Jones, 2014).

В последнее время в связи с анализом манипулятивности и пренебрежения к интересам других людей рассматриваются не только нарциссизм, макиавеллизм и психопатия, но также садизм и аморальность. Предлагаются также другие комплексы негативных черт. Например, консерватизм, социальная доминантность и религиозный фундаментализм.

Четвертое направление исследования негативных и дезадаптивных черт личности связано с анализом крайних значений нормальных черт личности. Например, высокая доброжелательность связана с излишней доверчивостью, от которой носитель этого свойства может иметь немало неприятностей, а экстремально низкие значения доброжелательности могут приводить к межличностному антагонизму. Высокие значения сознательности связаны с ригидностью, а очень низкие — с импульсивностью и расторможенностью. Особое значение для анализа дезадаптивности имеют сочетания черт личности с крайними значениями, например, доминантность и отсутствие страха или высокая экстраверсия и низкая доброжелательность (Zeigler-Hill V., Marcus D. K., 2016).

Следует также отметить, что с самых первых работ исследователей интересует не только феноменология негативных черт, но и причины их вариативности, поэтому теоретический контекст (и соответствующие ему интерпретационные схемы) не менее разнообразны, чем тематика исследований — от теории жизненной истории, предложенной в эволюционной психологии, до общепсихологической теории психического и социальнопсихологических теорий социального обмена и социальных ниш.

Литература

  1. Егорова М.С., Ситникова М.А. Темная триада // Психологические исследования: электронный научный журнал. 2014. Т. 7, № 38. C. 12. http//psystudy.ru
  2. Егорова М.С., Паршикова О.В., Ситникова М.А., Черткова Ю.Д. «Темные» черты личности в оценках положительных и отрицательных персонажей фильмов // Психологические исследования. 2016. Т. 9, № 50. http//psystudy.ru
  3. Aluja A., Martí-Guiu M., Blanco E., Blanch A., Dimensional assessment of normal and abnormal personality in adults of the general population: Comparison of “five” and “alternative five” personality models // Personality and Individual Differences, 2016, 89, 6–12.
  4. Ashton M. C., Lee K. Empirical, theoretical, and practical advantages of the HEXACO model of personality structure// Personality and Social Psychology Review, 2007, 11, 150–166.
  5. Furnham A., Richards S., Paulhus D. The Dark Triad: A 10 year review // Social and Personality Psychology Compass, 2013, 7, 3, 199–215.
  6. Furnham A., Richards S., Rangel L., Jones D.N. Measuring malevolence: Quantitative issues surrounding the Dark Triad of personality //Personality and Individual Differences, 2014, 67, 114–121.
  7. Hengartner M.P., Ajdacic-Gross V., Rodgers S., Müller M., Rössler W. The joint structure of normal and pathological personality: Further evidence for a dimensional model // Comprehensive Psychiatry, 2014, 55, 667–674.
  8. Krueger R.F., Derringer J., Markon K.E, Watson D., Skodol A.E. Initial construction of a maladaptive personality trait model and inventory for DSM-5 // Psychological Medicine, 2012, 42, 1879–90.
  9. Lee K., Ashton M.C. The Dark Triad, the Big Five, and the HEXACO model // Personality and Individual Differences, 2014, 67, 2–5.
  10. Paulhus D.L., Williams K.M. The Dark Triad of personality: Narcissism, Machiavellianism, and psychopathy // Journal of Research in Personality, 2002, 36, 6, 6, 556– 563.
  11. Zeigler-Hill V., Marcus D.K. The Dark Side of Personality: Science and Practice in Social, Personality, and Clinical Psychology. Washington DC, APA, 2016, 389 pp

Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект 17-06-00436 а, «Эксплораторный факторный анализ и конфирматорный факторный анализ при исследовании структуры многофакторных и однофакторных черт личности».

Источник: Егорова М.С., Паршикова О.В., Ситникова М.С., Черткова Ю.Д., Фоминых А.Я. «Темные» черты личности в структуре личностных свойств // Б.М. Теплов и современное состояние дифференциальной психологии и дифференциальной психофизиологии. Материалы международной юбилейной конференции к 120-летию со дня рождения Б.М. Теплова. Под ред. М.К. Кабардова, А.К. Осницкого. 2017. С. 311–315.

Опубликовано 15 января 2022

Материалы по теме

Исследования этнической толерантности личности
23.11.2022
К проблеме понимания протестного поведения в психологии личности
12.11.2022
Клиническое значение сниженных показателей эмоционального интеллекта подростков
13.10.2021
Отношение к себе подростков, подвергающихся жестокому обращению в семье
06.08.2021
Чем удивлял 15-й Саммит психологов? Рефлексия и действия
11.06.2021
Феномен обыденного садизма
21.05.2021
Свобода: ответственность, негативизм, забота
28.04.2021
Психология искусства. Трагедия о Гамлете, принце Датском
10.10.2016
Кросскультурные особенности саморегуляции агрессивного поведения
19.09.2016
Теоретическая модель личностного благополучия
07.12.2022
Исследования феномена детства обсудили на Конгрессе молодых ученых
07.12.2022
Как вербализовать «неявное знание» в процессе психологического интервьюирования
06.12.2022

Комментарии

Оставить комментарий:

7 декабря 2022 , среда

В этот день

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь
7 декабря 2022 , среда

В этот день

Николай Алексеевич Батурин празднует день рождения! Поздравить!

Елена Васильевна Сидоренко празднует день рождения! Поздравить!

Марина Всеволодовна Шулепова празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь