16+
Выходит с 1995 года
18 мая 2024
Моральное самосознание личности

Моральное самосознание как категория общего самосознания рассматривается сравнительно недавно. Моральное самосознание включено в самосознание личности как его органическая составляющая, хотя, в рамках всевозможных концепций самосознания исследовались самые разнообразные феномены, но практически игнорировалось самосознание нравственное или моральное1.

И если «Я» физическое, экономическое и иные представления о себе вполне определены концептуально и терминологически, то с моральным самосознанием сложнее. Иногда под феноменом понимается самосознание с определенными моральными характеристиками либо обращенное на субъект нравственное сознание. Чаще моральное самосознание рассматривается как аспект общего феномена.

Более подробное определение, с указанием структурных особенностей, дается О.Г. Лященко, в котором нравственное самосознание — это осознание человеком себя как личности, своих ценностных ориентаций; оценка своего нравственного облика и интересов, идеалов и мотивов поведения в процессе своей деятельности, констатирующая взаимность внутреннего «Я» и внешнего «Я»2.

Так же сложно определить понятия «мораль» и «нравственность». Идея о том, что «Я-концепция» состоит из двух основных компонентов — представление о личностном «Я» и социальном «Я», некоторыми авторами распространяется в полной мере и на моральное самосознание3. Л. Мак-Фолл также прямо говорит о двух смыслах понятия морали — одна личная, другая — социальная, и между ними может существовать конфликт4. В английском языке нет прямого разделения на «мораль» и «нравственность», есть просто термин «morality», и обычно уточняется, о какой морали идет речь —социальной, или личной. Вообще есть мораль, как ее определял еще Ж. Пиаже, автономная — собственные правила субъекта, и есть мораль гетерономная — внешняя.

Аналог российской терминологии — нравственность и мораль; нравственность — это сфера свободы, или личностное ценностное самосознание; мораль имеет социально-групповой характер, или социальное самосознание в ценностных вопросах. Примерно такое же определение дается А.Н. Фалеевым5: моральное самосознание отражает общее в «Я», или процесс самоидентификации с другими. Д.С. Шимановский также субъектом морального самосознания считает классы, народ, нацию и иные группы, тогда как субъект нравственного самосознания и деятельности — отдельный человек6. А.А. Гусейнов указывает на то, что понятия «мораль» и «нравственность» синонимичны, но приобрели различные смысловые оттенки. Так, сказать «этические нормы», «моральные нормы», «нравственные нормы» — значит сказать одно и то же7.

В современном русском языке все три термина содержательно перекрещиваются и в принципе являются взаимозаменяемыми. Таким образом, в условиях неопределенности терминологии, по словарному определению в дальнейшем «мораль» и «нравственность» используются как синонимы. Нравственность определяется как понятие, являющееся синонимом морали, русским вариантом «морали», происходящим от слова «нрав»8. Тем более что в исследовании очень трудно вообще априорно определить, с каким феноменом мы имеем дело — с нравственным самосознанием «свободного человека» или его социальным моральным «Я».

Отдельные аспекты морального самосознания рассматривались в рамках общих проблем. Однако стоит коротко определить подходы основных психологических школ к пониманию механизмов формирования и функционирования морального самосознания.

Мораль, как ее понимают в психоанализе, — это мораль воздержания. Положительный вклад нравственности в систему культурных ценностей общества признается явно недостаточным для изменения изначально дикой и варварской природы человека. А значит, стремление к идеальному — есть одно из заблуждений человека, и от него следует отказаться. З. Фрейд предлагает устранить с дороги человека всякий намек на идеал. Психоанализ ограничивается рассмотрением только одной функции морали — регулятивной. Для выполнения моралью этой функции недостаточно только внешнего принуждения. В качестве инстанции, осуществляющей внутреннее принуждение поступать согласно моральным правилам, З. Фрейд вводит совесть, но уклоняется от конкретно-содержательного анализа совести, формально сводя ее к чувству вины.

В теории, которую можно определить как теорию идентификации, предполагается, что ребенок имитирует поведение взрослых. Предполагается, что, выйдя из младенческого возраста, люди в большинстве своем приобретают способность принимать некоторые решения, соответствующие воображаемым пожеланиям близких людей в данных условиях. Они как будто говорят себе что-нибудь вроде следующего: «Я должен так поступить, потому что этого потребовал бы мой отец9. Если я поступлю иначе, он нахмурит брови, как это бывало в детстве». Чувство «должного» внедряется столь глубоко, что становится частью психической структуры человека.

Бихевиористы, в частности Э. Торндайк, полагают, что наше поведение влияет на наши чувства более, чем чувства влияют на поведение10. Таким образом, совесть человека — не создатель, но создание его деятельности. Нравственность создается из привычек к действию, и нет иного пути обеспечить привычки к действию, как только посредством самих действий. Мы становимся правдивыми, говоря правду, смелыми, смотря в глаза опасности. Лучшее средство против скупости — это давать, против жестокости — добрые и милосердные поступки.

Когнитивную теорию морали, в которой моральные суждения рассматриваются как прогрессия стандартных, последовательных стадий, предлагает Л. Колберг11. Моральное развитие соотносится с общими процессами когнитивного развития, и в этой системе координат представляется описание стадий морального суждения. Таким образом, согласно Л. Колбергу, ошибочно интерпретировать «усиление внутренней ориентации» в моральном развитии просто как результат прямой интернализации культурных норм. Скорее, внутренняя моральная ориентация представляет собой зрелый плод естественного развития. В этом процессе Дж. Джиббс с соавторами подчеркивают роль децентрации — развитие зрелых моральных суждений отражает конструктивный когнитивный процесс децентрации — внимание к множественным характеристикам ситуации и соотнесение их между собой12.

По мнению некоторых исследователей гуманистического направления (К. Роджерс и А. Маслоу), человек в процессе актуализации прислушивается только к самому себе, исходит из своего собственного «Я», которое отличается от других, и поэтому он не может быть конформным. Далее наблюдаются наибольшие расхождения во мнениях. Если самореализация — это выражение подлинной природы человека, то вопрос в том, какова она, эта природа? По убеждению одних — слаба, порочна и безнравственна, других — позитивна и социально ориентированна13.

Из этой теории можно вывести практически все что угодно. Человек свободен для того, чтобы реализоваться и осознанно стать тем, кто он есть. О. Клэпп, рассматривая возможность всеобщего утверждения своего «Я», согласно своим представлениям, говорит о возможности полной анархии. Кто-то может вернуться на лоно природы, но возможно и преступление14. В экзистенционализме близкая точка зрения на моральное самосознание. Это спонтанные порывы экзистенциональной личности. Фактически универсальная природа морального самосознания состоит в самореализации. И с этой точки зрения уже и неважно, к чему именно стремится человек.

Развивая тезис Л.С. Выготского о социальном характере психики ребенка, отечественные психологи рассматривают нравственное развитие как присвоение ребенком моральных норм, их обобщение и превращение во внутренние «инстанции» (личностное нравственное «Я»), реализуемые в нравственном поведении.

Как самосознание в целом, моральное (нравственное) самосознание может делиться на когнитивный и эмоциональный уровни. М.С. Каган считает, что самосознание (моральное) двухуровневое и членится также на самочувствие и самоосмысление (осознание ценностного смысла собственной жизни)15. Ценностное самоосознание так же необходимо, как и мировоззрение, поскольку без постоянного самооценивания личность не может совершенствовать свою жизнедеятельность, а в случае необходимости и радикально ее изменить. Этой цели служит самокритика, которую осуществляет в сознании индивида одно из его «Я» в полемике с другими в ходе внутреннего диалога. Иногда структура содержит поведенческий аспект. Из современных психологов такой точки зрения придерживается Й. Раншбург, который разделяет мораль на два элемента: один из них — нравственное сознание, то, что мы знаем о морали, и наше восприятие нравственного поведения, другой — это нравственное поведение. При этом он подчеркивает, что эти два элемента не всегда соответствуют один другому16.

В философии сложилась относительно детальная система категорий, в терминах которых рассматривается моральное сознание и самосознание. А.И. Титаренко так описывает основные звенья или элементы, которые, по его мнению, существенно характеризуют моральное сознание как структурно-функциональную ценность17. Прежде всего, это ценностная ориентация (категория аксиологии — содержание и иерархия ценностей), во-вторых, категория деонтологии — понятия о долге, императивность морали. Е.Л. Дубко также на первое место при анализе любых концепций морали ставит указанные категории18.

Однако она добавляет к ним такие категории, как аретология (добродетели и пороки, моральные качества личности, или вопрос «каким должен быть человек?»); фелицитология (учение о достижении счастья, в частности — вопросы о любви, дружбе, наслаждении); танатология (наука о жизни и смерти, включающая в себя вопрос о смысле жизни).

Особняком в философских концепциях нравственного сознания стоит проблема морального конфликта и выбора. Выбор в гораздо меньшей степени соотносится с другими категориями морали, не определяется четко и его место в структуре нравственного сознания. В определенной степени это вызвано сложностью самого феномена, который характеризуется, помимо всего, выраженной динамикой. С другой стороны, нравственный выбор относится скорее к психологическим, чем к философским проблемам.

Объектом оценки морального сознания и самосознания могут быть не только межличностные события, но и факты общественной жизни, или отношения типа «общественный институт — индивид» (или группа, класс, слой и т.д.). В последнем случае отношения оцениваются, согласно мнению ряда авторов, по особым принципам, отличным от принципов оценки межличностных отношений.

В узком смысле этого слова, по принципам справедливости — дистрибутивной, атрибутивной и ретрибутивной (распределения добра и зла, прав и обязанностей, наказаний и поощрений)19. Однако, вопрос о роли этих категорий в структуре морального самосознания личности практически не поднимается не только психологами, но и философами. Дополнительно К.А. Абульханова ведущими характеристиками морального сознания считает не представления о добре и зле, как это принято обычно считать, даже не представления о справедливости, а прежде всего чувство ответственности и совесть20.

Среди психологов акцент ставится скорее на эмоциональный компонент нравственного самосознания, а также на процессуальный аспект феномена. И.Н. Михеева к моральному самосознанию относит такие феномены, как чувство вины, включающее в себя сложный комплекс чувств и переживаний.

В частности, это угрызения совести, снижение самооценки. В моральном самосознании отражаются внутренние преграды морального характера, их противоборство в реальном или воображаемом поступке, которые, по мнению И.Н. Михеевой, являются основой саморефлексии — главной составляющей смысла «Я». При этом в саморефлексии выделяется две основные стороны: когнитивная и эмоциональная21. Признаком развитого морального самосознания иногда предполагается способность к рефлексии социального характера; это не осознание себя с позиций самого себя, а взгляд на себя с точки зрения другого, соответственно, гипотетическая моральная самооценка22.

Стыд как один из важных аспектов морального самосознания иногда рассматривается как эмоция, вызванная социальным контекстом ситуации23. Альтернативная точка зрения предполагает, что стыд — атрибут негативной оценки, направленной на себя при несоответствии собственным идеалам. Или стыд рассматривается как глобальная эмоция, целостная оценка своего «Я», тогда как вина — специфическая эмоция, фактически частная негативная самооценка в конкретной ситуации.

Роль нравственных убеждений подчеркивает В.Э. Чудновский24. Именно они составляют «психологическую опору» смысла жизни, в определенной мере гарантируют от искажений жизненного смысла, его неадекватности, от деструктивных последствий, которыми чреват ложный жизненный смысл. Часто используют понятие «жизненные принципы», которые включают в себя нравственные принципы25. В них представлены важнейшие смысловые ориентации личности, ее жизненная философия, идеология. Фактически, здесь в нравственное самосознание включается проблема жизненных ориентаций — целей и смыслов жизни, организации жизни и личностного саморазвития.

Если в результате процесса идентификации человек может принять нормы определенной группы, то какие это нормы — вопрос весьма актуальный, когда речь идет о моральном самосознании. Аморализм может быть сознательным, возможна «идентификация» с агрессором, многие люди принимают демоническое в себе26. Очарование демонизма усиливается тем, что появляются новые модели для подражания, которые ранее считались недостойными, и сейчас собственные деструктивные импульсы принимаются без ощущения вины.

Гипотезы относительно психологических механизмов аморализма выдвигают многие авторы. Так, психологи под девиацией понимают отклонение от нравственных норм общества27. Они выделяют следующие механизмы «эго-защиты»: попытка сохранить ценность мотива; не было выбора; оправдание внутренним состоянием, которое не подлежало контролю (расстройство, опьянение)28.

Это возложение вины на саму жертву (« это он начал, я всего лишь мщу», «я защищал себя, своих близких»; обстоятельства («у меня не было другого выбора»); принятые нормы («все так делают», «я поступал по закону»); возвеличивание вышестоящих (подчинение воле другого человека, обычно начальника)29. Формами самооправдания или прощения самого себя являются намерения возместить вред или измениться в будущем30.

Конфликт бессознательный еще трудно однозначно рассматривать как моральный конфликт. Анализ литературы показывает, что некоторые авторы считают бессознательный конфликт только как своего рода предпосылку к реально осознаваемому. Другие рассматривают его как особую форму морального конфликта. Практически не вызывает возражений мнение Г.М. Штракса, что конфликт возникает тогда, когда «… противоречие созрело (или перезрело)…»31. Наиболее существенной чертой морального конфликта является осознание личностью такой ситуации, в которой она поставлена перед необходимостью выбора между добром и злом, между различными нравственными ценностями.

Под моральным выбором можно понимать выбор: системы ценностей, определенной линии поведения, отдельного поступка. Хотя мнения расходятся, А.И. Титаренко подчеркивает, что все же поступок — сердцевина морального выбора32.

Одними из центральных категорий этики являются такие понятия нравственного сознания, как добродетели и их оппозиция — пороки. Эта фундаментальная этическая проблема иногда определяется как аретология33. Главным вопросом аретологии является вопрос «каким должен быть человек?». Мораль здесь понимается как совокупность свойств, нравственных качеств и особенностей индивида, которые морально так или иначе оцениваются, подлежат оценке. К нравственным свойствам и качествам относят, правда, не только то, что оценивается положительно, но и то, чему дается отрицательная оценка.

В категорию танатологии включают проблему как жизни (целей и смыслов, концепций, миссии), так и смерти.

Проблема жизненных смыслов рассматривается в соотнесении с такими категориями самосознания, как время и пространство, биография и события жизни. В отличие от ценностей, своего рода смысловых универсалий, смыслы уникальны для каждого человека и каждого момента его жизни. Смыслы рождаются, трансформируются в зависимости от возраста, обстоятельств, состояний и отношений. Причем последние являются одной из важных характеристик личности, так как представляют субъективную сторону ее связи с предметами, явлениями — ее внутреннее ядро.

На формирование жизненных смыслов личности оказывают влияние, прежде всего, социально-психологические и социокультурные условия (факторы). Вместе с тем наблюдаются специфические особенности жизненных смыслов по возрастным (когортным), профессиональным, этническим и иным признакам.

Как считает Н.И. Сидоренко, идеалы, принципы и нормы отличаются друг от друга функциональным назначением34. Если идеал или ценность как нормативное образование лишь приблизительно очерчивает границы желательного, то принципы служат определенными границами и, вместе с тем, необходимыми основаниями достижения желательного. В иерархии этих требований идеалы занимают высший уровень и выступают своеобразной формой разрешения противоречия между должным и сущим, принципы — промежуточный, а нормы — низший. В зависимости от ситуации грани между принципами, нормами и идеалами могут становиться подвижными, они могут изменять свое место в иерархии и выполнять роль, предназначенную друг другу.

Среди простых норм выделяется полунормативная сфера деликатности и тактичности. Конечно, все «простые» нормы к вежливости не сводятся; есть специфические нормы поведения в производстве, личной гигиене, моде и т.д., обладающие многими, если не всеми характеристиками простых норм.

Этикет — смежный феномен, который следует отличать от собственно норм вежливости, деликатности и тактичности. Внешние формы этикетных норм часто очень сходны с проявлениями вежливости, но имеют разную психологическую мотивацию. Этикет четко классифицирует правила обхождения с представителями различных классов и сословий, с должностными лицами в соответствии с их рангом (кому как следует себя вести, как кого должно титуловать), правила поведения в различных кругах. Фактически, это во многом средство идентификации с социальной группой. В настоящее время, при стирании жестких социальных границ, требования тактичности приобретают относительно универсальный характер и не несут в той же степени функции идентификации с социальной ролью.

Таким образом, этикет — это отдельная и неоднородная категория морального самосознания, хотя часто рассматривается как отдельный аспект самосознания либо в рамках иных концепций. С точки зрения теории социальной идентичности, люди должны соответствовать социальным нормам для поддержания своей групповой идентичности35. С точки зрения другой когнитивной теории — самокатегоризации, — представления о должном поведении напрямую обусловлены отнесением себя к группе, восприятию себя ее членом.

Особую роль в структуре самосознания и идентичности личностным нормам отводит М.И. Бобнева36. По ее мнению, подлинно личностные нормы являются по сути дела интегративной характеристикой субъективного мира личности. Они абсолютны для данной личности. В отличие от «внешних», распространенных в популяции норм, личностная норма тесно связана с внутренним миром личности. Личность, если она является идентичной самой себе, не может не следовать своим личностным нормам. Всякое отклонение от подлинно личностных норм ведет к дезинтеграции, нарушению личности.

Личностные нормы соотнесены с представлением человека о самом себе. Предвидимое или реальное нарушение нормы может проявляться в возникающем у человека чувстве вины, самоосуждении, протесте против своих собственных действий, потере уважения к себе. Наоборот, следование личностной норме связано с чувством гордости, высокой самооценкой, самоуважением, уверенностью в правильности своих действий и позиций.

Сходной точки зрения из зарубежных авторов придерживается Л. Мак-Фолл, который в качестве «стержня» личной идентичности также предлагает набор принципов, которые делают нас теми, кто мы есть. Эти принципы не обязательно должны быть моральными по своей природе, и сознательный аморализм также должен считаться равноценным принципом. Принципы могут быть самыми разнообразными. Это то, за что человек готов умереть37.

Анализируя ряд концепций относительно происхождения нравственности, Н.И. Губанов и Н.Н. Никольская приходят к выводу, что происхождение нравственности в антропосоциогенезе происходило в двух формах38. С одной стороны, отбор отдельных индивидов, успешно конкурирующих в борьбе за существование, в результате которого формировались задатки эгоистических качеств. С другой стороны, шел биосоциальный отбор, отбор групп, первобытных стад, которые успешнее других групп вели борьбу за существование благодаря лучшей сплоченности.

Примечания

1 Иванова А.А. Психология этнической идентичности личности. – Краснодар: КГУ, 2001. – С. 90.

2 Ляшенко О.Г. Влияние средств массовой коммуникации на формирование нравственного самосознания: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. – Ставрополь, 2003. – С. 13.

3 Kagitcibasi C. Autonomy and Relatedness in Cultural Context: Implications for Self and Family // Journal of Cross-Cultural Psychology. – 2005. – Vol. 36. – № 4. – P. 403–404.

4 McFall L. Integrity // Ethics and personality: Essays in moral psychology / Ed. by J. Deigh. – Chicago; London: The university of Chicago press, 1992. – P. 88.

5 Фалеев А.Н. Морально-ценностные факторы становления и развития нравственного самосознания в условиях современной цивилизации: Автореф. дис. … канд. филос. наук. – М., 1992. – С. 17.

6 Шимановский Д.С. Моральное самосознание. Этико-философский аспект. – Киев: Вища школа, 1986. – С. 22–27.

7 Гусейнов А.А. Великие моралисты. – М.: Республика, 1995. – С. 5.

8 Словарь по этике / Под ред. И.С. Кона. – 5-е изд. – М.: Политиздат, 1983. – С. 224.

9 Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных: Пер. с англ. – СПб.: МФИН, 1992. – С. 93.

10 Торндайк Э. Принципы обучения, основанные на психологии: Пер с англ. // Основные направления психологии в классических трудах. Бихевиоризм. – М.: АСТ–ЛТД, 1988. – С. 179.

11 Kohlberg L. Moral stages and moralization: the cognitive-developmental approach // Moral development and behavior: theory, research, and social issues / Ed by T. Lickona. – New-York etc.: Holt, Rinehart and Winston, 1976. – P. 31–53.

12 Gibbs J.C., Basinger K.S., Fuller D. Moral maturity: measuring the development of sociomoral reflection. – Hillsdale (New Jersey) etc.: Lawrence Erlbawm association, 1992. – XII, 218 p.

13 Дерманова И.Б., Коростылева Л.А. Некоторые аспекты феномена самореализации // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А.А. Крылова, Л.А. Коростылевой. – СПб.: СПб.У, 1997. – С. 25–26.

14 Klapp O.E. Collective search for identity. – New-York: Holt, Rinehart and Winston, 1969. – Р. 185.

15 Каган М.С. Философская теория ценности. – СПб.: Петрополис, 1997. – С. 159.

16 Раншбург Й. Формирование и развитие морали // Раншбург Й., Поппер П. Секреты личности: Пер с венг. – М.: Педагогика, 1983. – С. 100–110.

17 Титаренко А.И. Специфика и структура морали; проблемы структуры нравственного сознания // Мораль и этическая теория / Под. ред. О.П. Целиковой. – М.: Наука, 1974. – С. 42.

18 Дубко Е.Л. Анализ фундаментальных этических идей: Автореф. дисс. ... докт. филос. наук. – М., 1989. – С. 5.

19 Гринберг Л.Г., Новиков А.И. Критика современных буржуазных концепций справедливости. – Л.: Наука, 1977. – 172 с.

20 Абульханова К.А. Российский менталитет: кросс-культурный и типологический подходы // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики / Под ред. К.А. Абульхановой, А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. – М.: ИП РАН, 1997. – С. 23.

21 Михеева И.Н. Я-концепция и конфликт в сфере нравственной жизни личности // Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия / Ред.-сост. Д.Я. Райгородский. – Самара: БАХРАХ-М, 2003. – С. 244.

22 Lewis Y. The Self as a Moral Concept // British Journal of Social Psychology. – 2003. – Vol. 42. – P. 2. – P. 232.

23 Harris N. Reassessing the dimensionality of the moral emotion // British Journal of Psychology. – 2003. – Vol. 94. – № 4. – P. 458.

24 Чудновский В.Э. Смысл жизни и судьба. – М.: Ось-89, 1997. – С. 133.

25 Низовских Н.А. Психосемантическое исследование ценностно-мотивационных ориентаций личности // Психологический журнал. – 2005. – Т. 26. – № 3. – С. 26.

26 Schneiderman L. The psychology of social change. – New–York: Human sciences press, inc., 1988. – Р. 105–106.

27 Прошкина В.М. Особенности психологической защиты при нравственных девиациях у студентов: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. – М., 1990. – 20 с.

28 Михеева И.Н. Психология морального конфликта // Мораль: противоречия и конфликты / Под ред. Н.А. Головко. – М.: ИФ АН, 1987. – С. 42–43.

29 Шихирев П.Н. Психика и мораль в конфликте (О воспитательной силе зла) // Общественные науки и современность. – 1992. – № 3. – С. 30.

30 Hall J.H., Fincham F.D. Self-Forgiveness: The Stepchild of Forgiveness Research // Journal of Social and Clinical Psychology. – 2005. – Vol. 24. – № 5. – P. 623.

31 Штракс Г.М. Социальное противоречие. – М.: Мысль, 1979. – С. 26.

32 Титаренко А.И. Сущность поступка и его место в структуре морального выбора // Моральный выбор / Под ред. А.А. Гусейнова и др. – М.: МГУ, 1980. – С. 105.

33 Дубко Е.Л. Анализ фундаментальных этических идей: Автореф. дис. … докт. философ. наук. – М., 1989. – С. 29.

34 Сидоренко Н.И. Социальные нормы и регуляция человеческой деятельности. – М.: РЭА, 1995. – С. 83–84.

35 Christensen P.N., Rothgerber H., Wood W., Matz D.C. Social Norms and Identity Relevance: A Motivational Approach to Normative Behavior // Personality and Social Psychology Bulletin. – 2004. – Vol. 30. – № 10. – P. 1295–1297.

36 Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. – М.: Наука, 1978. – С. 94–95.

37 McFall L. Integrity // Ethics and personality: Essays in moral psychology / Ed. by J. Deigh. – Chicago; London: The university of Chicago press, 1992. – P. 87–89.

38 Губанов Н.И., Никольская Н.Н. О природной и социальной детерминации нравственности и криминального поведения // Философские науки. – 2002. – № 2. – С. 100–101.

Источник: Гаджимурадова З.М., Курбанова Ж.Т. Самосознание личности: теории, аспекты и методы исследования: Монография. М.: Парнас, 2018. С. 126137.

В статье упомянуты
Комментарии
  • Владимир Александрович Старк

    Уважаемые авторы, мне как матёрому моралисту бывает очень отрадно, когда поднимаются подобные темы. А вот автоцитата из моей книги "Теория Нравственности", может вам будет интересно...

    ...б). Мораль. Сформировавшиеся в обществе общепринятые нормы поведения (приличия, условности, традиции, обычаи, этикет) необходимость исполнения которых основана на страхе перед общественным осуждением (перед стыдом).
    в). Нравственность. Нормы поведения, определяемые личным нравственным чувством (совестью), необходимость исполнения которых основана только на нравственной ответственности перед самим собой.
    Таким образом, этичность человеческого поведения определяется страхом, стыдом и совестью, и пропорции этих мотиваций могут очень сильно разниться.
    Страх перед общественным мнением и совесть – это две принципиально разные поведенческие мотивации, разделяющие область морали и область нравственного. Хотя многие полагают, что общественное мнение – это и есть действие совести, а равно и её источник.
    К сугубо нравственным можно отнести лишь те проявления доброй воли, этическая оценка которых окружающими не предполагается. Невозможность посторонней этической оценки может быть обусловлена анонимностью действия, его приватностью, неспособностью окружающих ни заметить, ни оценить тонких проявлений благородства, неведением о возможности посторонней оценки, привычным автоматизмом этичного поведения, или даже бесстрастным отношением к общественному мнению.

      , чтобы комментировать

    • Олег Иванович Мотков
      12.04.2024 в 12:56:05

      Добрый день! Философ А.С. Арсеньев четко разграничивает понятия "морали" и "нравственности". Мораль - это правила взаимоотношения в некоторой группе людей - мораль партии, мораль фирмы, мораль воровской шайки, и т.п. Нравственность - это общечеловеческие принципы, переданные нам в заповедях буддизма и христианства: не убий, не кради, не лги, не делай себе идола... Они составляют сердцевину совести. Сегодня мы видим явное недоразвитие у большинства российских граждан именно нравственности - у людей нет твердых нравственных критериев поведения. хотя многие считают себя христианами. На деле у большинства, особенно в отношениях к действиям власти, преобладают приспособительные, по сути, антихристианские, безнравственные оценки происходящего и действия.

        , чтобы комментировать

      • Владислав Львович Ларичев
        17.04.2024 в 12:52:56

        Мне, как врачу психиатру интересно определить "мораль" через нейрофизиологию. Немного философии. Вся живая материя изначально руководствуется в своём существовании двумя законами - максимально продлить время своего существования в окружающем и максимально увеличить свою биологическую представленность в окружающем. Без этих законов никакой эволюции живой материи не было бы. Через эволюцию живая материя за время своего существования усложняла способы взаимодействия с окружающим миром и доусложнялась до появления самоосознающей формы - человека. Человек рождается без всякой сложной морали, у него есть только два закона существования для выживания. Чтобы появилась какая-то более сложная мораль, человек интенсивно в первые годы своей жизни усваивает модели поведения и взаимодействия с окружающим миром от своего ближайшего окружения, формирует с помощью нейросети эти модели и всё это на бессознательном уровне. Это "Сверх-Я" по Фрейду. Поскольку эти "модели" самые первые в его жизни, они и самые прочные. Ближайшее окружение может быть каким угодно: цивилизованным или людоедским. Модели поведения будут соответствующими. В последующем переучить человека надёжно и прочно на другие модели чрезвычайно сложно, практически не возможно. "Совесть" - это когда окружающая действительность провоцирует у человека поведение, которое противоречит первичным поведенческим моделям и правилам. Будет дискомфорт разной степени выраженности. Это БАЗА. Всё остальное мудрствование вокруг "морали" и "совести" только расцвечивает эту БАЗУ.

          , чтобы комментировать

        • Владимир Александрович Старк

          \\"Совесть" - это когда окружающая действительность провоцирует у человека поведение, которое противоречит первичным поведенческим моделям и правилам.\
          Владислав Львович, а чем может быть обусловлена мотивация, которая готова попрать мораль (приличия и условности)?
          Но попрать их этически "свыше", а не как преступник, или высокомерный подонок, снизу, под дых?

          • Владислав Львович Ларичев
            Владислав Львович Ларичев
             ответ пользователю Владимир
            Волосово
            18.04.2024 в 09:06:40

            Владимир Александрович, неужели вы не знакомы с хорошо документированными случаями детей-маугли? Если в период раннего детства они росли в изоляции от человеческого общения, то они в дальнейшем никогда полноценными людьми не становились. У них никакой морали, ни хорошей, ни плохой не было, только базовые законы выживания. "Мораль" рождается в более-менее развитых сообществах людей и может быть самой разной. У примитивных сообществ она может приветствовать убийства и каннибализм. У развитых сообществ альтруизм и жертвенность у отдельных её представителей. Основная часть сообщества находится в неустойчивом моральном состоянии и легко скатывается в "низшие" формы морали (нацистская Германия тому пример). По большому счёту, "мораль" всегда "хорошая и правильная" в конкретно взятом обществе. Глобальной "морали" не существует, ни хорошей, ни плохой.

          • Владимир Александрович Старк
            18.04.2024 в 11:12:03

            Владислав Львович, глобальной морали действительно не существует.
            А вот нравственный закон универсален. Я попытался его описать, может у вас возникнут какие-либо претензии. Цитируется по моей книге Теория Нравственности...
            1). Любовь. – Эгоизм.
            Любовь – (эмпатия, доброта, благожелательность, сострадательность, отзывчивость, сочувствие, гуманность, альтруизм).
            Эгоизм – (безразличие к интересам и чувствам окружающих, бездушность, чёрствость, безжалостность).
            2). Совесть. – Бессовестность.
            Совесть – (честность, порядочность, добросовестность, благородство, справедливость).
            Бессовестность – (бесчестность, непорядочность, недобросовестность, беспринципность, лукавство).
            3). Скромность. – Гордость.
            Скромность – (бесстрастное отношение к высоте своих достоинств, в религиозно философской традиции – смирение).
            Гордость – (честолюбие, тщеславие, самодовольство, наглость, высокомерие, презрительность, пренебрежительность, хвастовство).
            4). Великодушие. – Гнев.
            Великодушие – (снисходительность, уступчивость, прощение, терпимость).
            Гнев – (раздражительность, конфликтность, вспыльчивость, нетерпимость, злословие, мстительность, злопамятность).
            5). Умеренность. – Невоздержанность.
            Умеренность – (воздержанность, бесстрастие, неприхотливость, терпение, непритязательность, аскетичность).
            Невоздержанность – (неумеренность, прихотливость, жадность, алчность, капризность, пристрастность).
            Не все нравственные понятия могут быть разделены строго по нравственным категориям, поскольку нравственные понятия могут обобщать целый комплекс (без)нравственных проявлений, или иметь не столь очевидную мотивационную природу чтобы их можно было вставить в перечень без дополнительных комментариев. Однако, высокая степень синонимичности основных нравственных понятий, свидетельствует о том, что всё многообразие проявлений (без)нравственного может быть сведено в достаточно компактную классификацию.


          , чтобы комментировать

        , чтобы комментировать

        Публикации

        • Социальные сети как новая среда для междисциплинарных исследований поведения человека
          07.01.2023
          Социальные сети как новая среда для междисциплинарных исследований поведения человека
          Соцсети используются как платформа для сбора нового типа данных — следов, которые оставляют пользователи в естественных для себя условиях. Это условия, которые стали для многих привычными и удобными, а значит, поведение в них стало менее контролируемым.
        • Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
          08.02.2021
          Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
          7–9 февраля проходил VII Санкт-Петербургский фестиваль практической психологии «Жизнь будет лучше, чем мы хотели!». Фестиваль открыла тематическая беседа экспертов «Свобода от... Свобода для?..». В пространстве жизненных векторов»...
        • Консультативная психология: вызовы практики
          10.11.2020
          Консультативная психология: вызовы практики
          На II Международной конференции по консультативной психологии и психотерапии «Консультативная психология: вызовы практики», посвященной памяти Ф.Е. Василюка, выступили А.Б. Холмогорова, Д.А. Леонтьев, А.Г. Асмолов, С.М. Бабин…
        • Об артпрофилактике, гуманизме, диалоге и принятии другого. Интервью с А.А. Мелик-Пашаевым. Часть 4
          07.08.2020
          Об артпрофилактике, гуманизме, диалоге и принятии другого. Интервью с А.А. Мелик-Пашаевым. Часть 4
          Об артпрофилактике, гуманизме, диалоге и принятии другого рассуждает Александр Мелик-Пашаев, доктор психологических наук, член Союза художников Российской Федерации, главный научный сотрудник Психологического института…
        • Как далеко может завести искание истины или убежденность в правоте
          19.03.2020
          Как далеко может завести искание истины или убежденность в правоте
          Что происходит, когда человек начинает считать, что нашел непогрешимую истину? Возможно, эта истина может быть созвучна некоторым имеющимся у человека убеждениям. Она подкрепит их, а вместе с этим — убежденность в собственной правоте...
        • «Экопоэзис. Искусство и экопсихология в интересах здоровья и устойчивого развития»
          27.02.2020
          «Экопоэзис. Искусство и экопсихология в интересах здоровья и устойчивого развития»
          Я глубоко озабочен нашим миром, в котором имеет место то, что называется экологическим кризисом. Он протекает на фоне кризиса гуманистики, гуманитарных наук. Ближайшее будущее обозначается как рубеж приближающегося конца человека...
        • XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
          06.06.2019
          XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
          2–4 июня 2019 года в Санкт-Петербурге проходил XIII Саммит психологов, который объединил более тысячи психологов из разных стран для обмена профессиональным опытом. Дискуссия в рамках открытого Форума психологов 2 июня была посвящена памяти выдающегося экзистенциального аналитика Александра Баранникова. Панельная дискуссия «Духовность. Сексуальность. Цифра. Куда уводят тренды?» задала участникам Саммита вектор работы по осознанию причин, направленности и последствий стремительных изменений в современном обществе для выполнения великой миссии: сохранить Человека...
        • Самосозидание человека — новый этап развития психологии субъекта
          22.04.2019
          Самосозидание человека — новый этап развития психологии субъекта
          То, что в XXI веке мир изменился - это очевидно и даже банально. Сегодня для нас важнее понять, что из этого следует для лисследований в области психологии личности и психологии субъекта. В конце прошлого века многие психологи искали в личности устойчивые структуры и называли их свйоствами. Тревожность, ригидность, макиавеллизм и так далее. Теперь пришла пора задуматься над тем, как в сложном мире, по словам Л.А. Анциферовой «Изменить себя, не изменяя себе»...
        • Принципы нейропсихологической реабилитации
          20.11.2017
          Принципы нейропсихологической реабилитации
          Доклад Джессики Фиш - клинического нейропсихолога из Великобритании, специализирующегося в области нейропсихологической реабилитации, состоялся в рамках IV международной конференции «Медицинская (клиническая) психология: исторические традиции и современная практика». Он посвящен основным принципам, которые позволяют специалистам, работающим с пациентом, создать наиболее подходящие условия для восстановления его здоровья...
        • Психотерапия и психосоциальная работа в российской психиатрии
          27.10.2017
          Психотерапия и психосоциальная работа в российской психиатрии
          На IV международной конференции «Медицинская (клиническая) психология: исторические традиции и современная практика» (12-14 октября, Санкт-Петербург) выступил с докладом «Психотерапия и психосоциальная работа в российской психиатрии - вверх по лестнице, ведущей вниз» выступил Бабин Сергей Михайлович - доктор мед. наук, профессор, президент РПА...
        • Свидетели Выготского: эксперимент Летней психологической школы
          01.08.2017
          Свидетели Выготского: эксперимент Летней психологической школы
          Секта — это что-то нелегальное, далёкое и не со мной. Секту всегда легко вычислить. В секты идут неудачники, психопаты и необразованные люди. Мы ничего не забыли? А поверите ли вы, что за два дня в секту можно завербовать 150 студентов МГУ? К сожалению, поверить придётся. Один из проектов ЛПШ в этом году был посвящён сектам, а руководил им Раевский Александр Евгеньевич. Проект был назван «Вовлечение в тоталитарную секту: опасности и риски». Перед его 18 участниками была поставлена задача создать группировку, максимально приближенную по выделенным параметрам к секте, и привлечь в неё за время ЛПШ как можно больше людей...
        • Центр психиатрии и наркологии им. Сербского пишет школьный учебник по психологии
          26.06.2017
          Центр психиатрии и наркологии им. Сербского пишет школьный учебник по психологии
          По утверждению проф. З.И. Кекелидзе, профилактике раннего употребления наркотиков и алкоголя, а также случаев суицидов среди подростков послужит введение в школьную программу курса по психологии в рамках ОБЖ! Центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского уже разрабатывает учебник по психологии для школьников! Учебники с 3-го по 8-й классы уже написаны. Осталось написать учебники для 9-го, 10-го и 11-го классов. Эта задача будет решена к концу 2017 года. Психологов в России нет. Только такой вывод я могу сделать...
        Все публикации

        Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

        Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»