16+
Выходит с 1995 года
20 апреля 2024
Этноцентризм в межкультурной коммуникации

В настоящее время в мире происходят процессы, которые характеризуются как этнические парадоксы современности. Суть основного парадокса состоит в том, что наряду с унификацией жизни, вызванной глобализмом, наблюдается стремление народов сохранить свою уникальность, сберечь веками выработанные особенности общественного бытия. Причем тенденциям глобальной интеграции противоречит небывалый размах национальных, этнических, региональных движений, и, несмотря на возрастающее влияние общечеловеческих универсалий, наблюдается бурный рост этнического самосознания и этнической идентичности.

Всплеск осознания своей принадлежности к определенному этносу происходит у миллионов людей и приходится на 60–70 гг. XX столетия [5, с. 20]. Он связан со стремлением наций и народов сохранить свой образ жизни, культуру и самобытность в изменяющемся мире. Наряду со многими преимуществами активизация этого стремления осложняет межкультурную коммуникацию. Накал остроты проблем взаимодействия и взаимоотношений между народами приводит то в одном, то в другом регионе планеты к дестабилизации межэтнических отношений, к межэтническим, межнациональным конфликтам и войнам. Происхождение этих войн нельзя связывать только с экономическими или политическими причинами, так как важным составляющим элементом в них является психология народа. Именно гипертрофированные формы национального самосознания дают психологическую основу националистическим и экстремистским действиям.

Мир, в котором мы живем, полиэтничен и поэтому процессы глобализации не могут быть оптимальными без соответствующей организации контактов, взаимодействия, общения и, что особенно важно, без понимания людьми разных стран и культур друг друга. Все это зависит от множества факторов, в том числе и от психологических. Важной причиной неадекватного понимания и нарушений взаимоотношений и взаимодействия в межэтнической коммуникации является этноцентризм.

Этноцентризм (от греч. ethnos — народ, племя и kentron — средоточие) в социологии и этнографии определяют как склонность человека воспринимать, интерпретировать и оценивать жизненные явления и особенности поведения других народов сквозь призму культуры, ценностей своей этнической общности, рассматриваемой в качестве эталона, и как предпочтение собственного образа жизни всем остальным.

Явления этноцентризма наблюдаются тогда, когда естественное предпочтение своего народа, его взаимоотношений, культуры, ценностей, психологического склада населения своей страны или региона в определенных обстоятельствах чрезмерно усиливается.

Понятие «этноцентризм» было введено в науку в 1883 г. австрийским социологом И. Гумпловичем [3, с. 660]. В английском языке феномены, соответствующие понятию «этноцентризм» (ethnocentrism), обозначают еще и в терминах культурной слепоты или невосприимчивости к другой культуре (cultural blindness).

Cоциально-психологическую характеристику этноцентризма первым представил У.Г. Самнер в 1906 г. Термин «этноцентризм» автор использовал в книге «Народные обычаи» (“Folkways”), где он рассматривал взаимоотношения между «мы-группой» и «они-группой» как враждебные [9, pp. 56.]. У.Г. Самнер полагал, что враждебность между группами (общностями) базируется на склонности людей оценивать различные явления окружающего мира на основе культурных стереотипов той этнической общности, к которой они принадлежат.

Согласно У.Г. Самнеру, понятие «этноцентризм» отражает сплав двух тенденций:

  • тенденцию людей рассматривать свою собственную группу в качестве референтной, по отношению к которой оцениваются все другие группы;
  • тенденцию рассматривать свою собственную группу как превосходящую другие группы [9].

По мнению К. Герген и М. Герген, часть этого термина несет в себе заметные черты сходства с понятием эгоцентризма. Сходство заключается в составной части слова, которое переводится как «центрация». В одном случае это центрация субъекта на себе, а в другом — центрация на себе этноса или этнической группы.

В зарубежной психологии этноцентризм чаще связывают со второй из самнеровских тенденций. Его трактуют как стремление членов группы воспринимать собственную группу (обычно национальную или этническую) как превосходящую другие группы [1, с. 1036].

Американские психологи М. Бруэр и Д. Кэмпбелл выделили такие показатели этноцентризма, как:

  • восприятие элементов своей культуры (норм, ролей и ценностей) как естественных и правильных, а элементов других культур как неестественных и неправильных;
  • рассмотрение своих обычаев в качестве универсальных;
  • представление о том, что для человека естественно сотрудничать только с членами своей группы, оказывать помощь им, предпочитать свою группу, гордиться ею и не доверять другим группам и даже враждовать с ними [7].

В отечественной социальной психологии этноцентризм определяют как склонность рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа сквозь призму культурных традиций и ценностей своего народа [2, с. 189]. Это определение ближе к первой самнеровской характеристике этноцентризма, которая отражает факт имеющейся у людей тенденции рассматривать свою собственную группу в качестве референтной, по отношению к которой оцениваются все другие группы. Нередко термин «этноцентризм» ассоциируют с различием, снова следуя У.Г. Самнеру, между «ин-группой» (in group) — той группой, к которой человек принадлежит, и «аут-группой» (out group) — любой другой группой, нежели та, к которой принадлежит он. Этноцентризм в этом смысле часто используется как синоним внешнегрупповой враждебности (out-group hostility), или враждебности, направленной на все остальные группы, за исключением собственной. У.Г. Самнер изначально предполагал, что этноцентрическая тенденция является универсальной. Однако лишь немногие исследователи разделяют эту точку зрения. В настоящее время этноцентризм понимается не как «факт человеческой природы», а как результат определенных обстоятельств. Но этноцентрическая феноменология обширнее, чем это представлено в приведенных определениях.

Этноцентризм способствует актуализации необходимого содержания общественного сознания в ответ на угрозу существования этноса, нации или народа как самостоятельного социокультурного целого, что возможно в условиях влияния иных культур. Однако, будучи важным психологическим механизмом самосохранения нации, он вызывает коммуникативные барьеры, способствует возникновению ошибочных суждений, стереотипов и предубеждений. Непонимание и ошибочные мнения осложняют взаимодействие общностей и отдельных представителей этнических групп, лежат в основе многих психологических явлений, связанных с неприятием людьми разных национальностей друг друга.

По мнению Гарри Триандиса, все мы — этноцентричные люди, некоторые меньше, некоторые больше, особенно в том случае, если никогда не соприкасались с другой культурой. Суть этноцентризма автор видит в том, что своя культура рассматривается как стандарт, в сравнении с которым выносятся суждения о других этносах. Закономерности восприятия других народов в соответствии с действием этноцентризма ученый формулирует следующим образом: «Чем больше другая культура похожа на нашу, тем она “лучше”» [6, с. 309313].

Г.С. Триандис подчеркивает, что большинство культур считает себя «центром мира». Китайцы назвали свою страну «Поднебесной». Греки именовали свои восточные земли «Востоком», а западные — «Западом» [6].

Таким образом, этноцентризм проявляется в фиксации восприятия, внимания, мышления, сознания народа на своем этносе. Способствуя «зацикливанию» нации на самой себе, он негативно влияет на межэтнические отношения, на взаимосвязи и взаимодействия. В условиях нарушенной коммуникации появляются оценочные стереотипы восприятия, согласно которым свой этнос представляется как более желательный и лучший, чем другие. Вследствие этого по отношению к «своим» усиливается эмоциональный отклик сочувствия, сопереживания, а «чужие» вызывают чувство неприятия, нежелание сотрудничать и при определенном стечении обстоятельств по отношению к ним появляется агрессия.

Современное изучение этноцентризма направлено на установление:

  • причин его возникновения;
  • факторов усиления и ослабления;
  • практических способов его снижения в обществе.

В силу многочисленных негативных последствий для общества проблема причин возникновения этноцентризма до сих пор привлекала к себе наибольшее внимание исследователей.

Подходы к исследованию причин этноцентризма можно классифицировать, беря за основу предпочитаемое объяснение в зависимости от того, относят ли их ученые к сфере индивидуальной психологии, к области межличностных отношений или к социальной структуре общества. А так как этноцентризм может иметь разные корни, то и разные подходы к пониманию его происхождения различаются и не являются случайными. Кроме того, в зависимости от понимания причин предлагаются определенные рекомендации и практические способы его снижения.

Согласно представлениям о роли социальной структуры общества в возникновении этноцентрических тенденций у его членов значение придается социально-политическим рекомендациям, направленным на изменения в этом обществе. Следует, однако, обратить внимание на то, что часто источники этноцентризма не подлежат радикальному изменению вследствие особенностей общественной структуры. Например, радикальное изменение в обществе затруднено, если оно основано на кровном родстве.

В моноэтнических сообществах, полиэтнических государственных и межгосударственных объединениях этноцентрические тенденции могут возникать в разной временной последовательности. В одних случаях они усиливаются одновременно у представителей многонациональных объединений. В других же случаях усилившийся этноцентризм одних национальных групп влечет за собой усиление этноцентризма у других национальностей. Например, после распада Советского Союза этноцентризм русского населения был реакцией на соответствующие этноцентрические тенденции у народов бывших союзных республик.

Рассмотрим представление о возможностях снижения уровня этноцентризма, основанное на гипотезе контакта и на понятии субординации целей. Суть гипотезы представлена в работах М. Дойч и М. Коллинз (Interracial housing). Они обнаружили, что снижению межгрупповой враждебности и развитию положительных отношений способствует увеличение контактов между членами различных групп [8].

Эта гипотеза имеет достаточные основания, но, как показали дальнейшие исследования, условия, при которых контакт может порождать эффекты снижения этноцентризма, вызывающего враждебность, характеризуются набором определенных ограничений. Ряд ограничительных правил состоит в том, что члены различных групп должны обладать равным правом голоса в принятии решений, равным статусом в группе и опытом хотя бы частичного успеха своих совместных усилий.

Есть веские доводы и в пользу установления общих, субординатных целей для групп, находящихся в ситуации острого соперничества. Утверждается, что этноцентризм будет снижаться по мере того, как члены различных групп будут включаться в совместную деятельность, направленную на достижение разделяемых ими целей.

Установление равенства голосов, статуса и опыт совместного успеха не достигаются стихийно. В настоящее время сложность межнациональных и межкультурных взаимоотношений такова, что это возможно лишь при четкой координации и при усилиях как со стороны правительств соответствующих стран, так и при поддержке их инициативной частью населения. Но: «Сможет ли в силу психологических свойств и национальных психологических особенностей менталитета или национального самосознания хотя бы часть населения поддерживать идеи равноправного взаимодействия?» — остается вопросом проблематичным. Мы считаем, что для этого необходима предварительная пропагандистская работа, учитывающая специфику национального самосознания населения, его общественную психологию.

Среди причин этноцентризма, лежащих в сфере индивидуальной психологии, у большинства представителей того или иного народа решающее значение имеет ригидность (вязкость, неповоротливость) психических процессов и выраженная стереотипность восприятия вообще, и стереотипность этнического и национального восприятия в частности. Ригидность и стереотипность способствуют возникновению стойкой предвзятости населения к другим нациям, снижают адекватность и полноту межличностного восприятия людьми друг друга не только на уровне индивидуального, межличностного взаимодействия и взаимоотношения, но и на уровне межгруппового взаимодействия.

Кроме того, предвзятость к тому или иному народу передается посредством механизмов социализации от поколения к поколению и усугубляет установление доверительных и равноправных отношений. Она становится побудительным фактором совершения неблаговидных поступков и прочих форм поведения, которые данным народом осуждаются, закрепляя столетиями сложившееся о другом народе мнение.

По-видимому, этноцентрические тенденции в большей мере преодолевает тот народ, та нация или граждане того государства, население которого в своем большинстве характеризуется готовностью к сотрудничеству. Этноцентризм зависит, вероятно, не только от психологических особенностей личности, но и от состояния общности, к которой человек принадлежит. Он проявляется в неспособности, в неготовности или в нежелании понимать людей иной общности.

Этноцентрическая феноменология связана с соответствующей системой общественных и социально-психологических отношений, основные аспекты которых приведены в таблице 1.

На уровне взаимодействия конкретных индивидов этноцентризм определяется еще и характером межличностных отношений с представителями других культур, в то время как на уровне межгрупповых взаимоотношений он отражает предпочтение людьми своей этнической общности. Однако для всех уровней характерна центрация или фокусировка сознания людей на своем этносе, на его истории, на его условиях бытия, его ценностях и на его психологических свойствах.

И хотя этноцентризм является одним из механизмов самосохранения народа и его культурного своеобразия, из-за пренебрежения к другим народам он ведет к осложнениям межкультурного взаимодействия [4, с. 172–176].

Одна из важных ролей этноцентризма заключается в субъективном повышении оценки людьми своего этносоциального статуса, что является стимулом внутригрупповой консолидации. Однако неадекватное восприятие собственного народа как лучшего, по сравнению с другими нациями, ведет к стремлению оставаться в привычной культурной среде, способствует фиксации не соответствующих времени традиций, привычек и т.п.

Вместе с тем в условиях, когда необходимо установить партнерские и деловые взаимоотношения межкультурного уровня, этноцентрические тенденции ведут к повышенной напряженности, взаимному недоверию, к приписыванию несуществующих причин поступкам, к искажению понимания межкультурных особенностей взаимодействия. Все это негативно сказывается на установлении межгосударственных и внутригосударственных отношений, на результатах совместной деятельности, осложняет межкультурное, межконфессиональное взаимодействие. При определенных обстоятельствах этноцентризм выражается в ненависти, недоверии к представителям других культур, в обвинении их в неудачах собственного народа.

Среди причин этноцентризма следует выделить социальную напряженность, которая имеет разную глубину и разную степень выраженности. Сильное ощущение напряженности у людей может порождать чувство дискомфорта и тревоги, которое стимулирует усиленное внимание и стремление к себе подобным, вызывает чувство единения с ними благодаря социально-психологическому механизму идентификации и в свою очередь увеличивает психологическую дистанцию в отношении к людям других национальностей.

На уровне взаимоотношения индивида и общности этноцентризм представляет собой один из психологических механизмов центрации, который не усиливается без причин. Посредством центрации, происходящей у большинства населения, по-видимому, происходит стабилизация системы внутринациональных, внутрикультурных или межкультурных отношений, что придает общественной системе устойчивость. Но вместе с необходимой устойчивостью он снижает лабильность, затрудняет развитие самих же этносов и национальностей, которое немыслимо без взаимодействия, взаимоотношений, межкультурного обмена с другими народами. Основная характеристика этноцентрической феноменологии и состоит в том, что центрация на своей этногруппе (народности, нации, государстве, государственных объединениях) ведет к неучету восприятия, социально-психологических ценностей и интересов других народов и других этнических групп.

Исходным пунктом этноцентризма, проявляющегося в содержании восприятия, мышления, мировоззрения, в установках и отношениях, служит позиция, с которой происходит формирование соответствующих отношений. Позиция задает точку отсчета при восприятии окружающего, порождает систему отношений личности к своему народу, государству, расе, к своей группе членства или к референтной группе.

Она детерминируется направленностью личности, ее персональными интересами, потребностями и возможностями познавательных процессов и сознания, а на уровне общности — интересами народа, нации. Этноцентризм усиливает этническое самосознание, активизирует этническую идентичность, обостряет позитивные отношения к ценностям и нормам своей культуры, но легко приводит к дисбалансу позитивных и негативных эмоциональных тенденций, связанных с межэтническими отношениями.

Эгоцентрические состояния и этноцентрические установки отдельной личности достаточно часто совпадают. Если они имеют место во время общения и взаимодействия с представителями других культур, то представляют собой существенную, если не решающую помеху общения, понимания или установления контактов. Без желания понять другого, без социоцентрической (децентрированной) направленности общение вряд ли будет удачным. В деловых контактах в этом случае невозможны нормальный процесс заключения договоров и координация совместной деятельности.

Опасной для межкультурного общения становится этноцентрическая позиция партнеров в условиях интрагруппового фаворитизма и интергрупповой дискриминации. В этом случае к восприятию собственной общности как более желательной и как носителя лучших свойств добавляется стремление навязать свою модель жизнедеятельности, отношений, поведения или образа жизни другим народам без учета специфики условий их жизни, их исторического опыта, геополитических обстоятельств.

Мнение представителей национальных групп о том, что только образ жизни их нации лучший, что они чем-то лучше других людей, легко трансформируется в дискриминацию других, вплоть до готовности к их истреблению.

Мы присоединяемся к мнению Г.С. Триандиса, согласно которому в современном мире — мире искусственных спутников и межконтинентальных ракет, способных уничтожить планету в огне ядерной войны, — необходимо избавляться от «естественного состояния» этноцентризма [6, с. 63].

Пример усилившегося в настоящее время противопоставления арабского мира другим народам, особенно народам Европы и Северной Америки, подтверждает важность этого мнения. Последние десятилетия этноцентрические тенденции, охватившие страны арабского мира, хотя и способствуют самосохранению арабской культуры, сложившейся за многие столетия, хотя и являются стремлением сохранить ценности мусульманства как неотъемлемой части культуры арабского мира, породили у арабов стремление видеть во всех сферах жизнедеятельности европейцев только негативное. Ответная реакция европейцев, выражающаяся в появившемся стремлении изолироваться от арабского мира, усугубляет складывающуюся обстановку на планете. Альтернативой этому могут служить только усилия, направленные на установление контактов самого разного плана с учетом рекомендаций уравнивания статусности в ходе межкультурного обмена, а также с учетом формирования организаций, планирующих и контролирующих процессы межкультурного взаимодействия.

Поскольку этноцентризму способствует слабая осведомленность людей об обычаях, верованиях, традиционных занятиях представителей других этнических общностей, то снижение его в условиях отсутствия выраженной межэтнической напряженности возможно с помощью просветительских программ. Отношение к своей культуре как к эталону для оценки достоинств и недостатков других народов следует преодолевать, развивая новые способы мышления, позволяющие адекватно понимать другие культуры. По возможности следует обучать и формировать навыки эффективного межэтнического взаимодействия, показывая значение принципов диалога и сотрудничества для эффективного этнокультурного взаимодействии.

В современном мире необходимо поликультурное образование и специальные программы для средств массовой коммуникации, т.е. печати, радио, телевидения, Интернета, которые помогли бы расширить мировоззрение их аудитории и повысить ее этнокультурную компетентность. В соответствующих передачах важен акцент не только на различиях в психологии, в образе жизни народов, но и на выявлении общего. Особая роль принадлежит изучению истории народов мира наряду с историей своей страны и знакомством с ее традициями.

Формирование толерантности и умения подмечать позитивные черты характера, культуры взаимоотношений, быта и традиций других народов может стать основой профилактики расовых предрассудков и национальных предубеждений наряду с государственной политикой противодействия тенденциям сегрегации, изоляции и дискриминации народов.

Список литературы

  1. Герген К., Герген М.М. Этноцентризм // Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. — СПб.: Питер, 2006. — 1036 с.
  2. Кон И.С. Психология предрассудка // Новый мир. — 1966. — № 9. — С. 189–190.
  3. Крысько В.Г. Социальная психология: словарь-справочник. — Минск: Харвест, М.: АСТ, 2001. — 688 с.
  4. Пашукова Т.И. Эгоцентризм: феноменология, механизмы формирования и коррекции. — Кировоград: Центрально-Украинское изд-во, 2001. — 397 с.
  5. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. — М.: ИП РАН, Академический Проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2000. — 320 с.
  6. Триандис Г.С. Культура и социальное поведение: учебное пособие / Пер. с англ. — М.: ФОРУМ, 2007. — 384 с.
  7. Brewer M. B., Campbell D. T. Ethnocentrism and intergroup attitudes: East African evidence. — N.Y.: Halsted / Wiley, 1976. — 146 p.
  8. Deutsch M. The Resolution of Conflict: Constructive and Destructive Processes. — New Haven: Yale University Press, 1973.– 420 p.
  9. Sumner W.G. Folkways. — Boston, 1906. — 286 p.

Источник: Пашукова Т.И. Этноцентризм в межкультурной коммуникации // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2009. №563. С. 50–61.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»