16+
Выходит с 1995 года
23 февраля 2024
Художник Анри Руссо. Материалы для лечебного занятия по методу ТТСБ
Анри Руссо. «Я (портрет-пейзаж)». 1890 г.

Напомню о существе ТТСБ.

Тягостное ускользание собственной индивидуальности объединяет самые разные тревожно-депрессивные расстройства. Человек не чувствует себя собой. Тяжело, подчас мучительно это состояние обезличенности. Что поможет вернуть чувство самособойности? Творчество — выполнение какого-то дела (доброго, не разрушительного) по-своему. Творчество возвращает к себе — из тревоги, тягостного бесчувствия, смягчает напряжённость, помогает почувствовать своё «я», именно почувствовать, ожить душой. Страдающий человек подсознательно стремится к творчеству, вдохновению как к лекарству. Потому что творческий подъём, вдохновение — целительный подъём защитных сил организма и светлая внутренняя ясность своего «я» («кто я, что я люблю, кого я люблю, к чему я стремлюсь, как я чувствую мир»). Терапия творческим самовыражением М.Е. Бурно (ТТСБ) помогает человеку «запустить» целительную для него творческую работу.

В тёплой душевной атмосфере происходит посильное изучение элементов характерологии, психиатрии: характеров людей, душевных трудностей, болезненных расстройств (изучение, понимание их природы, связи с характером, понимание их защитной, приспособительной функции). Это изучение происходит не в виде лекций — на занятиях идёт, например, знакомство с характерами и душевными трудностями конкретных ушедших из жизни творцов (писателей, поэтов, художников, композиторов, учёных), знакомство с их творчеством, с тем, как они каждый по-своему, исходя из своих особенностей души, лечились творчеством, идёт живое обсуждение характеров литературных героев, героев народных сказок, сравнение себя с ними, поиск созвучного. Включается, оживляется поиск себя среди других людей (опираясь на характеры), поиск своего отношения ко всему происходящему, поиск своей жизненной дороги, своего смысла. Ясность понимания себя смягчает тревогу-неопределённость. Этот целительный поиск себя уже и есть творческий поиск, и он «запускает» активное творчество, постепенно хочется уже самому сделать что-то по-своему, чтобы почувствовать себя ещё более собой. Важно найти свою дорогу в творчестве, нащупать ещё точнее это «по-своему» [3, 6, 7].

Уже в течение 17 лет я занимаюсь помощью тревожно-депрессивным детям, подросткам в детском психиатрическом стационаре, занимаюсь как педагог, художник, воспитатель, но именно в русле ТТСБ. Училась такой работе у Марка Евгеньевича Бурно (два месячных учебных цикла ТТСБ (2014, 2016 гг.) на кафедре психотерапии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования), и с разрешения автора метода нередко приходила на его занятия, училась, участвовала и сама проводила группы творческого самовыражения, приобретая опыт, совершенствовалась в методе для своей работы в детском отделении [11–13]. В основном работаю с подростками, но имею и большой опыт работы с взрослыми людьми. Вижу, что немало общих моментов в помощи таким методом и детям, и взрослым. Много недетского, трагически-философического в душах депрессивных детей, подростков. И детское нередко встречается во взрослых дефензивных людях с мозаичным характером, с которыми работаем (например, в людях с простонародным характером, сочинявших в старину известные нам народные сказки [4, 9], или, например, в полифонических людях — соединяются в характере, будучи несоединимыми, инфантильность и одновременно способность к глубокому анализу происходящего в себе самом и вокруг, в мире [5]).

Предлагаю из своего рабочего опыта в помощь практическим психологам материалы к занятию в группе творческого самовыражения с тревожно-депрессивными пациентами, можно рекомендовать такое занятие и для ветеранов с хроническим ПТСР (в том числе и с увечьями) [1, 2].

Ветеранам, нуждающимся в психотерапии, необходимо помогать постепенно адаптироваться к мирной жизни, находить в ней себя. По мнению профессора Александра Григорьевича Караяни, «целью социально-психологической реадаптации является организованное, постепенное психологическое возвращение ветеранов боевых действий в мирные условия жизни, перевод их психики с военного на мирный режим функционирования, бесконфликтное встраивание их в систему социальных связей и отношений социума» («А.Г. Караяни о социально-психологической реадаптации участников боевых действий», «Психологическая газета», 7 июля 2023 г.). Важно лечебно мягко увлекать их мирными делами, освещающими душу, смягчающими расстройства, в том числе творчеством. Многие ветераны никогда не жили творческой жизнью, не пробовали писать стихи или прозу, не рисовали. Трудно им входить во что-то незнакомое для них, чему нужно кропотливо учиться. Но в то же время многим из них, особенно дефензивным, с переживанием своей неполноценности, должно помочь творчество. Поэтому важно лечебно помогать им войти в такое творчество, которым можно заниматься, даже не учась, и даже если ты только с одной рукой, возможно, оно и поможет приспособиться к новой жизни, включиться в неё, чувствовать себя нужным, что крайне важно.

Занятие об Анри Руссо — часть одной из методик ТТСБ: терапии созданием творческих произведений [8].

Такое занятие может помогать войти в лечебное для себя творчество, для того чтобы светлеть душой, смягчать тягостное душевное напряжение — тем, кто не решается рисовать, думает, что нельзя без специального обучения, без подтверждения другими, знающими людьми твоих способностей. Всем тем душевно-напряжённым, страдающим людям, кто не умеет рисовать. Хорошо бы, если бы такое занятие вошло в душу пациентов, чтобы захотелось попробовать самому так же, как Руссо, выражать себя в живописи без «правильных» рамок.

Анри Руссо (1844–1910) — великий французский художник, известный также как «Таможенник Руссо» (прозвище, которые дали ему друзья). Один из самых известных представителей наивного искусства, примитивизма. Художник-самоучка, нигде профессионально не учившийся живописи.

Родился в небольшом французском городке Лаваль. Маленький Анри в школе не блистал, но отличался способностями в музыке и в рисовании. В армии играл в полковом духовом оркестре. Добрый, наивный, скромный, деликатный.

В 27 лет стал служащим таможенного управления Парижа. Сборщик пошлин — монотонная работа, требовала дотошности. Он и производил впечатление ничем не примечательного обывателя, одного из тех, кто «не оставляет следа». Вёл скромную, обыденную жизнь, без всяких карьерных амбиций.

Коллеги считали его странным. Увлёкся живописью. После работы спешил домой, чтобы сесть к холсту. Казалось, что это невинное увлечение, но для Руссо это и был настоящий мир, которому он бесконечно предан. А ещё играл на скрипке и сочинял маленькие музыкальные пьесы, вальсы, писал небольшие поэмы.

Анри стал в свободное время ходить в Лувр и старательно копировать картины старых мастеров. В возрасте 42 лет впервые поучаствовал в выставке «Салона независимых» вместе с импрессионистами с картиной «Карнавальный вечер». Публика встретила его дебют насмешками и презрением за наивность, за детскую манеру письма, отсутствие перспективы, зрители называли картины «бездарной пачкотнёй»… И хотя художник Камиль Писсаро отметил тонкость красок «Карнавального вечера», но всё же и художники посмеивались над Руссо. Подтрунивали над ним. К нему приклеилось прозвище «Таможенник».

Собирал все заметки о себе из прессы, вырезал и складывал в блокнот. Они были негативные, насмешливые, но он словно не видел этого.

Он вспоминал: «Руководители таможни поручали мне самую лёгкую работу, чтобы я чувствовал себя комфортно. Я до сих пор им очень признателен. Они помогли подарить Франции сына, единственной целью которого было придать ещё больше величия нашей стране в глазах иностранцев» [10].

Друг Руссо писатель-символист Альфред Жарри шутил, что художник похож на одного из странных персонажей своих картин, поскольку верит в духов, называет себя анархистом и масоном, не совсем понимая значения этих слов, и вообще он наивный и доверчивый простак. Простодушие Анри стало объектом добросердечных розыгрышей и анекдотов. Друзья отмечали, что для него нет чётких границ между реальностью и фантазией.

Фернанда Оливье, подруга Пикассо, вспоминала: «Манеры буржуа, скромный, робкий… Он легко краснел, когда кто-то ему возражал или когда ему было неловко. Он поддакивал всему, что ему говорили, но чувствовалось, что он держится отстраненно и просто не решается высказать свои мысли». А Пикассо говорил: «Руссо — совершенно наивного образа мыслей».

Пикассо купил несколько картин Руссо и устроил в честь него банкет. Руссо говорил ему: «Мы — два самых великих художника эпохи». И плакал от волнения.

На многих картинах Руссо изображены волшебные, сказочные джунгли, полные диких зверей и птиц, экзотических растений, хотя он никогда никуда не выезжал из Франции. «Его воображение превращало поросль любого ручья в пальмы, плоды хмеля — в клубень экзотической лианы. Апельсины висели в джунглях, словно оранжевые воздушные шары, а маленькие цветы в сотни раз увеличились в размерах. Похоже, он действительно видел обезьян, свисающих с веток» (Наталия Бродская, историк искусства). Руссо ходил рисовать в Зоологический сад, в оранжереи, в музеи естествознания. «Когда я захожу в теплицы и вижу растения из экзотических стран, мне кажется, что я сплю». Вдохновляли его и иллюстрации из детских книжек, для некоторых своих картин — когда у него что-то не получалось — он срисовывал с них животных и людей.


«Голодный лев бросается на антилопу». 1905 г.

К своим картинам Анри Руссо часто писал пояснительные «авторские поэмы». Например, такое пояснение к картине «Голодный лев бросается на антилопу» (1895): «Голодный лев бросается на антилопу и разрывает её; пантера ждёт, когда уйдёт лев, чтобы самой полакомиться. Две хищные птицы вырвали кусок плоти из животного, в глазах которого стоят слёзы! Солнце заходит». Художественный критик Тьебо-Сиссон утверждал: «Эта увеличенная персидская миниатюра обладает таким магнетизмом, что от неё невозможно отвести взгляд».

Пояснение к картине «Спящая цыганка» (1897): «Странствующая цыганка, исполнительница песен под мандолину, уснула глубоким сном, сломленная усталостью. Рядом с ней изображён кувшин… Неожиданно появляется лев, обнюхивает её, однако не трогает. Всё утопает в лунном свете, царит поэтичная атмосфера. Действие происходит в безводной пустыне. Цыганка одета в восточные одежды». Это строки из письма Руссо мэру Лаваля, которому он предлагал купить полотно за 2000 франков, что тогда было целым состоянием. Руссо считал «Цыганку» одной из лучших своих картин.

На картине «Война» (1894) девочка с гневным и одновременно испуганным взглядом на чёрном взъерошенном игрушечном коне летит над землёй, под тревожным небом с красными облаками, размахивает саблей, срубает на лету большие ветки деревьев. На земле под копытами коня тела людей и чёрные вороны на них. Сам художник объяснил картину так: «Мимоходом сеет ужас и оставляет после себя отчаяние, слёзы и руины».

В этой публикации нет возможности поместить картины, о которых речь выше. Их можно найти для занятия в Интернете.

Руссо говорил: «Я всегда вижу картину, прежде чем нарисовать её».

Проходили года, Руссо рисовал и рисовал, но его техника всё так же оставалась неумелой, словно детской.

Люди отказывались признавать его художником, мастером, по-прежнему посмеивались. Но он не считал себя дилетантом, он не хотел быть «правильным» художником, он верил в то, что станет великим. В автобиографии для выставки он однажды написал, что он верит, «что абсолютная свобода творчества наградит смельчака…»

Ещё Руссо говорил: «Ничто не делает меня счастливее, чем возможность выйти в сельской местности и рисовать то, что я вижу». Перед тем, как писать пейзаж, он тщательно осматривал место, стараясь не упустить ни малейшей детали.


«Карьер», 1897г.

Между Руссо и поэтом Аполлинером завязалась крепкая дружба. Руссо предложил написать портрет. В итоге получилась «Муза, вдохновляющая поэта» (1909) — аллегорический двойной портрет-пейзаж Аполлинера и его возлюбленной Мари Лорансен. Аполлинер рассказывал: «Он измерил мой нос, рот, уши, лоб, руки, всё тело, а потом старательно перенёс всё на холст, уменьшив масштаб до размеров полотна». А Мари Лорансен, которая, как отмечали современники, была в жизни стройной женщиной, превратилась на портрете в довольно солидную, крепкую, величаво стоящую даму.


«Муза, вдохновляющая поэта (поэт и муза)», 1909 г.

В 1909 году один из критиков написал: «Хотелось бы иметь у себя несколько его картин, но не для того, чтобы повесить их на стене, — они могут странным образом влиять на душевное состояние человека. Произведения Руссо хороши, чтобы любоваться ими время от времени, особенно когда теряешь веру в искренность…»

В последние годы жизни художника его картины стали покупать, сначала ради смеха, за гроши, а потом, разглядев, всё дороже. Солидные коллекционеры и художественные критики стали его покупателями, и Руссо стал настоящей звездой в мире авангардизма. Однако это совсем не поменяло его образ жизни. Он так же продолжал жить в своей реальности, полностью отдаваясь искусству. Но настоящая известность пришла к Руссо уже после смерти. Он ушёл из жизни в 1910 году, прожив 66 лет.

Спрашиваем участников группы:

— Созвучно вам или нет творчество Руссо? Если созвучно, то чем?

— Каким видится характер Руссо? Какие радикалы в характере?

— Как вы относитесь к наивному искусству? Как вы думаете, почему оно трогает столько людей в мире?

Главный вопрос, который задаём группе:

—- Почему, по-вашему, Руссо, над которым столько потешались, стал великим?

К заключению ведущего

Мы видим, чувствуем, что картины Руссо словно нарисованы рукой ребёнка, наивно, несколько неумело: женщина, гуляющая по лесу, может быть ниже трав, а в другой картине поднимается, как великанша, над деревьями. Однако глаза женщины смотрят на нас с большим тревожным напряжением, маленькая девочка с куклой застыла и тоже трагически, как будто прошла через страдания, смотрит на нас с картины. Так же напряжённо думают о чём-то важном, человеческом, тигры, зайцы, обезьяны, коты… В таких, казалось бы, неумело нарисованных картинах — душа художника, страдающая, живая, говорит с нами, картины завораживают своей атмосферой, чувствуем душевное напряжение, оно передаётся и зрителю.

Ребёнок так не нарисует, ребёнок незрел душевно. А здесь элементы наивности, незрелости переплетаются с взрослой глубиной. Девочка-старушка на его картине, как и сам Руссо — старик-ребёнок.


«Девочка с куклой». 1895 г.

Картины по-детски красочны, нарядны, а в глазах персонажей страдание. Это нелогичное, непонятное зрителю теребит душу, заставляет её работать, искать ключ-разгадку тайны, живущей в картине.

Это и есть соединение несоединимого, застенчивой наивной сказки и трагического одиночества, местами тревожной жутковатости. Соединение несоединимого говорит нам о том, что характер Руссо — полифонический.

Характер художника мозаичен, то есть состоит из разных радикалов. Радикалы — это не цельные характеры, радикал — более широкое понятие, чем характер. Это «корень» характера, какая-то ядерная, присущая именно этому характеру, особенность. В мозаичном характере радикалы — это как бы куски характеров, не цельные характеры, а их куски, которые соединились и образуют своим соединением новый характер. В полифоническом характере и сами ядра характеров расколоты, и эти осколки характерологических ядер (одно свойство характера ясно видно, а другое, более «ядерное», более основное для этого характера, отсутствует) не только соединяются, но ещё и движутся, перестраиваются: то один выходит на передний план, то другой. Но главное здесь — соединение несоединимого (в творчестве оно выглядит как зловещее, когда преобладает агрессивность, или сказочное, когда преобладает неуверенность в себе, дефензивность). Полифонический характер, как и все другие, может быть болезненно заострённым, патологически выраженным, и может быть здоровым характером (который часто, например, встречается у родственников шизотипических, шизофренических пациентов) [5].

В характерологической мозаике Руссо, как и в мозаике любого полифониста, реалистические радикалы перемешались с аутистическим. То есть одновременно чувствуется материя, плоть, чувствуется земное, не отстранённое от живой природной жизни переживание (самые что ни на есть бытовые, земные подробности: деревянная тяжеловатая кукла в руках девочки на картине «Девочка с куклой» (1895 г.), то, как крепко, заботливо девочка прижимает куклу, как свою дорогую, и платье девочки из ощутимо плотной ткани, и ромашка такая земная, поникшая), — и одновременно присутствует аутистическое: только, пожалуй, отголосок чувства изначальности Духа, проявляющийся тем, что от картины такое ощущение, что всё это немного «другое измерение». А кукла грустит, как живая, мягче и живее девочки.

Каждый листок на дереве (например, на картине «Муза, вдохновляющая поэта», 1909 г.) старательно нарисован и раскрашен, реалистически плотный, а возникает чувство какого-то другого, неземного, волшебного «разреженного», вне времени мира… Аутистический радикал проявляется во многих картинах Руссо ещё и красивой иероглифичностью (цветы, листья на ветках растут не естественно, как в природе, а как-то красиво и правильно уложены, изящно повёрнуты).

Руссо измерял линейкой все размеры лица Аполлинера, чтобы быть предельно точным, а при этом поэт с музой на картине выглядят почти величиной с деревья, и муза совсем не такая, как в жизни выглядела: современники отмечали, что Мари Лорансен, спутница Аполлинера, в жизни была стройной… В этом звучит наивность, так дети часто рисуют. Инфантильное, детское выходит здесь на первый план в мозаике характера, видны и другие разные её грани, разные радикалы: и сангвиническое тёплое полнокровие, и астеническая, астеноподобная неуверенность, застенчивость (видится она и в общении Руссо с людьми), и — в то же время аутистическая погружённость в свой, оторванный от реальности, мир (аутистический радикал), и даже тяжеловатая величественность — возможно, «осколок» авторитарного характера. Но много доброты и застенчивой беспомощности. Поэтому творчество Анри Руссо несёт в себе полифоническую сказочность, нет агрессивной зловещести. И в творчестве, в разных картинах, то один характерологический радикал звучит сильнее, то другой, и к людям Руссо поворачивается то одним радикалом, то другим, то одновременно все звучат (стеснялся высказывать своё мнение, поддакивал всему, что говорили, но в то же время считал себя великим художником). Детское в характере тоже помогало художнику быть таким смелым в письме, не переживая о недостатке мастерства, как не переживают об этом и дети в своём творчестве.

Возможно, временами Руссо душой уходил в фантастический мир, жил с теплящейся сказочностью в душе, поэтому не мог трезво ориентироваться в окружающем мире, оценивать отношение к нему людей, был часто беспомощным с ними и подвергался насмешкам. Но этот же мир и защищал его, потому что его не ранили эти насмешки, обвинения в бездарности, в неумелости. Мог делать простую, понятную, дотошную работу таможенника, а дома, за холстом, чудесно творил, создавал полифонически-сказочные картины, искренне, непосредственно выливал свои переживания в картину. Лечил себя творчеством от тревожной напряжённости, которую чувствуем в его картинах, от неизбывного одиночества. Лечил себя и старательным прописыванием земных деталей, позволяющим сильнее ощутить живую жизнь, крепче держаться за неё.

Анри Руссо рисовал так, как просила его душа, не обращая внимания на насмешки, рисовал прежде всего свой душевный внутренний мир, собирая воедино разные радикалы своего полифонического характера, соединяя реальность со всеми её подробностями и фантазию. А другое, техническое, мастерское, для него и неважно было. Его картины — это прежде всего его выразительная индивидуальность, неповторимое переживание. И в конце концов он признан великим художником.

И в группе творческого самовыражения говорим участникам, пациентам: отпустите себя, пусть в рисунок, картину непосредственно выливается ваша душа, пусть главным будет переживание, а не техника, ведь важнее почувствовать себя собою, пробиться к своему неповторимому «я» через рисунок, картину. И тогда светлее, спокойнее станет в душе от определённости. Зрители картин могут восхищаться блестящей техникой, но волнует-то и оживляет душу по-настоящему только живая индивидуальность творца [14].

Важно помочь почувствовать участникам группы бесценность искренности. Анри Руссо так помогает в этом, так выпукло показывает благодаря своей детскости, что нет ничего важнее искренности и доброты. У Руссо нет мастерства, а он великий художник, потому что его неповторимая душа живёт в картинах. Кто бы из насмешников мог тогда подумать, с каким уважением люди будут относиться к творчеству Таможенника Руссо…

Занятие побуждает творить без рамок, смелее, по-своему, не слушая «умных» советов. Даже без специального обучения, если нет на него времени, если поздно уже начинать кропотливо учиться. Здесь самое главное — живое переживание. Отпусти себя, твори, как душа просит. В сущности, так рождались все новые направления в живописи: художники невольно, бессознательно искали и находили язык, помогавший выразить им свою душу. Классическое, прежде существующее не помогало, недостаточно было, душа просила высказаться яснее по-своему. Моне, Ван Гог, Малевич, Матисс, Кандинский, Шагал, … Руссо.

Наивное искусство трогает многих людей, и в том числе больших художников. «Родственник» Руссо в живописи — может быть, это Нико Пиросмани.

Литература:

  1. Бурно М.Е. К вопросу о реабилитации ветеранов, нуждающихся в психотерапии. — Психологическая газета, 17 января 2023 г.
  2. Бурно М.Е. Клинический театр-сообщество в психиатрии. — М.: Альма Матер; Акад. проект, 2009. — С. 188–214
  3. Бурно М.Е. Коротко о терапии творческим самовыражением (ТТСБ). — Психологическая газета, 14 апреля 2022 г.
  4. Бурно М.Е. О характерах людей (Психотерапевтическая книга). — Изд. 7-е, испр. и доп. — М.: Институт консультирования и системных решений, Общероссийская профессиональная психотерапевтическая лига, 2019. — С. 229–236
  5. Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением (отечественный клинический психотерапевтический метод). — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Академический Проект; Альма Матер, 2012. — С. 78–103.
  6. Бурно М.Е. Терапия творчеством и алкоголизм. О предупреждении и лечении алкоголизма творческими занятиями, исходя из особенностей характера. Практическое руководство для врачей, психологов, педагогов, специалистов по социальной работе, социальных работников. — М.: Институт консультирования и системных решений, Общероссийская профессиональная психотерапевтическая лига, 2016. — С. 337–360
  7. Мастера рисунка и живописи: оригинальное издание под редакцией Фламинио Гвальдони. — №16 Руссо. — М.: КР Медиа; Skira Centauria, 2018. — 94 c.
  8. Позднякова Ю.В. Особенности работы с подростками с полифоническим характером на занятиях в творческой художественной мастерской в русле ТТСБ в детском психиатрическом стационаре // Психотерапия. — 2019. — №1(193). — С. 49–57.
  9. Позднякова Ю.В. Применение Терапии творческим самовыражением М.Е. Бурно в художественно-психотерапевтической работе с тревожно-депрессивными детьми и подростками // Психотерапия. — 2014. — №4(136). — С. 49–51.
  10. Позднякова Ю.В. Шестилетний опыт применения Терапии творческим самовыражением в детском психиатрическом стационаре // Психотерапия. — 2013. — №3(123). — С. 46–49.
  11. Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением / Под. ред. М.Е. Бурно, Е.А. Добролюбовой. — М.: Академический Проект, ОППЛ, 2003. — С. 18.

Все изображения приведены в образовательных целях.

В статье упомянуты
Комментарии
  • Светлана Георгиевна Назарова
    12.09.2023 в 22:37:30

    Спасибо большое за статью.
    С уважением.

      , чтобы комментировать

    • Татьяна Евгеньевна Гоголевич
      20.09.2023 в 01:15:06

      Замечательное занятие онлайн в группе ТТСБ было проведено автором статьи в 2023 г. Искренне рада, что такой нужный нам, вдохновенный материал занятия вышел статьей! Но особенно интересно было само занятие, с живыми, целебными размышлениями по ходу, глубокими комментариями участников и ведущих. Психотерапевтический шедевр получился.

        , чтобы комментировать

      , чтобы комментировать

      Публикации

      Все публикации

      Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

      Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»