16+
Выходит с 1995 года
15 апреля 2024
О работе с местью в психологическом консультировании

Книга «Психология обиды и вины» (в 2 томах) М.Р. Мироновой и К.А. Шишаловой представлена на Национальный конкурс «Золотая Психея» по итогам 2023 года в номинации «Книга года по психологии». Предлагаем вниманию читателей главу «Месть» из части «Выход из обиды: прощение, месть, расчеловечивание обидчика» (том «Обида как средство самопознания»).

1. Общие замечания

Месть — древнее воплощение справедливости. Она заслуживает серьезного внимания как феномен психики, унаследованный нами от наших предков (животные тоже бывают мстительны), а также как феномен индивидуальной и социальной психологии. Месть тысячелетиями служит механизмом регуляции поведения людей и существования сообществ. Если бы она не выполняла своих функций, то так долго бы не сохранялась. Всерьез изучать функции мести как механизма психической регуляции мы, кажется, еще и не начинали. Хотя количество поговорок и изречений, посвященных мести и воздаянию, впечатляет. Вопросам мести отдали должное почти все философы, писавшие когда-либо о поведении, законах общежития и нравственности (СенекаФ. НицшеАристотель и т.д.). Однако общего мнения по данному вопросу так и не сложилось. Большинство склоняется к тому, что месть слишком опасна, чтобы считать ее нормальным способом разрешения обиды. Но почти каждый признает существование мести и неизбежность ее возникновения в некоторых случаях.

Наиболее горячо и подробно обсуждаются способы и мера отмщения. На этот счет в древних законодательствах все было прописано и записано четко и ясно: сколько и чего стоят рана, смерть, порча имущества, клевета, позор и т.п. Правители пытались регулировать месть. Но большинство спорных вопросов тогда все-таки решались в поединке — в смертельной схватке. Это так дорого обходилось обществу, погибало столько людей, что примерно 300 лет назад стало преследоваться государством. Поединки и дуэли запретили, месть объявили дикостью, варварством, и государство полностью взяло на себя функции мстителя за граждан.

Однако справиться с местью как с частью личной жизни людей оказалось не так просто. Месть не уходит из нашей жизни, ограничиваются только открытые и явные ее формы. Вызвать обидчика на дуэль мы не можем, но можем написать донос, пустить слух, разорить, разнообразно навредить и высмеять. В нашем обществе1 месть никак не регламентируется, ее существование не признается, она остается полностью частным делом, не существует никаких норм мести. Кроме, может быть, самого известного изречения на тему мести: «Месть — блюдо, которое подают холодным». Похожая поговорка есть практически у всех народов, которые признают месть, практикуют более или менее формализованные ее формы и считают ее выражением справедливости. Надо сказать, что там, где люди отличаются эмоциональностью и импульсивностью, такое отношение к мести можно назвать полезным, ибо фактически дает горячим головам время на размышление и поиск более-менее сбалансированного решения.

Мы, авторы этой книги, полагаем, что раз уж месть является неотъемлемой частью нашей реальности, то стоит рассмотреть ее в рамках психологического консультирования. Неразумно высокомерно игнорировать феномен, который так давно регулирует столь тонкие материи нашей жизни, даже если мы считаем, что он устарел и слишком примитивен.

Мы ограничимся описанием мести как одного из способов выхода из обиды, т.к. целостная концепция еще не сложилась. Хотя останавливаться на мести подробно не так приятно и занимательно, как на феномене прощения2, месть нуждается в понимании с точки зрения психологической практики.

POU STO. Итак, говоря «месть», мы имеем в виду поведение, направленное на причинение обидчику вреда, равноценного тому, какой он причинил обиженному. Месть позволяет человеку избавиться от обиды, удовлетворенно наблюдая страдания обидчика, с удовольствием ощущая собственную правоту и защищенность нравственной позицией, чувствуя, что справедливость восторжествовала если не во всем мире, то в конкретной точке пространства и времени. И переживать победу над врагом, который, будучи повержен и уже не опасен, возвращается в ряды «своих» — с ним можно жить дальше в одном сообществе. Но более всего месть снижает тревогу, потому что восстановленная справедливость позволяет нам далее жить в этом мире, подтверждая, что он не изменился и наши представления о нем правильны. Стоит отметить, что месть является единственным преимущественно поведенческим видом разрешения обиды. Прощение и расчеловечивание могут не выражаться вовне, а происходить исключительно во внутреннем пространстве психики человека. Месть всегда требует внешних действий.

Суть мести: причинение равного ущерба обидчику, таким образом подчеркивая его статус равного. Отомстить можно только равному. С данной точки зрения, месть является средством преодоления социальных, классовых и всех прочих барьеров неравенства.

Цель мести, как это ни странно, — сохранение статуса «свой» в определенном сообществе и для обиженного, и для обидчика. Месть не предполагает изменения норм, а просто восстанавливает статус-кво. Являя собой равнозначное обиде наказание за нарушение законов или правил, предполагаемых договором между «своими», месть должна быть равноценной, чтобы быть справедливой, а справедливая месть может являться психотерапевтичной и продвигать человека к пониманию себя, общества, обидчика и вообще реальности.

Терапевтичная месть — действия, исходящие из полного понимания обидчика и представляющие собой ответственный выбор стратегии поведения и (необязательно) ответственную реализацию плана. Терапевтичная месть — это авторская месть. В данном случае консультанту необходимо довести до сознания возможного мстителя, что вся ответственность за последствия его действий ложится только на него: месть снимает ответственность с бывшего обидчика и перекладывает ее на мстителя. К счастью, само обсуждение планов мести имеет терапевтическое значение — позволяет глубже отреагировать гнев и обиду.

Суть обиды — образование стойкой эмоционально-мировоззренческой связи между обиженным и обидчиком («Так с людьми не поступают!»). (См. Обида. Гл. 3.) Насильственное разрушение такой связи с помощью нанесенных обидчику страданий, безусловно, бьет в обе стороны. И по мстителю («Теперь я поступаю так, как с людьми не поступают!»), и по прежнему обидчику, который превращается и во врага, и в жертву. Это уже не говоря о том, что равноценная месть — почти недостижимый идеал и подходит только для самых грубых и ясных случаев (отобрать у него столько же еды, сколько он отобрал у меня, нанести ему такую же рану, убить столько же людей в их племени, сколько они убили у нас, и т.п.). Но даже в таких случаях легко перейти грань, ибо еда может оказаться последней, и обидчики умрут с голода, а дозировать физическое насилие всегда получается плохо из-за аффекта, и убитый воин может оказаться вождем или шаманом, что существенно увеличит размер ущерба.

Прежде чем начать работу с клиентом по поводу мести, стоит определиться с собственным отношением к этому явлению. В художественной, философской и даже научной литературе накоплен большой опыт описания мести и попыток ее понять. Человечество очень давно занимает вопрос: мстить — это хорошо или плохо, и что происходит с мстителем и обидчиком после того, как мщение завершено. Прежде чем решиться на воплощение замысла мести, стоит хотя бы вкратце ознакомиться с многовековыми раздумьями по данному поводу. Особое внимание следует обратить именно на художественные образы мстителей. Вспомним, к примеру, графа Монте-Кристо, созданного А. Дюма. Автор колеблется в своем отношении к мести и к герою, но даже из этой книги ясно: месть — штука дорогостоящая, и удар практически всегда наносится и по мстителю тоже, не говоря уже о случайных жертвах. Наименьшее зло, которое может случиться с мстителем, — потеря возможности возобновить искренние отношения с равным (обидчиком), а также утрата представления о себе как о пострадавшем от неправедных действий, потому что в процессе мести нам приходится нарушать законы и правила общежития в данном социуме (мы даже не имеем в виду юридические законы). Таким образом, мститель перестает быть пострадавшим и сам становится обидчиком. Самая большая опасность для мстителя — утратить пределы во мщении, не суметь вовремя остановиться и превратиться в чудовище, существенно более страшное, чем обидчик.

И тем не менее, месть сопровождает нашу жизнь с детства до старости, мы пытаемся применить ее к сложным многоплановым событиям. Так что стоит все же разобраться, что она такое и как мы к ней относимся. Поняв свое отношение к самому феномену, консультанту стоит определиться, при каких условиях и с какой целью он будет работать с клиентом по поводу мести. Нужно достаточно ясно представлять себе ситуации, в которых месть станет возможным выходом, функции мести и способы работы.

Мы представляем себе месть существенно менее ясно, чем прощение. Работать с местью приходится, к счастью, неизмеримо реже, чем с прощением или даже с расчеловечиванием. Поэтому и описание будет менее подробным.

POU STO для работы с местью. Пока человек разговаривает с консультантом, он не делает ничего плохого, опасного или предосудительного. Слова, сказанные наедине, в конфиденциальной обстановке психологической консультации, не подлежат оценке с точки зрения морали и закона. Если обиду не удается разрешить прощением или расчеловечиванием, значит, нужно попробовать сделать терапевтичной замышляемую клиентом месть. Начиная эту работу, консультант обязан представлять себе, что он будет делать, если клиент станет опасен для себя или других, задумывая конкретные противоправные действия. Возможно, в определенный момент это придется обсуждать с клиентом3.

2. Когда нужна месть

Приведенный ниже список обстоятельств, конечно, неполон. Да и точно дифференцировать все ситуации не представляется возможным. Месть может понадобиться в трех случаях: когда связь обиженного и обидчика неразрывна и они не могут перестать быть «своими»; когда простить невозможно, потому что обида очень сильна; и при отсутствии конструкта «прощение» в мировоззрении (см. Обида. Гл. 19).

  • Прежде всего, месть нужна, когда не получается простить или расчеловечить обидчика. Когда человек не в состоянии произвести всю ту работу, которую мы описывали на предыдущих страницах. Когда это не получается, поскольку для прощения требуются слишком кардинальные изменения в картине мира и образе «я». А решение о расчеловечивании обидчика приводит к такому эмоциональному выплеску, что побуждает человека немедленно поступить с бывшим обидчиком так, как поступают с «нечеловеками»: уничтожить, произвести ковровую бомбардировку местности, в которой он живет (См. Обида, Гл. 21). В данном случае месть становится способом уменьшить вред, к которому может привести расчеловечивание. Примером могут служить всем известные случаи отмщения бывшим супругам, которых не расчеловечить в силу того, что есть общие дети и общая история. Развод — часто чрезвычайно болезненная и кровавая драма, обида не проходит очень долго, поскольку разводящиеся супруги порой ведут себя чудовищно. А порвать совсем — никак, потому что связывают дети и воспоминания об общем прошлом. Мелкая месть (назначить неудобное время для встречи с детьми, выбрать самый длинный способ перевода алиментов) позволяет понемногу сбрасывать и разрешать обиду, заменяя ее злой детской радостью.
  • Иногда случается, что человеку никак не осознать свою обиду и, соответственно, не простить. В подобных случаях он мстит неосознанно. Примером может служить такой распространенный феномен, как месть ребенка родителям. Например, взрослая дочь мстит отцу и мачехе, разоряя их бизнес. Таким образом она мстит за то, что они не стали тратить деньги на ее образование, и пытается добиться, чтобы они вообще не смогли пользоваться своими деньгами. Или взрослый сын на просьбу матери переслать ей деньги всегда перечисляет их с задержкой в две недели. Психологу он объясняет это тем, что она в свое время всегда заставляла его ждать, прежде чем откликалась на его просьбы. Она считала это правильным, и он тоже считает это правильным и не понимает, почему она обижается и злится. Мы уже не говорим о бесчисленных разбитых любимых чашках, порванных или испачканных платьях и так далее.
  • Отсутствие конструкта «прощение» в системе конструктов «я-и-мир» мы уже описывали. В этом случае месть становится практически единственным выходом из любой обиды начиная с подросткового возраста.
  • Нанесен непоправимый вред, и обиженному кажется принципиально важным добиться публичного наказания обидчика и прекращения его вредоносных действий. Именно такое желание порождает судебные иски к врачам, когда врачебная ошибка привела к тяжелым последствиям. Безусловно, потрепанные нервы, сломанная карьера или даже уголовное дело в отношении врача не вернут утраченное здоровье и не воскресят близкого человека, но они создадут ощущение справедливого возмездия и позволят не разувериться в том, что в мире все-таки существует справедливость. Один из самых распространенных способов мести педагогам со стороны родителей — жалоба в вышестоящую организацию. Как правило, родитель не надеется, что жалоба приведет к изменению вредоносного поведения педагога. После жалобы в комитет образования учитель не перестанет кричать, несправедливо ставить двойки и придираться к ребенку. Но разбирательство с вышестоящими чиновниками доставит ему массу неприятных эмоций. Происходит передача функции реализации мести государству или социуму — действуют они, а родитель лишь любуется на то, как трясутся руки и дрожит голос учителя, вымотанного проверками и объяснительными. И это возвращает родителю веру в справедливость вообще и в свою способность повлиять на реальность, в частности, что позволяет родительской обиде хоть как-то разрешиться.
  • Невозможно разорвать отношения с обидчиком или увеличить дистанцию. К данной группе обстоятельств относится все, что касается «неуставных» служебных отношений и отношений внутри замкнутого тесного сообщества (деревня, коммуналка, общежитие, тесный профессиональный круг и т.п.). Когда служебный роман заканчивается, не все увольняются, очень часто бывшие влюбленные вынуждены продолжать общение в рамках производственного процесса, что неминуемо приводит ко множеству обид, которые невозможно простить просто в силу их большого количества и чрезвычайной болезненности — ранам банально не зажить, их постоянно растравляют. А тесные служебные отношения не позволяют расчеловечить друг друга. Поэтому люди вынуждены или прощать, или мелко мстить друг другу. Это давно известная ситуация, поэтому в большинстве корпораций к служебным романам относятся очень строго. Их стараются не допускать. Безуспешно, надо сказать. А в деревнях, коммуналках и общагах разворачиваются шекспировские страсти, плетутся интриги, составляются заговоры. На этот счет тоже много историй в литературе и в устной (сетевой) традиции.
  • Слишком большая разница в весовых категориях обиженного и обидчика (возраст, физические силы, права, статус), не позволяющая вступить в прямое столкновение — физически (в драку) или психологически (в конфликт). Фактически такой обидчик составляет собой не фигуру, а обстоятельство жизни обиженного, что существенно осложняет прощение, так как слишком трудно поверить в общность, в равенство. Но и объявить обидчика чужим — не получается по каким-то причинам. К такой группе ситуаций относится все, что касается гендерных, ролевых или возрастных обид (см. Обида. Гл. 6). Например, в школе второклашка, которого обижает шестиклассник, но который не хочет жаловаться маме (все-таки взрослые — это совсем «чужие», их нельзя привлекать), может только отомстить. Прощать второклашка еще не умеет, расчеловечивать правильно не может, потому что ребенку для этого обязательно нужна помощь взрослого, а победить по-честному не получается. Так что остается только постараться отомстить, доставив шестикласснику какие-нибудь неприятности.

ВВЧ (здесь и далее ВВЧ — вопрос внимательному читателю): Как вы считаете, в каких случаях месть нужна и полезна? Вспомните случаи, когда вам хотелось отомстить. Воплотили ли вы свой замысел?

3. Порядок работы с местью в психологическом консультировании

Примерная схема

1. Допущение мести как предмета психологического консультирования.

  1. Работа с обидой и решение о невозможности прощения и расчеловечивания.
  2. Выяснение отношения клиента к мести.
  3. Работа со стыдом.
  4. Легализация желания отомстить.
  5. Определение обидчика: личность, группа, большая общность (национальная, религиозная, возрастная, воображаемая, трансцендентная).

2. Авторизация мести — ответы на вопросы.

  • Зачем тебе месть?
  • За что ты мстишь?
  • Что будет с обидчиком, когда ты отомстишь, — в процессе, по окончании, через какое-то время?
  • Что будет с тобой, когда ты отомстишь, — в процессе, по окончании, через какое-то время?
  • Что будет с миром вокруг — в процессе, по окончании, через какое-то время?

3. Авторское планирование мести.

  1. Полная формулировка обиды — по схеме: вредоносное действие, переживание, нарушенная норма, причина невозможности простить или расчеловечить.
  2. Формулирование мести следующим образом:
  • «Я хочу, чтобы он испытал…»
  • «Для этого я сделаю…»
  • «Я принимаю на себя ответственность за последствия:
    • за те, что я могу предвидеть (перечислить);
    • за те, что я не могу предвидеть».
  1. Обеспечение гласа разума со стороны консультанта.
  2. Авторское исполнение мести.
  3. Авторское принятие клиентом последствий реализации мести.

1. Допущение мести как задачи психологического консультирования

1) Работа с обидой и решение о невозможности прощения и расчеловечивания

Мы уже описали случаи, когда такое может происходить. Например, возможен следующий диалог.

Диалог «Украденный транспорт». Часть 1

Клиентка (громко): Да не могу я его простить! Хотела бы, но не могу. И все то, что ты говоришь, — все правильно. И вроде бы я уже перестала все время об этом думать. Но вот, ты знаешь… Мы же все-таки в одном городе живем, и в одной сфере работаем. Ну почти в одной… То и дело то в сетях натыкаюсь на него, то еще где-то.

Психолог: Ты что, его аккаунт смотришь?

Клиентка: Да нет, что ты, что ты! Кто-то откомментировал из друзей, общие клиенты, да мало ли. А мне, как только имя его вижу, плохо делается, я сразу вспоминаю, как он мою машину продал по подложной доверенности. А сын как раз тогда в гипсе был, представляешь? И я всю зиму его на такси возила, пришлось урезать себя во всем остальном. И мне все время этот случай вспоминается. Для него эти деньги роли не играли, он просто хотел, чтобы мне было тяжело, а про сына вообще не думал. И ты знаешь, здесь даже не в прощении дело. Я просто очень хочу, чтобы ему было так же неудобно и так же тяжело, как и мне. Потому что я, как про это вспомню, как вспомню, что нас не всякое такси брало, как ребенку было больно садиться в неудобное такси, то прямо вот никакой толерантности у меня нет, жить не хочется на одной земле с таким поганцем… Вот как так можно? Как Бог допускает такую несправедливость!? Так что простить его я не могу. Я считаю, что так люди не поступают. Я жить тогда не смогу. Нет у меня таких сил, чтобы его простить!

Психолог: Ну а решить, что он не совсем человек?

Клиентка (задумчиво): Не-е-ет, не получается. Посмотри, сколько у него друзей, сколько клиентов к нему ходит. Если бы он был чудовищем или психом, так бы не было. Или тогда что — всех его друзей и клиентов тоже в нечеловеки записывать?

Психолог: Да, не получается…

Клиентка (горячо): Я отомстить ему хочу! Вот так, чтобы он понял, как мне было плохо, так, чтобы понял, что тогда натворил. И чтобы ему было так же плохо. Может, тогда мне спокойнее станет.

2) Выяснение отношения клиента к мести

Если клиент настроен на месть, если понятно, что другого выхода он не видит, необходимо легализовать месть как нечто возможное и выяснить или сформировать отношение к ней клиента. Невозможно ведь обсуждать реализацию того, чего как бы нет, или то, что нельзя называть.

Диалог «Украденный транспорт». Часть 2

Психолог: Я поняла, ты хочешь отомстить. Вполне понятное желание.

Клиентка: А ты что, меня отговаривать не будешь?

Психолог: Зачем?

Клиентка: Ну как же, мстить — это плохо.

Психолог: Скорее, опасно. И очень мало предсказуемо.

Клиентка: Вообще-то… Вроде, говорят, что мстить — это низко, что порядочные люди так не поступают, что я становлюсь с ним на одну ступеньку тогда…

Психолог: Ну насчет низко или нет, хорошо или плохо — это не ко мне. А то, что «на одну ступеньку», — это так. Если ты ему отомстишь, то уже ты будешь обидчицей, а он пострадавшим.

Клиентка (воодушевленно): Да-да-да! И это будет прекрасно! Я очень хочу, чтобы он был пострадавшим.

Психолог: А ответственной за то, что он будет пострадавшим, ты как, хочешь быть?

Клиентка: Да если бы я сесть не боялась, я бы давно его машину раздолбала! Но ты же понимаешь, он же адвокат, он меня враз посадит, со страховой компании все до копеечки возьмет и еще новую машину купит! Гад.

Психолог: Да-а-а. Сильно тебя припекло.

Пауза.

Психолог: Слушай, а ведь ты даже уже не обижаешься, правда?

Клиентка: Да… Просто это несправедливо, и это меня гложет. Ты знаешь, с этим надо что-то делать. Я себя временами уже и человеком не чувствую, я себя не узнаю.

Психолог: Ну давай попробуем про месть поговорить. Посмотрим, можно ли сделать так, чтобы ты ощутила — справедливость восстановлена.

3) Работа со стыдом в отношении мести

Обычно, если человек легко относится к мести, он не приходит с этим к психологу-консультанту. Скорее он обратится к другим специалистам, которые помогли бы ему спланировать и осуществить его план4. Всплывающая на психологической консультации тема мести, как правило, вызывает у человека смущение и стыд. Желание отомстить слишком сильно, чтобы его игнорировать. Мы не можем сделать вид, что его у нас нет. А осознавать такое желание человеку, привыкшему считать себя культурным, порядочным, законопослушным, бывает довольно сложно. Уж слишком неприглядный облик у мести в наше время. Но, даже считая, что месть — это недостойно, то, ощутив в себе желание отомстить и начав думать в этом направлении, человек довольно быстро обнаруживает, что с удовольствием рассматривает внутренним взором картины унижения своего обидчика, наслаждается видом его воображаемых страданий. Многие из нас в такие моменты узнают о себе много нового. А новые знания о себе, о своих желаниях обычно вызывают сильный стыд и растерянность. Эти переживания очень важно открыто и без осуждения обсудить в процессе консультирования. Стыд — очень мучительное чувство, в данном случае его возникновение совершенно оправданно. Стыд не позволяет нам реализовать самые жестокие и мрачные свои мечты. Он дает сигнал, что мы обнаружили в себе сомнения в том, что считаем для себя допустимым или недопустимым. Если желание мести не оставляет нас, то придется изменить свое представление о себе, включив в него и желание отомстить, и готовность причинить обидчику страдание, и удовольствие от мысли о его страданиях.

4) Легализация желания отомстить

В нашем примере легализация желания уже произошла. Клиентка высказала свое желание, а психолог фактически согласилась с тем, что месть имеет право на существование. Вплоть до этого момента психолог-консультант работает на знакомом поле, нет ничего странного в том, чтобы признать, что ты чего-то хочешь. По крайней мере, в рамках психологического процесса. Процесс осознания желания, признания его законности, обсуждения его силы сам по себе целителен, поскольку позволяет снизить интенсивность переживаний, прекратить самообвинение клиента за то, что он хочет плохого (если он, конечно, себя за это обвиняет). Как и в нашем примере, дополнительная легализация происходит по причине того, что клиент (вместе с консультантом) в результате обсуждения достаточно ясно понимает: другие выходы из обиды на данный момент невозможны. А обида слишком сильна, чтобы оставлять ее без внимания.

Необходимо особо отметить, что, легализовав желание, далее мы вступаем на тонкий лед разговоров о причинении вреда другому человеку или людям. Месть — желание, а не эмоция. Бывает даже, страстное желание. А желания существуют по другим законам. Они, в отличие от эмоций, от выявления и легализации не уменьшаются, а усиливаются. Консультанту важно понимать свою реакцию на такой переход и представлять себе, как далеко он готов зайти, к чему могут привести его действия, как это отразится на их отношениях с клиентом, на состоянии и жизни клиента, на состоянии и жизни консультанта. Ведь с его стороны подобный разговор о мести тоже является авторским действием (с пониманием и принятием последствий).

В приведенном примере клиентка уже не переживает обиду, ее основное переживание — мучительное желание восстановить мир вокруг себя, сделать его снова справедливым и безопасным. А точнее — восстановить ощущение, что она полноценный человек, способный на воплощение своих замыслов и на защиту себя от вредоносных действий со стороны. Фактически в данном примере мы имеем дело с экзистенциальным кризисом, когда мир вокруг нашей клиентки, вследствие действий ее бывшего мужа (и ее реакции, конечно), стал настолько небезопасным, что ей невозможно в нем существовать. Она чувствует себя настолько бессильной и беззащитной, что не может далее этого переносить. К счастью, экзистенциальный кризис в данном случае происходит в узкой области. Он связан только с восстановлением справедливости в отношениях между ней и бывшим мужем. Во всем остальном женщина из нашего примера вполне устойчива и успешна. В данном случае проявилась и одна из дополнительных функций мести. Месть может локализовать глобальное нарушение системы конструктов «я-и-мир», сделать экзистенциальный кризис довольно ограниченным и обращенным вовне5.

5) Определение адресата мести

Личность. В приведенном примере все просто: адресат мести — конкретный человек, который причинил вред, — бывший муж. Если обратиться к другим приведенным здесь примерам, то можно понять, что установить адресата не всегда бывает просто. Как и непросто локализовать обиду. Случается, что адресатом мести становится не тот, кто непосредственно нанес обиду, а тот, кого обиженный считает ответственным за возникновение ситуации обиды. В примере «Смешливая подружка» основной обидчик — подружка, которая смеялась, но адресатом мести была назначена все-таки учительница, обидно критиковавшая сочинение нашей клиентки. А бывает так, что адресатом мести становится человек, по сути, не виноватый, но ответственный за более общую ситуацию. Например, очень часто мы пишем жалобу не на продавца, а на директора магазина. А в примере «Красная площадь» адресатом мести и виновником за все была назначена жена, которая привела нашего клиента к закрытому проходу на площадь.

Группа. Адресатом мести вполне может быть группа. В основном это возможно в тех случаях, когда она организованна и имеет конкретные признаки связности (общее помещение, общий лидер, общее пространство в интернете и т.п.). Можно желать мстить сообществам, семьям и даже большим общностям (национальным, религиозным, профессиональным и т.п.). Но нужно сказать, что как только адресатом мести становится группа, месть перестает быть равноценной, справедливой и, как следствие, терапевтичной, потому что ситуация сразу же невероятно усложняется, ничего просчитать невозможно. Невиновные пострадают неизбежно! Соответственно, когда некто, в данном случае клиент психологического консультирования, сообщает, что хочет отомстить «всем этим», можно быть уверенным: речь идет о неправедной мести. И даже говорить о мести уже не имеет смысла — предполагается просто реализация гнева, психологически уже совершенно другой процесс, который не имеет отношения к обиде и к выходу из нее. В частности, из этого следует вывод, что если кто-нибудь призывает отомстить народу, чиновникам, сектантам и т.п., то речь идет не о мести, а просто о войне со всеми вытекающими последствиями, которые психологическим консультированием уже никак не решаются.

— Отдельно стоит упомянуть месть возрастной группе, воображаемой группе и месть высшим силам, т.е. не конкретным сообществам, не конкретным людям, а чему-то, существующему только в воображении мстителя. Вообще-то местью это назвать сложно. Как правило, это и не месть уже, а акт отчаяния, вызванный огромной обидой. Про такие обиды мы писали отдельно (см. Обида. Гл. 6). Сложность заключается в том, что понятия «старики», «дети», «молодые девушки», «государство», «Судьба», «Бог» существуют и действуют в сознании мстителя по им самим написанному сценарию6. Обижаясь на них и пытаясь им отомстить, мститель старается прежде всего не допустить выполнения сценария — не дать «молодым девушкам» увести супруга, «старикам» не дать «учить жизни», не дать «Судьбе» в очередной раз обмануть и так далее. Чаще всего такая месть имеет символический характер, иногда понятный только самому мстителю. И еще чаще вредоносные действия направлены на самого мстителя — ведь больше никого у него под руками не оказывается. По логике «пусть мне будет хуже, но ему/им/ей будет еще хуже!» Например: «Назло мужикам не буду женщиной!», «Назло бабушке сама старухой не стану!», «Если Бог сделал меня таким слабым, я в него не буду верить! И по законам его жить не буду! И вообще жить не буду — ему назло!»

Добраться до этих компонентов системы конструктов «я-и-мир» и до соответствующих адресатов мести обычно сложно. Уж очень странно и неожиданно они выглядят. Признаками такой мести можно считать отчетливую иррациональность поведения, легкость в причинении себе вреда, склонность к магическому мышлению и магическому восприятию мира. А еще на такую месть может указывать странная противоречивая самооценка человека — она включает в себя одновременно всемогущество (попытка уязвить Бога посредством отвержения его дара, предполагает сравнимую с Богом силу) и отсутствие самостоятельной ценности (человек существует не сам по себе, а только в качестве инструмента для мести).

2. Авторизация мести (принятие мстителем авторства мести)

Как мы уже отмечали, чтобы человеку стать автором какого-либо действия, необходимо, чтобы его действия были осмысленны, осознанны и ответственны. Ответственность в этом случае предполагается не только за непосредственные последствия действий, но и за отдаленные, которые автор пока представить себе не может7.

Авторизация любого действия — это процесс. Нельзя назначить действие авторским. Чтобы стать авторским, действие должно приобрести объем и перспективу. В отношении мести легче всего так сделать, ответив себе или другому на следующие вопросы.

  • Зачем мне месть?
  • За что я мщу?
  • Что будет с обидчиком, когда я отомщу, — в процессе, по окончании, через некоторое время?
  • Что со мной будет, когда я отомщу, — в процессе, по окончании, через некоторое время?
  • Что будет с миром вокруг — в процессе, по окончании, через некоторое время?

Диалог «Украденный транспорт». Часть 3

Психолог: Ну давай приступим.

Клиентка: Давай.

Психолог: Хорошо, начнем с общих вопросов. Зачем тебе месть?

Клиентка: Что значит «зачем»? Я тебе уже сказала, я дышать не могу с ним в одном мире, пока я ему не отомщу. (Пауза.) Понимаешь, я же пыталась. Если бы я могла его не видеть, не слышать о нем, то и ладно. Но так несправедливо. Ну пусть бы у него был этот успех, и деньги, и друзья. Пусть алименты не платит. Но, понимаешь, ему все равно, что нам с сыном плохо. А может быть, ему даже от этого хорошо. Вот это меня бесит страшно. И я не могу… Ну не могу!

Психолог: Так ты ему мстишь за то, что ему хорошо, когда вам плохо?

Клиентка: Не знаю. Нет. Я хочу, чтобы он про это помнил. На самом деле, я хочу, чтобы ему было плохо оттого, что мне хорошо.

Психолог: Ну на этот счет есть прекрасное изречение: «Лучшая месть обидчику — это стать счастливым».

Клиентка: Не, у меня не получается. Я бы хотела, но не могу. У меня настроение портится, когда я про него вспоминаю. А если вспоминаю подробности, то мне не хочется быть счастливой. (Пауза.) Понимаешь, он отравил мне существование, я только сейчас поняла. Я смысл этого выражения вообще сейчас только поняла. Я не могу по-настоящему радоваться и быть счастливой, пока не восстановлена справедливость.

Психолог: Ну да, справедливость… (Пауза.) Сложная вещь. Итак, ты мстишь, чтобы восстановить справедливость?

Клиентка: И чтобы я смогла стать счастливой. Я знаю, что это нехорошо. Ты сейчас скажешь, что это безответственно, что я сама виновата, что испытываю такие чувства, что нужно отпустить. (Далее саркастически.) Ага, как будто я его держу. (Заводясь.) У вас, у психологов, во всем виновата жертва, это она всегда безответственная.

Психолог: Э, э, я еще ничего не сказала! Не надо мне приписывать! Не собираюсь я тебя ни разубеждать, ни отговаривать, ни тем более обвинять. Мое дело только в том, чтобы понять вместе с тобой, чего ты хочешь, и что в результате может получиться. Вот скажи, пожалуйста, что будет с твоим бывшим, когда ты отомстишь? Мы пока не знаем, как, но все же — что?

Клиентка (вскакивая): Плохо ему будет.

Психолог: Как плохо?

Клиентка (садясь): Очень. (После паузы.) Хорошо, я успокоилась. Ему должно быть неудобно и обидно. Нет, обидно ему не будет. Он не умеет. Ему должно быть неудобно, и он должен по этому поводу беситься. Вот так. А потом должен понять, что я ему отомстила.

Психолог: А потом?

Клиентка: А потом он будет думать, прежде чем кого-то обидеть.

Психолог: Да? Ты что, воспитать его хочешь?

Клиентка: Не воспитать. А напугать.

Психолог: Ну не знаю. А в ответ он тебе не будет мстить? А с тобой что будет, когда ты это будешь делать?

Клиентка: Мне будет хо-ро-шо!

Психолог: Да? А еще? Вот ты говоришь, что тебе хотелось бы разгромить его машину, но ты почему-то этого не делаешь?

Клиентка: Так боюсь!

Психолог: Вот и я говорю. Наверное, ты будешь не только радоваться, но и бояться. А еще что с тобой будет?

Клиентка: Не знаю.

Психолог: Ну представь. Вот, предположим, ничего бы тебе не было за разбитую машину. Никто не узнал. И что ты чувствуешь?

Клиентка: Если я буду знать, что мне за это ничего не будет, мне будет спокойно.

Психолог: А у тебя вообще было такое, чтобы ты кому-то мстила?

Клиентка: Ну не знаю, по мелочи. Однажды старший брат со своими приятелями надо мной весь вечер хихикали, так я ему шнурки порезала на коньках, так что вся его тренировка накрылась.

Психолог: И как ты себя чувствовала?

Клиентка (поеживаясь): Все правильно, конечно, но боялась, что может влететь от родителей. А потом он пришел и сказал: хорошо, что на лед не вышел, не успел, а то бы навернулся… (Пауза.) Понимаешь, я не мстительная, я все-таки боюсь переборщить. И вообще-то это неправда, что мне очень хорошо будет. Нет, конечно, мне будет хорошо, но как так сделать, чтобы я еще и не жалела этого гада.

Психолог: Ну вот видишь, какие еще есть осложнения. Надо как-то сделать так, чтобы ты могла это вспоминать потом. Нормально вспоминать.

Клиентка: А знаешь, у меня есть история, которую я могу вспоминать. В том городе, где я выросла, как-то спортивные соревнования были между двумя самыми крутыми школами, и мы у них выиграли. А когда уходить стали, они на нас скопом напали, кидаться стали, на снег валили, их много было, страшно было. Современным детям это почти непонятная история, но когда тебя закапывают в сугроб, это, мягко говоря, неприятно. Нас было меньше, девчонки в основном, да еще младшие ребята, так что сражаться мы не могли, и мы убегали, а они нас преследовали. Загоняли, как собаки зверя. Помню, когда вернулась домой, плакала от злости, обиды и несправедливости. Очень хотелось отомстить за это. И я тогда в нашу местную газету написала, а это письмо почему-то взяли и опубликовали. И директор той школы устроил среди своих учеников разбирательство, вынес выговор тем, кто участвовал в этом свинстве, и принес публичные извинения ученикам нашей школы — так же, через обращение в газету.

Психолог: Ощущение справедливости у тебя восстановилось?

Клиентка: Да.

Психолог: А не страшно было, что отомстят наказанные? Небось грозились?

Клиентка: Никто не грозился, публичность — вещь великая. Да. И мне не стыдно. И я все сделала правильно. И даже нашла правильные инструменты. И если бы я могла здесь сделать так же… Но я не могу придумать, как.

Психолог: Погоди, мы еще не дошли. Так, скажи мне, пожалуйста, а как отреагировали твои одноклассники на то, что ты сделала, на эту статью? Родители, учителя?

Клиентка: Одноклассники радовались, мои родители поддерживали, а руководство школы было не особо в восторге, но и не препятствовало. Я думаю, что хлопот я им прибавила, конечно, но надо отдать должное, они вытерпели и достаточно ровно отнеслись к этому эпизоду.

Психолог: Хорошо, это хороший опыт. Тебе повезло.

Клиентка: Что значит «повезло»?

Психолог: Твой поступок не вызвал раскола. Так ведь тоже бывает. Люди по-разному относятся к одним и тем же событиям. Могло быть больше тех, кому не понравились твои действия.

Клиентка: Ну да, конечно, я очень благодарна директору нашей школы и своим родным, что они были на моей стороне.

Психолог: А теперь, если вернуться к твоему бывшему, как тебе кажется, какой будет расклад? Ты говоришь, у него много друзей, много клиентов, хорошая репутация?

Клиентка: Стоп-стоп, репутация у него плохая, а клиентов много и друзей тоже.

Психолог: То есть часть симпатий публики будет на его стороне.

Клиентка: Ну… да, хотя много людей, которые тоже хотели бы ему пистон вставить.

Психолог: Я тебя не пугаю. Я просто прошу подумать чуть дальше.

Клиентка: Я, похоже, понимаю, о чем ты.

Психолог: Ты, когда говоришь, что хотела отомстить, боишься каких-то результатов, которые появятся сразу же? Но есть же еще и отдаленные? И участвуете в этой ситуации не только вы вдвоем, но еще и другие люди в качестве зрителей. А сын твой что скажет? Ты знаешь?

Клиентка (мрачно): А что, ему обязательно знать?

Психолог: Не обязательно. Просто это неизбежно, скорее всего. Не бывает так, чтобы дети были не в курсе. Это и раньше была маловероятно, а сейчас, в эпоху интернета, мы вообще все под прозрачным стеклом.

Клиентка (азартно): А может, его тоже привлечь? Он же уже большой!

Психолог: И кто будет потом отвечать за результат? И потом, какой-никакой, но он все-таки отец, к которому у сына какие-то чувства есть.

Клиентка (мрачно): Плохие!

Психолог: Пусть сам и разбирается со своими чувствами. С чувствами к родителю человек должен разбираться сам, и лучше бы ему было попроще.

Клиентка: Ну ладно-ладно, я уже поняла, что это плохая идея.

Психолог: Это тебе решать.

Клиентка: Да все уже, все, оставили эту идею. Ладно, я поняла: если я хочу отомстить, то дальше я буду отвечать сама за все, что из этого получится. Я буду отвечать сама. Ты это хотела мне сказать?

Психолог: Ну примерно.

Клиентка: Нерадостно!

Психолог: Да, месть, она такая…

ВВЧ: Попробуйте выделить этапы авторизации мести в диалоге (потом можно будет заглянуть в приложение).

Когда месть приобретает объем и перспективу, авторизуется, когда обозначаются непосредственные, вытекающие из действий следствия и возможные отдаленные отзвуки, месть теряет довольно большую часть своей привлекательности. А понятие справедливости утрачивает свою однозначность и простоту. Иногда на этом все заканчивается. Как будто многозначность предполагаемого действия, ощущение многократных кругов по воде размывает желание отомстить. Большинство людей, дойдя до этого момента, оставляет отмщение на волю высших сил (включая общественные институты наказания)8 и закрывает данный процесс. Но не все. Некоторым все же важно исполнить месть и восстановить справедливость собственноручно9.

ВВЧ: Постарайтесь вспомнить случаи соразмерной авторской мести — из собственного опыта, опыта друзей и знакомых или исторических личностей.

3. Авторское планирование мести

Авторское планирование отличается от любого другого планирования обязательным и постоянным процессом проверки плана на авторство. При авторском планировании человек должен очень ясно и очень точно ощущать начальную точку плана — исходную ситуацию, первоначальное желание — а также все этапы плана, цель (конечный результат), смысл (то есть его дальнейшее влияние на собственную жизнь) и все мыслимые последствия. Естественно, что человек не в состоянии предвидеть весь спектр последствий своих действий, но обязан попытаться представить себе максимально точно и подробно, к чему приведет каждое.

Схема планирования выглядит примерно так.

  1. Полная формулировка обиды по схеме: обидчик — вредоносное действие — переживание — нарушенная норма — причина невозможности простить или расчеловечить.
  2. Полная формулировка задуманной мести:
  • «Я хочу, чтобы он испытал…»;
  • «Для этого я сделаю…»;
  • «В результате он будет… А я буду…»;
  • «Я принимаю на себя ответственность за последствия:
    • за те, что я могу предвидеть (перечислить),
    • за те, что я не могу предвидеть…»

Итак, исходная точка для мести — полная формулировка обиды и задуманной мести по схеме, представленной выше.

Например, Марина из диалога «От чего страдают мужчины», которая, исходя из «магического» мышления, не собиралась прощать мужа, вполне могла бы сформулировать это следующим образом: «Муж (обидчик) обвинил меня в том, что я использую его ради денег (вредоносное действие), что меня возмутило до глубины души (переживание). Я считаю, что он не имеет права думать обо мне так плохо, и не могу его простить, потому что тогда он точно ничего не поймет».

Цель мести должна выражаться во фразе «Я хочу, чтобы он испытал…». При этом праведная месть отличается от неправедной более или менее равнозначным наказанием.

Марина бы сказала: «Надо заставить его почувствовать себя таким же возмущенным, чтобы он понял мои чувства и не смел больше так думать».

Этапы плана мести должны формулироваться словами «Для этого я сделаю…». Подключение к плану мести других людей в качестве исполнителей или инструмента, на наш взгляд, должно производиться крайне осторожно, чтобы не сделать месть неправедной, чтобы не переложить авторскую ответственность на других, а последствия не стали совершенно непредсказуемыми10.

Марина бы могла спланировать следующее: «Вот поймаю момент, когда он будет кого-то из подчиненных девушек подвозить… Не, лучше старушку… И сцену ревности устрою. Вот он попрыгает! Он считает верность своей особой доблестью. И очень это ценит в себе. Возмущаться будет — сто пудов!»

А девочка-подросток из диалога «Смешливая подружка» могла бы рассказать, например: «Вот, пусть она (учительница) тоже почувствует, каково это, когда над тобой смеются… Надо как-нибудь аккуратно во время перемены рядом встать и заснять на видео, какие она видосики у себя на компьютере смотрит. А может какую-то переписочку удастся отловить… Нет, переписка — это чересчур. А потом выложу. Вот пусть тогда и смеется вместе со всеми. Она же так любит повторять, что “умение посмеяться над собой — признак взрослости”».

После планирования действий мститель должен сформулировать для себя результат и смысл этих действий, а именно: сказать что-то вроде следучщего: «После этого жизнь моего обидчика и моя жизнь (мои переживания, желания, поведение) изменятся следующим образом…» Результат — для обидчика, смысл — для мстителя.

Марина: «После этого, когда я ему обо всем расскажу, он поймет, как мне было плохо, когда он меня обвинил в том, что я с ним из-за денег. Это так же глупо, как ревновать его, когда он развозит коллег по домам. А мне будет приятно, что я могу не только плакать и злиться. И можно будет более открыто с ним общаться, а то мне эта позиция вечной жертвы надоела».

Результат для Марины в данном случае — возмущение мужа и предполагаемое осознание того, насколько сильно он обидел и возмутил жену. Смыслом же мести является надежда на сближение с мужем, более искренние и откровенные отношения, а также обогащение репертуара реакций в случае обиды и более сильная позиция.

Результатом мести учительнице будет, очевидно, ее злость и возмущение, а смыслом — возможность почувствовать себя не такой слабой и бесправной, а также указать учительнице на неоднозначность ее педагогических взглядов.

И самое сложное и значимое — взять на себя ответственность за те последствия, которые возможно предвидеть, и за те, которые случаются непредвиденно. Каждый шаг должен постоянно сверяться с реальностью.

Например, Марине неплохо представить себе, как она будет успокаиваться сама и успокаивать мужа. Ведь мы уже знаем, что они легко перевозбуждаются и не слишком охотно разговаривают о чувствах. Они могут распалиться в ссоре так, что их брак окажется под угрозой. И в данном случае — по вине Марины. Так что ей придется очень внимательно все устраивать, а также быть готовой извиниться перед мужем. Не говоря уже о фантастической вероятности того, что подозрения окажутся обоснованными.

В случае с местью учительнице последствия могут оказаться не столь предсказуемыми. Очевидно, что план продуман плохо, месть с перебором (свидетелей и участников осмеяния будет на пару порядков больше) и ответственность могут возложить на совершенно другого человека. В школе такое случается часто. Так что девочке, если ее поймают, придется брать на себе не только психологическую ответственность — за испорченные отношения (возможно, на долгие годы), но и моральную — за испорченные репутацию, карьеру учительницы (вплоть до увольнения) да еще и набираться смелости защищать неправедно обвиненного. Это только те последствия, которые мы можем себе представить. Наверняка будут еще и те, о которых даже мысли не возникает.

4. Обеспечение гласа разума со стороны консультанта в течение всего процесса

Для обиженного мстителя практически невозможно сверить планируемые изменения будущего с реальностью, потому что чувства, желания, предвкушения совершенно конкретных сцен искажают восприятие. Именно для связи с реальностью в данный момент необходим другой человек, сочувствующий мстителю, но сохраняющий адекватность. Лучше всего на эту роль подходит психолог. Например, девочке-подростку, намеревающейся выложить во всеобщий доступ частные интересы учительницы, психолог мог бы напомнить, что такие действия имеют совершенно непредсказуемые последствия, в том числе и совершенно не соразмерные тем обидным действиям, за которые хочется отомстить учительнице. А также психолог мог бы попробовать убедить девочку оторваться от смакования воображаемого смущения и посрамления учительницы и реалистично вообразить сцену, когда ей придется смотреть в глаза и учительнице, и начальству, и родителям. И соотнести затраты с удовольствием.

5. Авторское исполнение мести

Авторское исполнение мести прежде всего определяется тем, что мститель берет на себя и исполнение плана, и ответственность за последствия. В том числе ответственность за то, что что-то пошло не по плану. Естественно, в авторское исполнение мести входит обязательный пункт: «В любой момент можно приостановить процесс и отказаться от его завершения». Попробуем представить, как могла бы выглядеть реализованная месть для клиентки из примера про украденный транспорт. Для логичности и непрерывности рассказа начнем с планирования. В тех же целях — лучшего понимания и зрелищности — в нашем примере психолог играет очень активную роль. В реальности так быть не должно!

Диалог «Украденный транспорт». Часть 4

Психолог: Ты хочешь отомстить бывшему мужу за то, что он создал тебе серьезные неудобства, бездумно отняв у тебя автомобиль.

Клиентка: Да! Я вот именно этого хочу, чтобы он думал, прежде чем что-то делает, чтобы знал, что это может ему вернуться, и боялся этого.

Психолог: Хорошо. Давай четко сформулируем: что ты хочешь, чтобы он испытывал?

Клиентка: Я хочу, чтобы он бесился и не мог ничего сделать.

Психолог: Хорошо, понимаю. А от чего он будет беситься, ты знаешь?

Клиентка: Да если б я знала. Он ведь отморозок, он от нормальных вещей не бесится и не любит никого. И не привязывается ни к чему.

Психолог: Ну что, совсем ни к чему не привязывается? Ты же ему вроде машину собиралась испортить?

Клиентка: Да он бы побесился, может быть, день, а потом бы купил и лучше, и больше — и был бы доволен. Натянул бы нос страховой компании. Нет, это не вариант.

Психолог: Ну слушай, он уж у тебя совсем получается монстром. Что-то же для него важно.

Клиентка: Ну да! Важно для него! Выпендриться ему важно! Чтобы вокруг него все время толпа была, чтоб мужики на машину глазели с завистью, а бабы млели вокруг. (Кривляется.) «Какой Андрюша успешный, какой крутой, прямо лев — король зверей!»

Психолог: Слушай, я тогда не понимаю: если он такой успешный, богатый и все такое — зачем ему твоя машина понадобилась-то?

Клиентка: Да у него денег не было! Он же игрок! Возьмет крупного клиента, отработает с ним, шиканет, пыль в глаза пустит, а потом может по полгода без заказов сидеть, лапу сосать. Конечно, он же с мелкими заказами не возится, абы что не берет! Тогда как раз такой вот период межсезонья и был.

Психолог: А про это кто-нибудь знает? Ты вообще про это кому-нибудь говорила? Что алиментов не платит, что машину у тебя и у сына своего отжал?

Клиентка: Ты знаешь, я пыталась. Но он успел первым — он всем рассказал, что я у него квартиру забрала при разводе, что собиралась и машину нагло зажилить, — но он якобы успел ее забрать. А это вообще моя квартира была изначально. Мне от бабушки досталась.

Психолог: Так значит, общественное мнение ему все-таки важно? Раз он так подсуетился?

Клиентка: Пожалуй, что да. Точнее, на общество в целом ему наплевать. Важно, что конкретные люди скажут. Есть у него там свой мужской клуб по интересам, где такие же «цари зверей».

Психолог: Слушай, а ты вот это «царь зверей» — всерьез?

Клиентка: Нет, конечно.

Психолог: А как на самом деле? Он кто?

Клиентка: Павиан в львиной шкуре (закатывает мечтательно глаза). Краснозадый!

Психолог: Ну и чего же он боится?

Клиентка: Что все догадаются, что он — обезьяна, имитатор, подделка. Получается, надо его разоблачить?

Психолог: Слушай, а там случайно — не все такие, в этом мужском кругу?

Клиентка: Не все.

Психолог: То есть действительно есть там серьезные люди — настоящие львы?

Клиентка: Есть, но их можно по пальцам пересчитать.

Психолог: Получается, что твой бывший боится выглядеть пустышкой в глазах совершенно определенных людей, а на остальных ему наплевать.

Клиентка: Получается.

Психолог: А у тебя хоть какие-то связи с этими людьми есть, остались? Нормальные отношения с кем-нибудь есть?

Клиентка: Да, я несколько раз консультировала некоторых его друзей по нотариальным вопросам. Один раз мы даже отдыхали вместе с семьей его бывшего начальника. В общем, ничего такой дядька, и с женой его мы почти подружились. Но после развода между нами такая пропасть возникла.

Психолог: Какая пропасть?

Клиентка: Понимаешь, у меня тогда ни денег, ни сил не было, зареванная все время ходила, сына по врачам таскала. Не до светских тусовок было. Она мне даже звонила один раз. Но это было так неожиданно для меня, что я растерялась и толком не поддержала разговор. Она, наверное, на меня обиделась.

Психолог: Таки обиделась?

Клиентка: Ну, дурой посчитала!

Психолог: Почему сразу дурой-то?

Клиентка: Ну, не дурой, ну, странной, необщительной.

Психолог: Вы же вроде почти подружились? С чего ей такие выводы делать?

Клиентка: Да она, в общем-то, хорошая. Мне просто было неудобно тогда: кто они, а кто я теперь.

Психолог: Во-первых, это было два года назад. У тебя сейчас и работа, и статус уже есть.

Клиентка: Да, я документы подала на нотариуса. На себя и на сына зарабатываю, даже на психолога хватает.

Психолог (улыбается): На психолога хватает — это показатель, конечно.

Клиентка: Вообще-то с ней можно было бы поговорить. Но она такая умная, ее на кривой кобыле не объедешь.

Психолог: Кривая кобыла — не наш транспорт! Мы за искренность и откровенность.

ВВЧ: Попробуйте вычленить этапы планирования. Потом можно сравнить их с теми, что есть в приложении.

На этот момент понятно, что клиентка, безусловно, успокоилась, некоторым образом собрала ресурсы и готова более-менее трезво спланировать собственные действия, направленные на достижение совершенно конкретного результата. Ее цель — создать такую ситуацию бывшему мужу, чтобы он, с одной стороны, «бесился и ничего не мог сделать», с другой стороны — надолго запомнил, что когда-то слабый и беззащитный противник через какое-то время может поднакопить сил и вполне достойно ответить ударом на удар.

Диалог «Украденный транспорт». Часть 4 (продолжение)

Психолог: Ты помнишь, мы же с тобой говорили, что твои действия ты должна потом вспоминать если не с удовольствием, то хотя бы без ужаса и стыда. Поэтому давай мы сразу не будем думать ни об обмане, ни о других каких-то действиях, которые ты сама считаешь недопустимыми.

Клиентка: Да, конечно… Ты знаешь, я очень жалею о том, что у меня совесть такая большая. Как людям без совести хорошо живется!

Психолог: Ну, это спорное утверждение. Давай не будем про других, давай про тебя. Все-таки, что может произойти такого, от чего твой бывший будет беситься, но не криминального?

Клиентка: Он будет беситься, если над ним будут смеяться. (Пауза.) Нет, с него все, как с гуся вода, ему хоть плюй в глаза! А вот если его дешевкой посчитают те, кто в его мужском клубе, и те, чьим мнением он дорожит, это да. И еще он должен знать, что это я сделала. Тогда он будет беситься по-настоящему.

Психолог: А ты знаешь вообще, что в этой тусовке считается важным? У них там есть какие-то понятия — о том, что прилично, а что нет, что достойно, а что нет?

Клиентка: Не зна-а-аю… Подумать надо… Обманывать там принято — понятно, юристы, совесть гибкая, тренированная. Жену бывшую наколоть — скорее доблесть, потому что они там все считают, что бабы — хищницы, которым только деньги нужны. Но, если честно, там у половины жены — тоже юристы, так что такие установки небезосновательны. Детей обижать — в общем, тоже можно. Алименты не доплачивать. Можно вообще не платить. Особенно, если красочно рассказать, что это вообще не его ребенок или что бывшая все алименты на себя тратит. И вообще никто особо в проблемы друг друга не вникает, потому что в каждой избушке — свои погремушки, как говорится.

Психолог: Слушай, а вот если про семью его бывшего начальника. Как ты думаешь, эти люди какой поступок плохим посчитали бы?

Клиентка: Ну не знаю, они такие люди… Уже давно про бытовые сложности забыли, сколько такси стоит — они понятия не имеют. Они такими суммами оперируют, что я и представить не могу. Они те деньги, которые мой муж за мою старую машину выручил, за выходные могут потратить.

Психолог: Ну и что же им может сильно не понравится? Может, вы что-то обсуждали такое, когда отдыхали вместе?

Клиентка: Помню, что рабочие вопросы обсуждали, бракоразводные дела, и они посмеивались над теми, кто ложки и простыни делит — это мелочно и жалко в их глазах.

Психолог: А за сколько он твою машину продал-то?

Клиентка: Да она старая была совсем, хотя еще пару лет проездила бы. Не знаю, наверное, тысяч за двести пятьдесят.

Психолог: Ну если по подложной доверенности, то мог и дешевле.

Клиентка: Меня тоже это бесит — зачем? Мог бы обойтись пару месяцев — не пошиковать, не пофорсить, поскромнее пожить. Ради такой мелочи для него… Устроить нам с сыном несколько месяцев страданий… (Пауза.)

Клиентка: Ведь это действительно для него мелочь. А что, если этим людям рассказать, что он на преступление пошел, на подлог ради такой мелочи?

Психолог: Ну не знаю, давай думать дальше. Что будет, если ты расскажешь этим людям про то, что он сделал?

Клиентка: Мне кажется, они его осудят, особенно жена будет возмущаться. Я думаю, что она мужа дожмет, и он у моего бывшего спросит — было такое или не было.

Психолог: Поэтому тебе надо очень точными датами и цифрами оперировать, если будешь рассказывать.

Клиентка: Да.

Психолог: И что будет, когда он спросит?

Клиентка (мечтательно): О-о-о, я знаю, что будет. Он заюлит, скажет, что не хочет об этом разговаривать (пауза). Я думаю, что для него это будет неожиданно, и он занервничает.

Психолог: А дальше что будет?

Клиентка: Скорее всего, попытается соврать что-нибудь, перевести тему. Сказать, что я это все придумала.

Психолог: Ну да, конечно, он постарается защититься.

Клиентка: С другой стороны, ситуация довольно простая, тут и выдумывать не надо — или было, или не было. И почему мне это раньше в голову не пришло?

Психолог: Это потому что бессильной себя чувствовала.

Клиентка: Точно, я ж в том коротком разговоре с женой этого человека как раз сказала, что я временно без машины и не очень мобильна, что обязательно встретимся, когда я разрулю ситуацию.

Психолог: Да, все сходится, картина получается непротиворечивая, что не на руку твоему бывшему. А кроме того, если ты говоришь, что тот дядька его начальником был — значит, тоже немного его знает.

Клиентка: Да, этот дядька серьезный, его так просто и не объедешь.

Психолог: Итак, предположим, они тебе поверили, поняли, что он совершил тогда не столько подлый, сколько мелочный поступок.

Клиентка: И подлый тоже!

Психолог: Ну для них важно, что мелочный.

Клиентка: Да-да.

Психолог: И что будет дальше?

Клиентка (радостно): Дальше бывший будет беситься. Мужики-то в их клубе вряд ли это обсуждать дальше будут, а вот жены там между собой общаются, так что неминуемо информация разлетится по всем. И какой он после этого для них будет царь зверей? И сделать ничего не сможет!

Психолог: И как тебе будет в этом во всем?

Клиентка (нетерпеливо): Не знаю, посмотрим.

Психолог: Последствия какие-нибудь ты можешь себе представить?

Клиентка: Подумать надо. Потому что сейчас я никакой опасности не вижу. Потому что если он попытается мне как-то мстить в ответ, его совсем засмеют. Потом когда-нибудь, когда эта история утихнет, он может захотеть мне какую-то свинью подложить.

Психолог: И?

Клиентка: Ну и что? Он и так мне, если б смог, напакостил бы. Все равно хочу отомстить. Хочу это сделать. Хоть что-нибудь.

Психолог: Ладно, ответственность на тебе, мы про это говорили.

Клиентка: Да. Но спустить ему все это просто так — невозможно.

Психолог: Ну дело твое, потом расскажешь.

ВВЧ: Попробуйте выделить действия психолога в качестве «гласа разума». Потом можно сравнить результаты с теми, что в приложении.

В процессе психологического консультирования само осуществление мести происходит вне поля консультирования. За исключением тех случаев, когда месть осуществляется в процессе диалога: клиент мстит консультанту или консультант — клиенту. Такое случается, что, конечно же, бывает неприятно, но работать — проанализировать, понять и отреагировать — с такими случаями прямой сиюминутной мести гораздо проще. Чаще всего консультанту приходится иметь дело с рассказом об осуществлении мести, а не с самим процессом. Надо всегда помнить о том, что рассказ о событии и само событие — не одно и то же.

6. Авторское принятие последствий

Последствия наших действий бывают прямые и немедленные и отдаленные опосредованные. Если прямые и немедленные нам хоть как-то видны, то с отдаленными иметь дело сложно. Потому что нам сложно уловить связь между нашим поведением и событиями, которые происходят с нами через недели, месяцы и даже годы после совершенного поступка. Поэтому задача консультанта, который помогает клиенту принять последствия своих действий авторски, состоит в том, чтобы помочь клиенту осознать как можно больше прямых последствий и побудить его вообразить себе отдаленные. Для этого необходимо подробно выяснить, что именно было сделано — в деталях и последовательности.

Диалог «Украденный транспорт». Часть 5

Психолог: Слушай, а как у тебя дела-то с тем твоим планом? Уже месяц прошел.

Клиентка: А ты знаешь, любопытно получилось. Мне после нашего тогда разговора почти расхотелось ему мстить. Мне кажется, если б мы могли не встречаться, то я бы так это и оставила. Мне было очень хорошо от того, что я понимала, что, в принципе, могу ему навредить. И я уже почти отказалась, но тут он позвонил и сказал, что он покупает дом в Испании, у него много затрат, поэтому алименты он мне платить пока не сможет (с иронией). Ну конечно же, когда все устаканится, сын сможет к нему приезжать на пару недель летом. Ты знаешь, я так обалдела, что даже не знала, что сказать. А потом он еще сыну позвонил и сказал ему, что он его на каникулы в Испанию позовет на три месяца. И тут уж я совсем не знала, что делать: мне сказал — на пару недель, ребенку — на три месяца, в общем, соврать для него — ничего не стоит. Сын обрадовался, гордый такой ходил: папа — то, папа — се. И бесит, и жалко его (пауза). Ну и я решила выяснить, что там на самом деле происходит. И позвонила этой своей знакомой, жене его бывшего начальника.

Психолог: Зачем?

Клиентка: А чтоб не чувствовать себя в очередной раз использованной. Я хотела понять, что происходит.

Психолог: И что?

Клиентка: Позвонила, слово за слово. Представляешь, она обрадовалась мне! А потом она меня спрашивает: «Ты уже решила, кто вам ремонт будет делать?» Я ей: «Какой ремонт?» А она мне рассказывает, что мой бывший сказал им, что он уезжает в Испанию, и чтобы выполнить свои обязательства перед сыном, покупает ему студию, попросил у них порядочную сумму в долг — на последний взнос. Она это пока рассказывала, я дар речи потеряла. А потом я ей спокойно все выложила: и про машину, и про гипс, и про алименты.

Психолог: Она тебе поверила?

Клиентка: Да я, честно говоря, и не знаю. Наверное, сначала не поверила. Но я ее убеждать не стала. И ругать его не стала. Мне как-то совсем все равно было. Просто от того, что я ей рассказала, мне полегчало. Это было правильно.

Психолог: А дальше что было?

Клиентка: А дальше мне бывший позвонил! И орал в трубку долго. В частности, что больше ни копейки не даст, что денег мне не видать. Ну так я их и раньше особо не видела.

Психолог: Угрожал?

Клиентка: Ну да. Обещал всем рассказать, что я чокнутая, что со мной дело иметь нельзя.

Психолог: Испугалась?

Клиентка: Нет… Не очень. Так, тревожно немного.

Психолог: Что делать будешь?

Клиентка: Защищаться. Я Светлане потом еще раз позвонила. Пересказала весь разговор, ни о чем не просила. Просто пересказала.

Психолог: Думаешь, она будет вмешиваться?

Клиентка: Не знаю… (Пауза.)

Психолог: Так что он реально может сделать?

Клиентка: Ну нервы попортить мне может, с тех пор еще раз позвонил несколько раз, я трубку не брала.

Психолог: А ты как думаешь, что в данном случае его больше раздражать будет — что ты не будешь брать трубку, или что ты будешь брать трубку и слушать, как он ругается?

Клиентка: Надо, наверное, все-таки трубку взять, только разговор при этом записать.

Психолог: Ну, наверное. Вряд ли что-то серьезное он сможет организовать, но надо все-таки почетче понять, что происходит.

Клиентка: Да не хочется мне в это лезть…

Психолог: Ты его чувствительно пнула, он действительно злится, не стоит совсем на это глаза закрывать. Ты ведь именно этого хотела. Если человек бесится, то стоит приглядывать за ситуацией, взять на себя такой труд. Это как раз и есть последствия твоих действий. Теперь и от тебя тоже зависит, во что все это превратится. Ты можешь вести себя так, что он будет разогреваться все больше и больше. И тогда твоя жизнь превратится в постоянный обмен ударами. Или, наоборот, ты можешь свести негативные последствия к минимуму, постепенно сглаживая ситуацию.

Клиентка: Ой, как не хочется этим заниматься! Как хочется перевернуть страницу и жить дальше!

Психолог: Хочется. Только это последствия. Помнишь?

Клиентка: Помню. Ну почему нельзя, чтобы все уже закончилось?!

Психолог (улыбаясь): В другой жизни.

Клиентка (мечтательно): Так хочется, чтобы уже все было хорошо, чтобы он отстал. чтобы с чистого листа….

Психолог: Вот для этого надо посмотреть, что ты можешь сделать, чтобы все закончить, чтобы перевернуть страницу и не встретиться с еще какой-нибудь пакостью в следующей главе, которая будет еще более отдаленным следствием твоих поступков. Да и сын у вас общий.

Клиентка: Ну ладно… Уговорила… Придется в этом разбираться.

ВВЧ: Отметьте моменты сопротивления клиентки авторскому принятию последствий. Потом можно будет сравнить их с теми, что даны в приложении.

Как видно из диалога, даже удачно спланированная и произведенная праведная месть порождает в будущем множество проблем. С этой точки зрения, прощение существенно лучше. Не стоит забывать, что осуществление мести меняет не только внутреннюю, но и окружающую реальность, и не только для обиженного. Начиная действовать, мститель перестает быть пострадавшей стороной и превращается в обидчика или в спарринг-партнера. Дальше ему придется иметь дело с последствиями такого превращения — как с приятными (ощущение собственной силы), так и с неприятными (чувством вины, муками совести и ответственностью за поступки). Даже в нашем придуманном примере очевидно, что последствия совершенно законных, очень оправданных действий мстительницы могут быть весьма разнообразными и не всегда благостными. Но на то она и реальность. На то она и жизнь, чтобы у людей был выбор. В данном случае — между прощением и местью.

Примечания

1 Мы имеем в виду Россию в первой четверти XXI века — центральные и северные районы, Санкт-Петербург.

2 Страшновато бывает иметь с этим дело.

3 На момент написания настоящей книги в России консультанты не обязаны доносить властям об опасных для клиента или других людей намерениях и умыслах. Что делать с таким знанием — личное дело консультанта.

4 Мы имеем в виду юристов.

5 Литературу об экзистенциальном кризисе см. на сайте existededu.ru.

6 Мы рассматриваем только психологический аспект этого действия, не касаясь религиозных и философских споров.

7 Об авторстве см. на сайте existededu.ru.

8 Как в песне В. Высоцкого «Милицейский протокол»: «Так отпустите, вам же легче будет, пусть жизнь накажет, пусть жизнь осудит».

9 Это случается тем чаще, чем больше людей ощущают свою беззащитность перед наглостью и бытовым насилием. Чем пассивнее общество и государство, тем чаще заводятся мстители.

10 Исключение, по-видимому, составляют только служители закона, исполняющие свои прямые обязанности.

Источник: Миронова М.Р., Шишалова К.А. Психология обиды и вины. Обида как средство самопознания. СПб, 2023. С. 278–311.

Комментарии
  • Лола Адриановна Кретова
    02.02.2024 в 16:29:58

    Тема мести увлекательна, эвристична - была рада возможности познакомиться с размышлениями и опытом авторов. Действительно, «месть» далеко не так популярна в психологии и консультировании, в отличие от «вины», «обиды», «тревоги» и пр. И так популярна (или дозволительна?) в кино: месть-справедливость у «героев», месть-обида у «негодяев» и «обывателей». Справедливость (подразумевается справедливость, а не сверхценные идеи) всегда одной ногой в частном, а другой - над общим. Ее восстановление почти всегда выходит за рамки личного благополучия-неблагополучия (будут неблагоприятные для мстителя последствия, проблемы, или не будут), за рамки ситуации того, кто переживает несправедливость, и нередко восстановление справедливости ударяет по невинным – все это какой-то более глубокий слой в теме мести, непростой вопрос.
    Большое спасибо авторам за внимание к мести, за интересные ходы, за предоставляемую клиентам свободу решений и разбор примеров из практики.

    • Мария Роальдовна Миронова
      Мария Роальдовна Миронова
       ответ пользователю Лола
      Санкт-Петербург
      04.02.2024 в 14:42:43

      Спасибо. Авторизация мести - вывод ее из "общего закона справедливости" в частные, конкретные действия с персональной ответственностью - это очень нетривиальная психотерапевтическая задача.

    , чтобы комментировать

  • Виталий Николаевич Богданович
    02.02.2024 в 22:15:04

    Это в основном, про родо-племенные остатки в наше психике и про мигрантов.
    Ну и про незрелых, инфантильных особей.
    Потому как лучшая месть - своя обеспеченная и счастливая жизнь. Но до этого ещё надо расти и всерьёз развиваться.

      , чтобы комментировать

    • Ксения Юрьевна Поддубная
      03.02.2024 в 00:04:38

      Мне оч понравилось понятие"терапевтическая месть"
      Я думаю нужно учиться мстить прощая,не рассматриватт это как месть,а рассматривать это как естетственные последствия в ответ на действия обидчика
      Тогда не будет подниматься стыд,сомнения и прочее
      Не растить в себе обиду,не закрывать сердце оч важно

      • Мария Роальдовна Миронова
        Мария Роальдовна Миронова
         ответ пользователю Ксения
        Санкт-Петербург
        04.02.2024 в 14:39:53

        Спасибо. Нам тоже нравится, хотя было боязно так высказываться.)

      • Владимир Александрович Старк
        Владимир Александрович Старк
         ответ пользователю Ксения
        С-пб
        05.02.2024 в 15:11:40

        А каково моралисту преодолевать безусловную императивность, великодушия, терпения и снисходительности...
        Пришлось выкручиваться...

        Нравственность насилия
        Абсолютное, безоговорочное великодушие (уступчивость, снисходительность, терпение, прощение) не способно привести наш мир к социальному согласию, потому что полное непротивление злу неизбежно приведет к его воцарению.
        Совсем уж очевидному и грубому злу противостоит сила закона и государства. Существование права само по себе свидетельствует о том, что не всякое зло заслуживает снисхождения. Но и не всякое зло подпадает под действие правовых норм. Существует множество агрессивных, недружественных форм поведения, до которых руки закона не дотягиваются. Грань между правонарушением и асоциальным поведением не очень четкая. А в этом правовом зазоре неэтичное поведение может быть весьма грубым, экспансивным и психологически невероятно тягостным.
        Проблематичность известного тезиса «добро должно быть с кулаками» заключается лишь в том, что же следует считать добром, если каждый считает добром только свои собственные мнения, интересы и права. Своекорыстие, властолюбие, неприязнь, высокомерие, злопамятность, мелочность, мстительность, беспринципность, эгоистичность, зависть, жадность, гордость и т. д. имеют более всего претензий на утверждение своего «добра» насилием, но можно ли верить в справедливость целей, преследуемых такими чувствами и мотивациями?
        Совесть же в стремлении к справедливости не обманется беспринципностью.
        Любовь в стремлении к справедливости не обманется эгоизмом.
        Великодушие в стремлении к справедливости не обманется мстительностью.
        Скромность в стремлении к справедливости не обманется уязвлённой гордыней.
        Аскетичность в стремлении к справедливости не обманется корыстью.
        Объективность нравственности в конфликтной ситуации обусловлена тем, что она оценивает её по совести, а не по личным интересам и амбициям. Только человек, способный с истинным смирением подставить другую щеку, может объективно оценить, когда дать в морду будет бо́льшим благом, нежели проявить великодушие.
        Для доброго человека конфликт противоестественен, применение насилия для него является попранием своего естества. В этом залог справедливости, исходящей от доброты, терпения и смирения, даже если человек добрый оказывает весьма жесткое силовое противодействие.
        Справедливость — категория сугубо нравственная и определять её способно только утончённое, бесстрастное нравственное чувство. Только нравственное мировоззрение способно обеспечить объективное понимание справедливости.

      • Мария Роальдовна Миронова
        Мария Роальдовна Миронова
         ответ пользователю Ксения
        Санкт-Петербург
        06.02.2024 в 18:10:01

        Про справедливость - любопытно. "...бесстрастное нравственное чувство..." Удивило. Но всё же - мы не про аксиомы и максимы. Мы - про психологическую помощь при переживании.

      , чтобы комментировать

    • Олеся Анатольевна Рыжкова
      03.02.2024 в 10:53:48

      Я начинающий психолог и с огромным удовольствием прочитала статью. Мне всегда казалось, что первичная месть имеет как бы туннельность. Мститель бывает одержим ей и не видит ничего вокруг и дальше. И как раз задача психолога расширить видение клиента, дать ему проиграть первичную месть и тогда, возможно, или найдется первопричина, или месть просто потеряет смысл.

      • Мария Роальдовна Миронова
        Мария Роальдовна Миронова
         ответ пользователю Олеся
        Санкт-Петербург
        05.02.2024 в 14:37:03

        Спасибо.) Можно и так. Главное исследовать, понимая, что месть - способ справиться с непереносимой обидой. Можно исследовать обиду со стороны мести, можно - со стороны обиды.

      , чтобы комментировать

    • Лев Арутюнович Геонджян
      03.02.2024 в 11:37:29

      Опять этология стучится в закрытую дверь психологии. Понятие иерархического ранга, любого социального контакта и всей совокупности социальных отношений как постоянного действующего неосознанного подсознательного стремления сохранить, упрочить или повысить иерархический ранг во владении и управлении жизненными ресурсами - вот золотой ключик к понимнию явления которое мы называем месть. В этой проекции все становится предельно простым - к психотерапевту обращается за помощью потерпевший поражение в первобытной, подсознательной иерархической разборке. Возникает сложнейшая дилемма: лучше вооружить потерпевшего для восстановления ранга, или профессионально переключить его - помочь безболезненно свыкнуться с поражением приняв другую иерархическую модель, другую иерархию и комфортное положение в ней. Детство, видимо, следут рассматривать как период игрового и относительно безопасного развертвывания этологических моделей поведения, подготовку к иерархическим разборкам взрослой жизни, начинающихся с половым созреванием.

      • Мария Роальдовна Миронова
        Мария Роальдовна Миронова
         ответ пользователю Лев
        Санкт-Петербург
        04.02.2024 в 14:38:33

        Этология, конечно, вещь хорошая, информативная, отрезвляющая. Но даже с этих позиций поведенческие схемы разворачиваются у разных людей по-разному. В зависимости от множества факторов. Мне очень нравятся наблюдения, которые делаются в русле этологии, но они лишь принимаются к сведению в работе с конкретным человеком. В экзистенциально-гуманистическом подходе цель психолога - создать индивидуальную, персонализированную терапию для каждого клиен а.

      , чтобы комментировать

    • Владимир Александрович Старк

      Как профессиональный моралист не могу не вставить свои три копейки...

      Механизм конфликта
      Конфликты бывают двух типов — это или конфликты материально практических интересов, или конфликты честолюбий. И если конфликт интересов прост и понятен, то механизм конфликта честолюбий не столь очевиден, поэтому рассмотрим его подробней.
      Человеку свойственно слепо оспаривать всё, что задевает его гордость. Превосходство чужой правоты, прав, убеждений, ума, силы и т. д. уязвляют гордость, что вызывает стремление утвердить своё превосходство в конфликте. Именно превосходство, а вовсе не правоту и справедливость, даже если они объективно на стороне человека.
      Желание отомстить, ответить, оставить за собой последнее слово — это всего лишь желание возместить ущерб, нанесенный гордости проявлениями чужого превосходства, иногда просто кажущегося. Чужое превосходство в той или иной степени всегда досадно для гордости, потому человек гордый неосознанно реагирует на него неприязнью, злословием, осмеянием, осуждением, а в конфликтных ситуациях и насилием.
      Гордость можно уязвить только в иерархии тех статусных ценностей, которые значимы для человека. Например, если у девочки недостаточно модная кукла, то её честолюбие может быть легко задето насмешкой или публичным вниманием к этому обстоятельству. Но попытка уязвить честолюбие взрослой женщины тем, что у неё нет модной игрушки, такого эффекта, разумеется, не возымеет. Каждая статусная ценность, актуальная в данное время и в данной среде, является условием, способным породить конфликт честолюбий.
      Честь честолюбия относится к категориям морали и определяется неприкосновенностью статусных ценностей человека. Честь же честности относится к категориям нравственного и определяется непротиворечивостью своих поступков со своей совестью. Таким образом и двойственность такого понятия как «честь» свидетельствует о глубоком различии между нравственным и моральным.

        , чтобы комментировать

      • Мария Роальдовна Миронова
        04.02.2024 в 14:32:57

        Не думаю, что Вы нуждаетесь в ответе))). Но всё же - мы описывали месть как один из способов прекратить переживание обиды. Выйти из него. Это именно психологическая задача.

        • Владимир Александрович Старк
          Владимир Александрович Старк
           ответ пользователю Мария
          С-пб
          04.02.2024 в 19:57:50

          Понимание психологического механизма обиды тоже немаловажно в поднятой вами теме.

        • Мария Роальдовна Миронова
          Мария Роальдовна Миронова
           ответ пользователю Мария
          Санкт-Петербург
          05.02.2024 в 14:38:36

          Спасибо)). Книжка - про обиду и вину. А месть рассматривается как один из способов завершить обиду.

        , чтобы комментировать

      • Ирина Михайловна Катыкова
        05.02.2024 в 13:02:23

        Большое спасибо авторам за книгу в целом и за эту статью, в частности!
        Тема, конечно, весьма полемична. Но для меня особо ценным был неожиданный взгляд на "терапевтичную месть".
        Я приняла для себя реальную возможность ее существования, ибо ранее даже не задумывалась о позитивном в этом ключе, в силу собственных моральных устоев. Для меня всегда месть была со знаком "минус" и - практически единственным путем избавления от обид и т.п. было, в том числе и для клиентов - простить и отпустить.
        Признавая, что не каждый в силу собственного воспитания и морали, действительно, готов "простить и отпустить", и будет продолжать долго страдать, выход в процессе консультации на допустимую месть представляется приемлемым для такого страдающего клиента. Спасибо за новый интересный подход!

        , чтобы комментировать

      • Людмила Григорьевна Жаркова
        05.02.2024 в 21:24:05

        В какую шкалу или индекс попадает месть в тесте Басса-Дарки? Просто любопытно.)

        , чтобы комментировать

      • Анна Алексеевна Федорова
        06.02.2024 в 11:06:01

        Спасибо большое за статью. Неожиданно попала она в личный запрос... не всякую обиду можно "простить и забыть"... и даже демонстрируя внешнее благородство, с чувством внутренней справедливости все равно остаешься... Желаю победы вашей книги и с радостью приобрету ее для изучения!

        , чтобы комментировать

      , чтобы комментировать

      Публикации

      • Искупление чужой вины
        27.02.2024
        Искупление чужой вины
        «В консультировании мы чаще всего встречаемся с ситуациями, когда люди пытаются искупать вину родителей или вообще семейную вину. В крайних случаях это может принимать вид искупления вины рода или еще более крупного сообщества...»
      • Ирония и юмор в балинтовской группе
        08.07.2022
        Ирония и юмор в балинтовской группе
        Важным эффектом, которого необходимо избегать балинтовской группе в процессе своей супервизионной работы, является феномен внутригрупповой иронии, нередко наблюдаемый в различных формах групповой терапии или супервизии…
      • Профессионализм специалиста в консультативной психологии
        23.09.2021
        Профессионализм специалиста в консультативной психологии
        Публикуем фрагмент книги доктора психологических наук, профессора Елены Евгеньевны Сапоговой «Консультативная психология: задачи» и приглашаем к размышлению о профессионализме консультанта.
      • Как пережить психологический кризис. Начало декомпрессии
        20.01.2021
        Как пережить психологический кризис. Начало декомпрессии
        Процесс декомпрессии состоит в восстановлении базовых убеждений о «достаточной безопасности» и дружелюбии мира. Я хочу предложить вам выбрать дату вашего возвращения в нормальный мир после вашего личного кризиса. Этот мир не будет полностью нормальным...
      • Зачем ребёнку вести дневник?
        29.01.2020
        Зачем ребёнку вести дневник?
        В детском центре «Океан» участники образовательных программ ведут рефлексивные дневники. Дневник, как развивающий ресурс личности, помогает пробудить творческие возможности ребёнка, построить и прожить новый образ себя, своего будущего…
      • «Психокоррекционная работа с лицами, пережившими травматический стресс»
        16.01.2015
        «Психокоррекционная работа с лицами, пережившими травматический стресс»
        В монографии И.С. Хажуева «Психокоррекционная работа с лицами, пережившими травматический стресс, на основе модели когнитивно-поведенческой психотерапии с учетом этнокультуральных особенностей» представлены результаты психодиагностического изучения выраженности симптоматики отдельных психических расстройств и определен комплекс разнообразных техник когнитивно-поведенческой модели психотерапии с учетом этнокультуральных особенностей (прежде всего религиозные) психотерапевтической выборки
      • Одиночные акты агрессии. Факторы риска
        02.04.2024
        Одиночные акты агрессии. Факторы риска
        «Говоря о вооруженных нападениях на школы, неверно считать, что все случаи (и все нападающие) были идентичны: напротив, они отличались по личностным качествам, семейной истории, психическому здоровью».
      • Второе дыхание творческого наследия Федора Василюка
        12.03.2024
        Второе дыхание творческого наследия Федора Василюка
        «Федор Ефимович Василюк как-то сказал, что из множества собственных ипостасей — ученый, психотерапевт, преподаватель, декан, главный редактор и т.д. — он сам выбирает ту, которая идентифицирует его как человека размышляющего и пишущего».
      • Мотивирование участников СВО к обращению за психологической помощью: методические рекомендации
        13.12.2023
        Мотивирование участников СВО к обращению за психологической помощью: методические рекомендации
        Опубликованы методические рекомендации «Мотивирование ветеранов боевых действий, принимавших участие в специальной военной операции, и членов семей погибших при выполнении задач в ходе специальной военной операции к обращению за психологической помощью».
      • Ф.Е. Василюк: Психология переживания
        28.09.2023
        Ф.Е. Василюк: Психология переживания
        28 сентября 2023 года исполнилось бы 70 лет Фёдору Ефимовичу Василюку, доктору психологических наук, профессору, основателю и руководителю первого в России факультета психологического консультирования, основоположнику понимающей психотерапии…
      • «Догнать себя» из книги М.М. Решетникова «Частные визиты. Практикум по психоанализу. Криминальная психология»
        10.08.2023
        «Догнать себя» из книги М.М. Решетникова «Частные визиты. Практикум по психоанализу. Криминальная психология»
        «…Это издание адресовано не только коллегам, но и всем, кто уже имеет или планирует иметь детей, и хотел бы, чтобы они были психически здоровы и счастливы. С этой точки зрения, направленность книги исключительно просветительская».
      • Балинтовская групповая супервизия в помогающих профессиях
        25.05.2023
        Балинтовская групповая супервизия в помогающих профессиях
        «…работать в балинтовской группе — занятие трудное, но не работать в ней и тем самым не пользоваться плодами этой работы оказывается еще труднее».
      Все публикации

      Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

      Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»