Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь

Психологическая помощь женщинам, пострадавшим от домашнего насилия

/module/item/name

Насилие против женщин — одно из наиболее распространенных и скрытых нарушений прав человека. По данным официальной статистики, такое насилие совершается в каждой четвертой российской семье, и процесс криминализации семьи с каждым годом усиливается, приобретая масштабы и глубину, угрожающие безопасности общества и личности. Общепризнанно, что насилие в семье приводит к ее разрушению, оказывает психотравмирующее воздействие на ее членов, способствует развитию личностных отклонений у детей, ухудшает состояние здоровья общества в целом.

Существуют определенные особенности психологической работы с людьми, пострадавшими от домашнего насилия в собственной семье. Прежде всего, психологам, которые намерены работать с жертвами насилия, очень важно осознавать свои представления и убеждения, касающиеся понимания причин насилия и связанных с ними проблем, необходимо выявить собственное отношение к проблеме оправданности применения насилия. Важной темой для проверки личных взглядов психолога является вопрос об ответственности за насилие. В современном обществе широко распространены взгляды о том, что жертвы в какой-то степени «сами виновны» в совершении над ними насилия. Часто общественность рассматривает домашнее насилие как сугубо «личное» или «семейное дело», не беря в расчет тяжесть подобных правонарушений. При этом нередко и родственники, и власти обвиняют женщину в том, что она сама спровоцировала акт насилия, во всех формах его проявления.

Сам феномен виктимного (жертвенного) поведения ученые рассматривают как «провокационность», «подчиненность», «болезненную привязанность» «чрезмерную озабоченность проблемами и мнением других», «нарушенные отношения», «зависимость», «набор усвоенных деструктивных норм поведения», «способ адаптации к острому внутриличностному конфликту». Такие разные позиции позволяют рассматривать виктимность не только сквозь призму отклоняющегося от нормы поведения как проявление болезненной зависимости, но и как нарушение семейного взаимодействия, пример дисфункциональной модели семьи, в которой личности ее членов испытывают негативное влияние, в результате чего не удовлетворяются их потребности в самореализации и личностном росте.

Домашнее насилие над женщинами имеет формы физического, сексуального, экономического, а также психологического унижения, осуществляемого путем дискриминации, угроз и репрессий. Домашнее насилие — это не отдельный случай насильственного поведения агрессивного мужа и не просто устарелый обычай. На самом деле домашнее насилие и угроза насилием — это механизмы власти и контроля, которые систематически использует агрессор для лишения женщин свободы и возможности самореализации, и в контексте общей дискриминации женщин в мире являются одним из проявлений общего насилия над женщинами.

Убеждения и представления психолога, касающиеся насилия, его природы и порождающих причин, оказывают решающее воздействие на проведение психологической реабилитации жертв насилия. Психологу следует быть свободным от мифов и предубеждений, существующих в обществе, и оказывать не только эмоциональную, но и морально-этическую поддержку своим клиенткам. Позиция солидарности предполагает не столько заявление о невинности жертвы, сколько глубокое понимание несправедливости случившегося, принятие и признание тяжести пережитого насилия и помощь пострадавшей женщине в осознании нанесенного ущерба.

В настоящее время существует необходимость специальной подготовки как волонтеров, работающих на горячих линиях «телефона доверия», так и профессиональных психологов по проблеме домашнего насилия. Для эффективного оказания психологической помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия, психологу необходимо учитывать социально-психологические, личностные и поведенческие особенности таких клиенток.

Насилие в семье не имеет никаких культурных, экономических, социальных и территориальных границ. Женщины различных возрастных, профессиональных и социальных групп населения могут стать жертвами домашнего насилия.

Женщины, пережившие насилие в семье, могут быть разделены на две категории:

  • первая группа — столкнувшиеся с этим явлением лишь в собственной семье и не знавшие его в семье родителей;
  • вторая группа — выросшие в семьях, где имело место насилие родителей по отношению к друг другу или к детям.

Женщины любой из этих групп могут либо уйти от обидчика после одного или нескольких актов насилия, либо стараться восстановить, поддерживать семейные отношения. Путь ухода от насилия, скорее всего, выберут женщины первой группы. Однако здесь много препятствующих обстоятельств, среди которых можно выделить несколько самых важных.

Социальный фактор определяет полоролевое поведение и установки человека. Само общество может навязывать сохранение статуса «замужняя женщина», поскольку престиж быть замужем для женщины в общественном мнении выше, чем состоять в разводе с мужем. В связи с данными стереотипами женщина вынуждена чаще «не быть, а казаться». Как правило, женщина обладает рядом шаблонных установок, которые удерживают ее в ситуации домашнего насилия: мысль о том, что «развод — это признак поражения»; убеждение в необходимости сохранения семьи «ради детей»; вера в возможность изменения ситуации в семье «к лучшему»; жалость к насильнику, вера в то, что «без нее он совсем пропадет» и др.

Экономический фактор ограничивает независимость одного из членов семьи. В силу гендерной дискриминации на рынке труда зарплата женщины, как правило, ниже зарплаты мужчины, число рабочих мест для нее ограничено либо полностью, либо частично, а наличие детей усугубляет проблемы трудоустройства и отсутствия стабильной работы, приносящей необходимый для жизни доход.

Жилищный фактор состоит в том, что в ситуациях домашнего насилия возникают юридические трудности по выселению обидчика из квартиры, а приобретение новой квартиры женщинам, страдающим от домашнего насилия, практически невозможно из-за высокой стоимости жилья.

Психологический фактор проявляется в том, что женщины, долгое время находящиеся в ситуации домашнего насилия, приобретают ряд специфических черт характера и личностных особенностей, которые делают их эмоционально зависимыми от обидчиков. Особенно сложно женщинам, которые испытывали насилие над собой еще и в родительской семье, будучи детьми, когда насилие выступало одним из факторов формирования личности. Они чаще вовлекаются в стереотипно повторяющуюся «игру» с самим агрессором, в основе которой лежит драматический треугольник Стефана Карпмана, или «треугольник власти».

Развивая идеи Эрика Берна, Стефан Карпман в 1968 году показал, что все многообразие ролей, лежащее в основе «игр, в которые играют люди», может быть сведено к трем основным — Спасателя, Преследователя и Жертвы. Треугольник, в который объединяются эти роли, символизирует их связь, постоянную смену. Для женщины характерна идентификация себя с позицией Жертвы, в данной роли легче не брать на себя ответственность за свои поступки и решения. Преследователь считает, что во всем виновата Жертва, о чем он и сообщает либо ей, либо Спасателю. Жертва испытывает страх быть брошенной, страх, что случится самое худшее и т.п. В своих проблемах она винит Преследователя, который «заставляет» ее страдать и искать Спасателя. Если удается найти такового, как показывает Карпман, то Жертва сама превращается в Преследователя своего мучителя. Наличие Спасателя в виде сочувствующих лиц или каких-либо институтов и организаций, способных выслушать и поддержать Жертву, подтверждает ее особую ценность и правоту в собственных глазах. Преследователь же, как отмечает Карпман, получает удовлетворение от осознания виновности окружающих и своей правоты, а также своего могущества и превосходства при осуществлении контроля над жертвой. Он довольствуется властью над людьми (человеком). Спасатель же получает удовлетворение от того, что возвышается над Жертвой, помогая ей изменить свое актуальное состояние. Решить проблему можно, разорвав такие отношения, выйдя за пределы треугольника.

Погружаясь в любую из трех ролей, женщины — жертвы домашнего насилия, склонны испытывать чувство вины и одиночества. У них низкая самооценка, в структуре мотивации преобладает убежденность, что их жизнь, успехи и неудачи зависят, прежде всего, от внешних обстоятельств, они склонны игнорировать реальность и минимизировать свою роль в возможности изменений личной ситуации, при этом они никогда надолго не задерживаются в одной роли «треугольника». Как правило, они не считают себя способными активно формировать собственный круг общения и склонны рассматривать сложившиеся отношения результатом действия своих партнеров или случая.

Психологический портрет женщин, пострадавших от домашнего насилия, содержит ряд важнейших качеств, поддерживающих «трудность выхода» из ситуации насилия.

1. Заниженная самооценка, обесценивание своих возможностей. Насильник внушает и поддерживает в женщине убеждение в ее некомпетентности, неадекватности и ответственности за насилие, совершаемое над нею.

2. Зависимость. Женщина пассивна, бездеятельна, не верит в возможность уйти от агрессора и даже иногда проявляет в этом смысле мазохистские тенденции. Она часто определяет свою личность через отношения с другими людьми — главным образом через отношения со своим партнером, при этом теряя свою самоценность. У зависимости может быть и экономическая грань — неспособность материально самой обеспечивать себя и детей.

3. Дефицит коммуникативных навыков. Женщины, подвергающиеся домашнему насилию, в личном общении не владеют навыками продуктивных взаимоотношений. Им присуще игнорировать свое неустойчивое психологическое состояние, для них характерно неумение осознавать эмоции и управлять своим поведением, непонимание своих потребностей и способов их удовлетворения, незнание, как разрешать конфликты. Эти женщины лишены четкого ощущения своих психологических, физических границ, либо слишком быстро начинают доверять и открываться людям, либо не доверяют никому и вовсе закрыты.

4. Изоляция. Женщина-жертва очень часто находится в изоляции вследствие того, что муж осуществляет строгий контроль над ее социальными контактами. Находясь в изоляции от общества и не имея никакой новой информации об окружающем мире, женщина становится зависимой. После избиения она продолжает изолировать себя эмоционально и (или) физически, так как испытывает стыд и страх.

5. Беспомощность. К этому могут привести властность агрессора, его активный контроль и желание управлять жертвой, изоляция от окружающего мира. Чувство беспомощности оказывается зачастую настолько сильным, что женщина неспособна принимать решения, ухаживать за собой и строить свои планы на будущее. Все это, как правило, приводит к депрессии и суицидальному настроению. Женщина-жертва не надеется помочь себе, зато сохраняет надежду на то, что изменится партнер.

6. Преобладание неконструктивных психологических защитных механизмов — рационализация, отрицание, слияние, замещение и др. Женщине, перенесшей домашнее насилие даже в прошлом, психологически трудно, стыдно признать правду. В некоторых ситуациях механизм психологической защиты помогает жертве помочь пережить насилие. Однако впоследствии возникает желание преуменьшать, находить объяснение или отрицать факты применения насилия. Факт отторжения насилия происходит бессознательно, но при этом сам процесс отторжения сопровождается лишением целостности личности, нарушением психического и физического здоровья, а также слабой дифференциацией своих чувств и зачастую полным отсутствием рациональной рефлексии. Женщины, ставшие жертвами домашнего насилия, свою раздражительность и недовольство своим положением неосознанно могут направлять на замещающую агрессора, безопасную для себя фигуру — сына, дочь или других людей, часто «срываясь» и, таким образом, они испытывают снова и снова негативные эмоции и чувство вины. Не имея четких представлений о психологических границах их личности, ответственность за себя они заменяют ответственностью за других по невротическому механизму патологического слияния.

7. Повышенная тревожность. У жертв жестокого обращения тревожность проявляется следующим образом: гиперреактивность по отношению к предполагаемой опасности; повышенная потребность в контроле; неверная интерпретация объективно нейтральных или позитивных межличностных стимулов как угрожающих или опасных; соматическая симптоматика. Насилие — явление, пугающее по своей природе, и поэтому неудивительно, что жертвы домашнего насилия склонны испытывать чувства тревоги и страха даже по прошествии длительного времени после его прекращения. Насилие как действие представляет реальную физическую угрозу, вызывает естественный страх за свою жизнь.

Психологам в ходе работы приходится столкнуться с жертвами насилия, имеющими глубочайшую уверенность в собственной вине за насилие. Такие жертвы насилия склонны к самоунижению и самобичеванию. Они находят в своем поведении проступки, за которые их могут наказать, и за которые они в конечном итоге получают наказание. Женщины определяют их как некое аморальное деяние, которое они действительно совершили, либо вообразили, что совершили, как нарушение внутреннего стандарта или как предательство. Они вновь и вновь испытывают чувство вины за то, что не смогли «избежать» насилия над собой, за то, что вновь «разрушают отношения с партнером». Это чувство часто усугубляется всем поведением насильника, внушающим жертве чувство вины и стыда как во время, так и после свершения акта насилия над ней. Возникает и преследует женщину данное чувство на протяжении длительного времени и часто выражается в еще большей самоизоляции от окружающих. Важно отметить, что переживаемые жертвой чувства обиды, унижения и страха в ситуации постоянно повторяющего насилия являются компенсаторным механизмом самооправдания, который позволяет жертве не брать на себя ответственность за собственные поступки и перекладывать решение проблем насилия на ее мучителя.

Как помочь женщинам преодолеть кризисное состояние? Кто сможет поддержать (проинформировать) их при выходе из невротического треугольника насилия? В практической работе психолога рассматриваются три пути оказания психологической помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия:

  • «горячие линии» — экстренная психологическая помощь, «телефон доверия»;
  • очные консультации с психологом;
  • групповая работа с психологом в группе поддержки.

Опыт показывает, что почти 80% женщин, которым оказали психологическую помощь в ситуации домашнего насилия, предпочитают получать ее по «телефону доверия». В связи с этим психологам-консультантам следует соблюдать строгие правила работы.

Основная задача консультанта — сосредоточив внимание на обращении клиентки, установить факты без какой-либо оценки и интерпретации. Основной прием в консультировании — слушание, а обратная связь может быть выражена техникой «минимального поощрения». Большое значение имеют паузы, способствующие упорядочиванию мыслей и чувств клиентки. Психологам рекомендуется включать в ходе консультирования рефлексию, прислушиваться к своему внутреннему состоянию, отслеживать свои чувства и мысли, научиться их принимать и управлять ими. Такое умение осознавать собственные эмоции и чувства позволяет консультанту спокойно и взвешенно рассмотреть ситуацию, в которой оказалась жертва насилия, предложить ей информационную поддержку и помочь принять решение самой, тем самым обретя уверенность и силу. Данные консультационные приемы получили название «кризисная интервенция», главная цель которой — помочь женщине эффективно справиться с психологической травмой насилия. Для этого в процессе консультирования ставятся три задачи, разрешаемые клиенткой с помощью психолога:

1) адекватное и ясное представление о происшедшем;

2) осознание своих истинных чувств, управление реакциями, преодоление аффекта;

3) выстраивание границ личности, прояснение отношения к себе и к другим;

4) формирование конструктивных поведенческих моделей, позволяющих справиться с последствиями психотравмы.

Рассмотрим следующую схему кризисной интервенции для женщин, пострадавших от домашнего насилия. Описанная схема собеседования используется и как вступительная фаза для краткосрочной психотерапии.

  • Представьтесь пострадавшей и объясните, как вы связаны с кризисной службой для женщин. Разъясните свою роль и задачи. Расскажите о той помощи, которую вы можете оказать пострадавшей.
  • Признайте тяжесть происшедшего; побудите женщину говорить с вами о случившемся. Будьте терпеливы, дайте ей время выговориться и ответить на ваши вопросы; помогите выразить чувства, возникшие в связи с насилием; объясните, что многие жертвы насилия испытывают подобные чувства и подвержены сходным реакциям.
  • Выясните представления женщины о травматическом влиянии насилия. Узнайте, что она думает о своих действиях перед и во время насилия.
  • Объясните, что многие из жертв имеют неверное представление о мере своей ответственности за случившееся: на самом деле пережившая насилие женщина не может быть виновата в том, что она оказалась жертвой; резюмируйте высказанное и переходите к фазе разрешения проблем.
  • Помогите клиентке определить отдельные переживания и установить приоритеты, отметить то, что ее больше всего беспокоит и чем нужно заняться в первую очередь; вместе составьте план действий по разрешению важнейших проблем, вызванных насилием.
  • Для каждой из тем обсуждения направляйте женщину на поиск альтернативных решений. Укрепите и поддержите появившееся у женщины ощущение, что она владеет ситуацией и берет ответственность за свою жизнь, подчеркивая, что это она принимает решения и будет их реализовывать так, как считает нужным. Направляйте женщину в оценке своей способности справиться с последствиями насилия. Узнайте, кто из ее близких или друзей может оказать ей поддержку; подготовьте клиентку к возможным реакциям на психотравму.

Следование этой схеме значительно облегчает работу консультанта, позволяет достичь главного — установить двустороннюю связь и доверительный контакт, создать комфортную для нуждающейся в помощи женщины обстановку конфиденциальности и покоя. Для клиентки, ставшей жертвой домашнего насилия, чрезвычайно важно осознавать собственную безопасность в отсутствие насильника, чтобы собраться с мыслями, сосредоточиться на своем актуальном состоянии, почувствовать веру в свои силы и в возможность справиться с трудной жизненной ситуацией.

В целях предупреждения домашнего насилия необходимо утверждение в обществе антидискриминационной политики в отношении женщин, внедрение программ психологической помощи и реабилитации женщин в кризисных семейных ситуациях, а также наличие системы психолого-практических мероприятий, направленных на коррекцию личностных жертвенных качеств и профилактику виктимного поведения женщин.

Опубликовано 1 июля 2022

Материалы по теме

Онлайн-консультирование субъектов насильственного поведения в условиях изоляции
21.04.2020
Чем удивлял 15-й Саммит психологов? Рефлексия и действия
11.06.2021
В Перми откроют центр помощи женщинам, осужденным за самооборону
23.05.2021
Можно ли спорить при детях? Все не так однозначно, как кажется
10.04.2021
Сексуальное насилие в детстве: практика психологической помощи ребенку
18.03.2021
Автор насилия: кто он и как психологу с ним работать?
06.11.2020
Стратегии работы с насилием в близких отношениях: обличать или вовлекать?
04.09.2020
Как поддержать близкого, пережившего насилие, и при этом не выгореть самому?
02.09.2020
Не один с проблемой: спектакль о телефоне доверия поставили в Петербурге
01.09.2020
Что сделать, чтобы помочь: психологи о домашнем насилии
25.08.2020
Людмила Петрановская для тех, кто рядом с пострадавшими от насилия
15.08.2020
Агрессия, гнев, насилие, сила и конфликт. Как, с чем и зачем работает консультант?
20.07.2020

Комментарии

Оставить комментарий:

28 ноября 2022 , понедельник

В этот день

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь
28 ноября 2022 , понедельник

В этот день

Виктор Дмитриевич Балин празднует юбилей! Поздравить!

Лариса Казимировна Чаусова празднует день рождения! Поздравить!

Наталья Борисовна Ковалева празднует день рождения! Поздравить!

Алексей Александрович Краснов празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь