16+
Выходит с 1995 года
19 июля 2024
Особенности оказания экстренной психологической помощи при переживании утраты в чрезвычайных ситуациях

Уход из жизни близких людей — одно из наиболее стрессогенных событий в жизни человека. Поэтому тема оказания психологической помощи и поддержки родственникам и близким погибших остается актуальной, а вопросы выстраивания системы оказания помощи — особенно востребованными и приобретающими все большую значимость в сообщениях специалистов различных стран (Parrish et al., 1987; Laborie et al., 2002; Bacque, 2008; Ombres et al., 2017; Ministere de la Justice, 2019).

В культуре каждого народа приняты особые правила и ритуалы, которые помогают горюющим справиться с утратой (Шойгу, Филиппова, 2010). Они включают как обязательное оказание помощи, так и формы сообщения о смерти, которые могут варьировать в разных сообществах: национальных, религиозных, социальных, профессиональных. В каждом из них уделяется внимание содержанию уведомления и поведению уведомителя. Однако тема «правильности» той или иной формы уведомления остается дискуссионной.

Гибель людей, в том числе вследствие чрезвычайных ситуаций, накладывает обязательства на специальные службы, представителей администрации, обозначает важность своевременного оказания социальной, юридической, медицинской, психологической и другой помощи (О единой государственной системе..., URL: https://base.garant.ru/186620).

Психологическая помощь пострадавшим в чрезвычайных ситуациях за рубежом

Анализ зарубежного опыта показал, что на практике функцию сообщения о смерти близкого родственникам реализуют чаще всего специалисты трех служб: сотрудники полиции (или следователи) в случае неожиданной смерти вне медицинского учреждения; медицинские работники, если человек скончался под их наблюдением; государственные служащие (Benenson et al., 2003). Также в качестве уведомителей называются священнослужители, капелланы (в некоторых штатах США). Это позволяет предположить, что в большинстве стран отсутствует нормативная правовая база, однозначно регламентирующая подход к вопросу об уведомлении о смерти. Вопросы стандартизации практики сообщения о смерти освещены в докладе Элизабет Пелсез (Ministere de la Justice, 2019), в котором обозначена необходимость создания алгоритма, универсального свода правил, который был бы закреплен на уровне межведомственной инструкции (Ministere de la Justice, 2019). В докладе был проанализирован опыт специалистов, задействованных в работе с семьями погибших, и определены основные зоны риска ретравматизации. По мнению зарубежных коллег, к последним, помимо сообщения о смерти, относятся сопровождение осмотра тела, возврат личных вещей погибшего и уборка помещения, если трагедия произошла дома. Также сообщается о «бестактных действиях» средств массовой информации, которые усиливают психологическую травму жертв катастроф и других происшествий.

Опрошенные специалисты-практики сходятся во мнении, что универсальный алгоритм сообщения должен включать в себя «одновременно уважение к близким погибшего, поддержку в период потрясения и результативность их как специалистов» (Ministere de la Justice, 2019, р. 6). Подчеркивается необходимость получения специалистами дополнительного образования для отработки алгоритма и формирования готовности к его выполнению. Важно не только грамотно сообщить о смерти, но и корректно реагировать на острые стрессовые реакции. Также подчеркивается важность скоординированной работы всех задействованных служб.

Французские коллеги ссылаются на исследование, проведенное в форме интервью с семьями погибших. Беседа велась в отсроченный период, примерно по прошествии одного года. Родственники умерших поделились воспоминаниями, описали свое состояние и то, что было для них значимо в тот момент. По результатам данного исследования делается вывод, что само сообщение должно быть максимально продуманным, с учетом «психологических механизмов, связанных с переживанием горя и скорби» (Ministere de la Justice, 2019, р. 38).

В качестве основных значимых параметров уведомления выделяют следующие.

  1. Место, где будет происходить разговор. Оно должно быть, по возможности, спокойное и доступное, следует избегать сообщения о смерти по телефону или в письменной форме.
  2. Уведомление стоит проводить специалистам парами, например, представитель администрации и социальный работник, тот же представитель и психолог и т.п.
  3. Поведение уведомителя. Оно предполагает сочувствие, постепенность, официальность.
  4. Правильный подбор слов. Необходимо постепенно, но однозначно донести сообщение, которое состоит из четырех частей: уведомление о факте смерти, уведомление об обстоятельствах смерти (несчастный случай, убийство, террористическая атака), уведомление о причине смерти (остановка сердца, убийство, самоубийство) и, наконец, оказание помощи в период процесса горевания (информация, советы, ресурсы сайтов).
  5. Обстоятельства смерти. Надо обратить внимание на реакцию на них с целью определения риска «подражания» (в случае самоубийства).
  6. Междисциплинарная поддержка, которая носит глобальный и проактивный характер. Она предполагает привлечение специалистов различного профиля (семейные врачи, врачи больницы, психологи, особенно при организации похорон) и друзей.

Придавая особое значение сообщению о смерти, разработчики алгоритмов осознают, что регламентированные рекомендации не будут полностью соответствовать ожиданиям всех семей и родственников погибших. Но они надеются добиться значительных положительных изменений в этом процессе за счет реализации координации действий различных вовлеченных министерств и всех заинтересованных сторон, которые оказывают поддержку жертвам.

В большинстве стран, где на данный момент существует возможность получения человеком, попавшим в экстремальную ситуацию, психологической помощи и поддержки, такой вид деятельности имеет своими истоками волонтерские и добровольческие движения. При этом специалисты экстренных служб дополнительно обучались навыкам оказания психологической поддержки.

Психологическая помощь пострадавшим в чрезвычайных ситуациях в России

Познакомившись с опытом зарубежных коллег, мы выявили, что существует ряд аспектов, которые справедливы и для нашего государства и являются составляющими системного подхода в области оказания помощи пострадавшим. Однако важно заметить, что имеется и значимое отличие — в нашей стране существует система оказания экстренной психологической помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях (далее — ЧС) различного масштаба, началом становления которой стало создание профессиональной службы в составе МЧС России (Шойгу, 2005, 2012, 2016). Важно обратить внимание, что развитие данной области практической психологии в Российской Федерации и некоторых других странах (например, Франции, США и др.) имеет принципиальные базовые отличия.

Здесь нам представляется важным развести содержательно два термина, между которыми часто, даже в профессиональном сообществе, можно заметить смешение, в том числе по причине не всегда достоверного перевода с иностранных языков:

  • психологическая поддержка (psychological support) — набор простых приемов помощи и самопомощи, которые включены в алгоритм оказания первой помощи. Оказывать ее имеет право любой человек, прошедший специальную подготовку, в том числе не имеющий профильного психологического образования (Шойгу и др., 2019);
  • экстренная психологическая помощь (emergency psychological aid) пострадавшим в ЧС и их близким — это целостная система мероприятий, направленных на оптимизацию актуального психического состояния пострадавших, родственников и близких погибших и пострадавших в условиях ЧС, на снижение рисков возникновения массовых негативных реакций и на профилактику отдаленных негативных психических последствий. Она включает в себя как отдельные специальные методы психологического воздействия, так и организацию особой среды, окружающей пострадавших, родственников и близких погибших и пострадавших в ЧС в процессе ликвидации последствий ЧС (Об утверждении порядка оказания..., URL: https://base.garant.ru/55172473; Экстренная психологическая помощь .., 2012).

Развитие системы оказания психологической помощи пострадавшим в ЧС в нашем государстве изначально началось с создания профессиональной службы (Вопросы Министерства Российской Федерации по делам..., URL: https://base.garant.ru/187212), состоящей из специалистов с профильным психологическим образованием. В их обязанности включены задачи по организации и практической реализации мероприятий по оказанию экстренной психологической помощи пострадавшим, то есть комплекса мероприятий, осуществляемого с первых минут после произошедшего трагического события и до момента завершения сопровождения в острый период.

Направления деятельности специалистов включают не только оказание собственно психологической помощи, но и участие в реализации ряда организационных мер, направленных на оптимизацию психоэмоционального состояния человека. В целях полноценной реализации задач, специалист дополнительно анализирует специфику ситуации, особенности актуального психоэмоционального состояния человека, возможные социально-психологические риски.

К основным задачам специалистов психологической службы МЧС России можно отнести (Экстренная психологическая помощь.., 2012; Шойгу и др., 2019):

  • экспертная работа при организации мероприятий с участием пострадавших;
  • создание психологической обстановки, обеспечивающей оптимальные условия для проведения аварийно-спасательных и неотложных работ;
  • снижение интенсивности острых реакций на стресс у пострадавших, а также у родственников и близких погибших и пострадавших, оптимизация их актуального психического состояния;
  • снижение риска возникновения массовых негативных реакций;
  • профилактика возникновения у пострадавших, у родственников и близких погибших и пострадавших отдаленных психических последствий в результате воздействия травмирующего события.

Вместе с тем, с 2012 года активно развивается система межведомственного взаимодействия, обеспечивающая психологическое сопровождение пострадавших в ЧС. В эту систему включено оказание экстренной психологической помощи, реализуемое силами специалистов психологической службы МЧС России, и осуществление пролонгированного психологического сопровождения пострадавших силами психологов организаций субъектов РФ.

Говоря об оказании экстренной психологической помощи (далее — ЭПП) пострадавшим, мы всегда подразумеваем, что психолог работает с человеком, находящимся в остром эмоциональном состоянии, вызванном переживанием экстремальной ситуации. Состояние человека в первые часы после происшествия чаще всего можно охарактеризовать как «оглушенность». Такое состояние по тяжести близко к шоку. Однако, в отличие от шока, это состояние позволяет человеку сохранять способность поддерживать минимальный контакт с окружающими (Василюк, 1991; Решетников, 2004; Экстренная психологическая помощь.., 2012; Ворден, 2020). При этом частично утрачивается способность к регуляции поведения и целенаправленной деятельности. Эмоциональные реакции могут быть притуплены или, наоборот, чрезмерно активны. Значительно возрастает вероятность межличностных конфликтов из-за того, что, с одной стороны человек высказывает мысли необдуманно и порой в достаточно резких формулировках. С другой стороны, такое состояние характеризуется повышенной восприимчивостью к словам и поступкам окружающих. Поэтому всем категориям специалистов рекомендовано тщательно подбирать слова и формулировки при общении с людьми, находящимися в остром эмоциональном состоянии. Острота восприимчивости может приводить к тому, что неосторожно сказанное слово может усугубить и без того сложное психологическое состояние — спровоцировать острую стрессовую реакцию в данный момент или более тяжелые переживания в будущем. Существует риск того, что человек может неосознанно утвердиться в мысли, что никто из окружающих не способен разделить и понять его переживания, а склонность к генерализации в данном состоянии может лишить человека способности принять поддержку от людей, искренне готовых ее оказать.

В когнитивной сфере в большинстве случаев наблюдается резкое снижение внимания или направленность его на травмирующую ситуацию. Нельзя не учитывать особенности протекания когнитивных процессов у пострадавших при организации оказания им экстренной психологической помощи, поскольку в определенное время им надо будет принимать ряд важных решений, участвовать в оформлении документов и в различных мероприятиях, обусловленных спецификой развития той или иной ситуации (следственные действия, организация траурных мероприятий и пр.).

Когнитивные нарушения в большей степени связаны с мощной перегрузкой психики, которая вызвана попытками осознать произошедшее, порой приносящими субъективно невыносимые страдания, возникновением ощущения потери контроля над своей жизнью и тотальной беспомощности.

Направления работы специалистов по оказанию психологической помощи могут быть различны, они зависят от каждой конкретной ситуации. Однако содержательно можно выделить несколько блоков факторов, учет которых необходим при выборе эффективной стратегии оказания ЭПП.

Условно можно выделить три тематических блока.

  1. Особенности ситуации.
  2. Переживающий утрату (пострадавший).
  3. Специалист.

Каждый из перечисленных блоков включает содержательные характеристики, которые авторами будут рассмотрены далее.

Особенности чрезвычайных ситуаций

Особенности каждой конкретной ситуации могут оказывать прямое влияние на то, каким образом будут организованы мероприятия по оказанию экстренной психологической помощи. Среди основных характеристик можно выделить следующие.

  • Внезапность ситуации.

В случае ЧС, как правило, гибель людей происходит внезапно. Данное обстоятельство оказывает прямое влияние на эмоциональное состояние родственников и близких погибших, ухудшая его и значительно осложняя им принятие и переживание утраты.

  • Завершенность / незавершенность ситуации.

По степени завершенности ситуация может быть завершенной или длящейся. При завершенных ЧС (происшествиях), как правило, информация о гибели или наличии выживших (например, при ДТП, аварии) появляется достаточно быстро. Однако бывают ситуации, при которых поисково-спасательные работы могут длиться достаточно долго (например, аварии на шахтах, поиск туристической группы в природной зоне и т.п.). В таких обстоятельствах судьба близкого может оставаться неизвестной длительный промежуток времени, у семьи отсутствует точная информация, жив ли их близкий или погиб. Также возможны ситуации, когда проведение визуального опознания погибшего человека становится невозможным по причине сильного повреждения тела или значительной его фрагментации. В таких случаях идентификация личности погибшего может быть проведена с помощью молекулярной генетической экспертизы, что также влияет на длительность ожидания. Например, при авиакатастрофе самолета Ан-148 «Москва — Орск», произошедшей в 2018 году, в связи с колоссальным разрушением воздушного судна и сильнейшей фрагментацией тел погибших мероприятия по идентификации продлились более восьми месяцев. На протяжении всего этого периода семьи погибших находились в ситуации незавершенности, что, безусловно, негативно сказывалось на их актуальном психоэмоциональном состоянии. Данные обстоятельства требуют внимания со стороны специалиста, так как они оказывают воздействие, усугубляющее тяжесть состояния и динамику переживаний родственников погибших.

  • Масштаб ситуации.

Важным обстоятельством является характеристика масштаба ситуации, а именно — повлекла ли ситуация массовую гибель людей или случай смерти единичен. Например, в ситуации, повлекшей гибель большого числа людей, масштаб может быть как отягощающим фактором, усугубляющим тяжесть переживания, так и фактором, помогающим пострадавшим снизить субъективное восприятие уникальности происходящего («мы такие не одни»).

  • Общественный резонанс.

Уровень общественного резонанса ситуации, распространенность информации в СМИ, социальных сетях и пр. приводят, с одной стороны, к расширению круга эмоционально вовлеченных людей, а значит, и к увеличению риска возникновения массовых негативных реакций, а с другой стороны, может приводить к ухудшению психоэмоционального состояния членов семей пострадавших и погибших.

  • Наличие прогнозируемого риска.

Информация о том, насколько было теоретически возможно прогнозировать риски возникновения экстремальной ситуации, ситуации угрозы жизни, может оказывать сильное влияние на состояние пострадавшего, на динамику переживания им утраты. Например, если человек погиб при исполнении служебного долга или осуществляя профессиональные обязанности в условиях повышенного риска, данные обстоятельства могут использоваться в качестве мощного фундамента психологического ресурса для переживания утраты при работе с семьей погибшего.

  • Осведомленность, факт сообщения о гибели.

Одной из объективных характеристик конкретной ситуации является то, каким образом родственники узнали о гибели близкого. В современном мире скорость распространения информации огромна, и в ситуациях крупномасштабных ЧС при резонансных происшествиях, как правило, известие о трагедии появляется и распространяется через СМИ и социальные сети очень быстро. К сожалению, нередки случаи, когда в сети появляются списки погибших. В такой ситуации у специалистов нет возможности присутствовать рядом с человеком в момент получения им известия о гибели близкого. Иное возможное развитие ситуации — сообщение доводится до близких официальными лицами (например, представителями правоохранительных или следственных органов, медицинскими работниками). В таком случае безусловно важным аспектом является тот факт, что близкие получают информацию из официального источника и могут задать ряд интересующих вопросов специалистам.

  • Обстоятельства гибели.

Как правило, вопрос о том, как произошла гибель близкого, возникает у всех семей на разных этапах взаимодействия с официальными лицами. У членов семей появляется необходимость прояснения фактов, уточнения сопутствующих обстоятельств, поиска причин гибели родных. При внезапной гибели вследствие несчастного случая, чрезвычайной ситуации или происшествия часто члены семей спрашивают специалиста: было ли человеку больно, быстро ли все произошло и т.п. Данные вопросы, на наш взгляд, являются одним из показателей динамики процесса переживания, они предоставляют специалисту возможность установления и углубления контакта с родными погибших, а также могут служить им путем к поиску внутреннего ресурса переживания горя.

  • Возможность оказания психологической помощи.

Ограничения возможностей оказания психологической помощи могут быть обусловлены особенностями реализации следственных мероприятий (например, нуждающийся в психологической помощи недоступен для специалистов в силу специфики ведения следствия) либо особенностями функционирования социального окружения пострадавшего (например, один из членов семьи препятствует вступлению в контакт со специалистом другим членам семьи, нуждающимся в помощи).

Данный перечень характеристик различных чрезвычайных ситуаций является основным, но не исчерпывающим, поскольку при определенных обстоятельствах отдельно взятая ситуация может обладать рядом уникальных особенностей, которые будут оказывать влияние на выбор стратегии работы специалиста с горюющим человеком. Специалисту важно оценивать каждую ситуацию, не пытаясь применять схемы, которые были успешными при иных обстоятельствах.

Особенности состояния переживающих утрату (пострадавших)

Особенности состояния человека, который переживает утрату, являются основополагающими для специалиста, он ориентируется индивидуально на каждого конкретного пострадавшего при выборе методов и техник оказания экстренной психологической помощи. Так как утрата близкого является стрессовой ситуацией, то за основу такого выбора берутся именно особенности, вызванные стрессом. Проявление этих особенностей можно наблюдать в нескольких сферах: когнитивной, эмоциональной, поведенческой, социальной (Китаев-Смык, 2012; Экстренная психологическая помощь …, 2012).

Говоря о когнитивной сфере, следует начать с того, что в стрессовой или травматической ситуации страдают в первую очередь такие базовые функции, как память и внимание (Schwabe et al., 2012). Эти изменения можно объяснить не только нейромедиаторными факторами, но и особенностью ситуации и эмоциональным напряжением, с которым сталкивается человек. Так, например, в начале развития стрессовой реакции, когда происходит мобилизация организма, человек демонстрирует сужение сознания, которое характеризуется тоннельным восприятием, повышением порогов восприятия, изменением восприятия времени, нарушениями кратковременной памяти (Фомина и др., 2019).

Стрессовая ситуация приводит и к нарушению эмоциональной регуляции, что провоцирует возникновение острых реакций: плач, агрессивные и истероидные реакции, страх, двигательное возбуждение, нервная дрожь, апатия. Они нормальны для такой ситуации, но не всегда встречают понимание окружающих (Экстренная психологическая помощь …, 2012). Важно помнить, что эмоциональные реакции человека, переживающего стресс и утрату, могут развиваться по синусоиде — периоды возбуждения и активации будут сменяться периодами пассивности и апатии (Китаев-Смык, 2009). Важно помнить, что реакции, их сочетание и динамика развития индивидуальны и в схожих обстоятельствах могут кардинально различаться у разных пострадавших.

В поведенческой и социальной сферах могут проявляться значительные изменения по сравнению с тем, как человек вел себя и общался ранее (Судаков, 2006). Для периода острого переживания характерно нарушение способности выстраивать и поддерживать социальные контакты, человеку может быть гораздо сложнее вступать во взаимодействие с людьми. Перечисленные нами особенности состояния человека, переживающего стресс, достаточно подробно описаны в различной литературе и являются объектом работы специалистов психологической службы МЧС России (Линдеманн, 1984; Решетников, 2004; Ворден, 2020). Взаимодействие с пострадавшими и родственниками погибших и пострадавших в условиях ЧС всегда выстраивается с учетом эмоциональных, когнитивных и поведенческих особенностей, характерных для периода переживания острого горя.

Однако важно обращать внимание на существование личностных особенностей человека, которые оказывают значительное влияние на развитие типичных реакций и, следовательно, требуют индивидуального подхода со стороны специалиста. Личностные особенности обусловлены историей жизни человека, его типом реагирования, продолжительностью нахождения в стрессовой ситуации, уровнем социальной поддержки со стороны родных и близких, эмоциональной близостью человека с погибшим и многим другим. Специалист-психолог, вступая в контакт с родственниками погибшего, оценивает эти аспекты, что позволяет ему наиболее эффективно выбрать способ взаимодействия, подобрать методы и техники оказания психологической помощи, оценить возможные риски и составить возможный прогноз динамики изменения психоэмоционального состояния.

Особенности личности специалистов, оказывающих помощь

При оказании экстренной психологической помощи при переживании утраты важную роль играет не только оценка объективных обстоятельств ситуации, учет актуального психоэмоционального состояния человека, но и личность самого специалиста, взаимодействующего с пострадавшим.

Деятельность специалиста психологической службы МЧС России базируется на основных этических принципах, включающих такие характеристики, как профессиональная и личностная позиция специалиста, знания, умения и навыки, профессионально-важные качества и опыт (Карапетян, 2018). Если наполнение показателей знаний, умений и навыков, профессионально-важных качеств и опыта специалиста достаточно очевидно, то такие компоненты, как профессиональная и личностная позиция психолога, осуществляющего работу с пострадавшими в состоянии острого горя, следует рассмотреть более подробно.

Профессиональная позиция специалиста представляет собой целостное образование, характеризующееся способом самоопределения психолога в деятельности, и составляет совокупность таких показателей, как установки и ориентации специалиста при реализации профессиональных задач, система отношений к выполняемой деятельности и оценок ее, уровень притязаний, предполагаемые перспективы профессионального развития и мотивы профессиональной деятельности. Формирование профессиональной позиции специалиста тесно связано с мотивационно-смысловыми аспектами профессиональной деятельности, включающими осознание смысла и ценности выполняемой деятельности. Если мотивационный аспект профессиональной деятельности специалиста не соответствует выполняемой им деятельности, такое смещение может привести к искажениям в структуре профессиональной позиции.

Личностная позиция психолога включает такие показатели, как личное отношение к происходящей ситуации, опыт специалиста, его характерологические особенности, актуальное состояние, его представления о смерти и утрате и отношение к этим феноменам. Кроме этого, можно выделить такую характеристику, как личностная готовность к оказанию экстренной психологической помощи и работе с человеком, находящимся в состоянии переживания острого горя.

Профессиональная позиция и личностные особенности всегда оказывают влияние на взаимодействие с людьми, потерявшими близкими. Такое влияние может оказаться как положительным, так и отрицательным. Поэтому профессиональная и личностная позиция являются значимыми предопределяющими частями этической стороны деятельности специалиста психолога, оказывающего помощь людям, потерявшим близких и находящимся в состоянии острого горя.

Заключение

Зарубежными коллегами поднимается вопрос важности и необходимости создания специальных групп специалистов, в обязанности которых будет входить взаимодействие с родственниками погибшего. Подчеркивается, что такие задачи должны быть закреплены нормативно, а специалисты проходить обучение, профильную подготовку и обладать знаниями и навыками для работы в подобных ситуациях.

В нашей стране эта часть системы оказания помощи пострадавшим уже создана, и задачи психологического сопровождения людей в случае гибели близких в ЧС реализуются в рамках системы оказания экстренной психологической помощи пострадавшим, родственникам и близким пострадавших и погибших в ЧС. Активно развивается система межведомственного взаимодействия, обеспечивающая психологическое сопровождение пострадавших в ЧС. В эту систему, делая ее цельной, на I этапе входит оказание экстренной психологической помощи, реализуемое силами специалистов психологической службы МЧС России, II этапом является осуществление пролонгированного психологического сопровождения пострадавших силами психологов организаций, входящих в структуру РСЧС, на территории субъектов РФ.

Направления работы специалистов психологической службы МЧС России включают в себя как непосредственно оказание психологической помощи, так и мероприятия, направленные на организацию особой среды, окружающей пострадавших. Специалист анализирует специфику ситуации, особенности актуального психоэмоционального состояния человека, возможные социально-психологические риски.

Важной составляющей планирования и реализации мероприятий по оказанию помощи человеку, переживающему утрату, в том числе в острый период, является оценка факторов, которые могут оказывать влияние на актуальную ситуацию в целом. Авторами выделены и содержательно описаны такие параметры как: объективные характеристики ситуации, личностные особенности и способы реагирования пострадавшего, переживающего утрату, и индивидуальные характеристики самого специалиста, оказывающего помощь. Интерпретация взаимосвязи и влияния этих характеристик на динамику состояния человека, переживающего утрату, дают возможность психологу выбрать наиболее эффективную стратегию оказания помощи.

Нам видится важным обратить внимание, что при оказании экстренной психологической помощи, психологической поддержки и взаимодействии с человеком, находящимся в остром эмоциональном состоянии, важную роль играет не только ситуация и особенности самого пострадавшего, но и личность специалиста, оказывающего помощь. Основой успешной реализации задач при оказании помощи человеку является не только совокупность устойчивых профессиональных знаний и опыта психолога, но и такая важная составляющая, как «этика», включающая сочетание личностных характеристик и сформированной профессиональной позиции специалиста.

Литература

  1. Василюк Ф.Е. Пережить горе // О человеческом в человеке. Москва, 1991. С. 230–247.
  2. Вопросы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (с изменениями и дополнениями): Указ Президента РФ от 11 июля 2004 г. №868. [Электронный ресурс] // Гарант: [сайт]. URL: https://base.garant.ru/187212/ (дата обращения 20.12.2020).
  3. Ворден В. Консультирование и терапия горя: пособие для специалистов в области психического здоровья. Москва: Центр психологического консультирования и психотерапии, 2020. 330 с.
  4. Карапетян Л.В. Готовность психологов к оказанию экстренной психологической помощи: возможности диагностики и формирования // Современные технологии обеспечения гражданской обороны и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. 2018. № 1 (9). С. 196–198.
  5. Китаев-Смык Л.А. Организм и стресс: стресс жизни и стресс смерти. Москва: Смысл, 2012. 570 с.
  6. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса: психологическая антропология стресса. Москва: Академический проект, 2009. 943 с.
  7. Линдеманн Э. Клиника острого горя // Психология эмоций / под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. Москва: Изд-во Моск. ун-та, 1984. 288 с.
  8. О единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций: Постановление Правительства РФ от 30.12.2003 №794. [Электронный ресурс] // Гарант: [сайт]. URL: https://base.garant.ru/186620 (дата обращения 20.12.2020).
  9. Об утверждении порядка оказания экстренной психологической помощи пострадавшему населению в зонах чрезвычайных ситуаций и при пожарах: Приказ МЧС РФ от 20 сентября 2011 г. №525. [Электронный ресурс] // Гарант: [сайт]. URL: https://base.garant.ru/55172473 (дата обращения 20.12.2020).
  10. Решетников М.М. Общие закономерности в динамике состояния, поведения и деятельности людей в экстремальных ситуациях с витальной угрозой: отдаленные последствия и реабилитация пострадавших // Вестник психотерапии. 2004. №12. С. 97–111.
  11. Судаков К.В. Социальные и биологические аспекты психоэмоционального стресса: пути защиты от его нежелательных последствий // Вестник Международной академии наук. Русская секция. 2006. №1. С. 8–14.
  12. Фомина Е.В., Оленко Е.С., Кодочигова А.И., Филиппов Д.Ю. Влияние стресса на когнитивные способности здорового человека: нейрофизиологические аспекты // Психосоматические и интегративные исследования. 2019. Т. 5. №4. С. 402–406.
  13. Шойгу Ю.С. Организация деятельности психологической службы МЧС России // Национальный психологический журнал. 2012. № 1 (7). С. 131–133.
  14. Шойгу Ю.С. Психологическая служба МЧС России: актуальное состояние и перспективы развития // Профессиональное образование. Столица. 2016. №3. С. 29–33.
  15. Шойгу Ю.С. Система сохранения психического здоровья в чрезвычайных ситуациях // От истоков к современности: 130 лет организации психологического общества при Московском университете: сборник материалов юбилейной конференции: В 5 т. Т. 3 / отв. ред. Богоявленская Д.Б. Москва: Когито-Центр, 2005. С. 305–311.
  16. Шойгу Ю.С., Павлова М.В. Культурно-специфические и культурно-неспецифические реакции пострадавших в чрезвычайных ситуациях // Вестник СПбГУ. Серия 12. 2010. №1. С. 300–306.
  17. Шойгу Ю.С., Тимофеева Л.Н., Курилова Е.В. Организация и оказание экстренной психологической помощи детям, пострадавшим в чрезвычайных ситуациях (на примере работы специалистов психологической службы МЧС России в школе №127 г. Пермь) // Национальный психологический журнал. 2019. № 2 (34). С. 55–63. doi: 10.11621/npj.2019.0210
  18. Шойгу Ю.С., Толубаева Н.В., Тимофеева Л.Н. Особенности организации и оказания экстренной психологической помощи при различных чрезвычайных ситуациях на территории Российской Федерации // Устный доклад на XVI Европейском психологическом конгрессе, Москва, 2–5 июля 2019. URL: https://istina.msu.ru/conferences/presentations/233649834/ (дата обращения 30.04.2021)
  19. Шойгу Ю.С., Филиппова М.В. Этические аспекты экстренной психологической помощи представителям разных культур // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2015. №3. С. 108–116. doi: 10.11621/vsp.2015.03.108
  20. Экстренная психологическая помощь: настольная книга психолога МЧС России / под ред. Ю.С. Шойгу. Москва, 2012. 320 с.
  21. Bacque M-F. (2008). The notification of a death. Studies on death, 15 (134), 99–104.
  22. Ronald S. Benenson, MD, Marc L. Pollack, MD. (2003), PhD Evaluation of Emergency Medicine Resident Death Notification Skills by Direct Observation. Acad emerg medd, March, 10 (3), 219–223. doi: 10.1111/j.1553-2712.2003.tb01994.x
  23. John H. Ehrenreich (2001). Coping with disasters. A guidebook to psychosocial intervention. (Revised Edition). October.
  24. Laborie J-M., Haegel A., Carli P. (2002). Notifying the family of a death in the context of hospital and pre-hospital emergencies. European Emergency Journal, 15, 5–14.
  25. Lupien S., McEwen B., Gunnar M., Heim C. (2009). Effects of stress throughout the lifespan on the brain, behaviour and cognition. Nature Reviews Neuroscience, 10 (6), 434–445. doi:10.1038/nrn2639
  26. Richard J. McNally, Richard A. Bryan, Anke Ehlers (2003). Does early psychological intervention promote recovery from posttraumatic stress? Psychological science in the public interest, 4 (2) November, 44–78. doi: 10.1111/1529-1006.01421
  27. Ministere de la Justice (2019). How can we improve the death notification process. Delegation interministerielle a l’aide aux victimes. Ministere de la justice de la Republique Française.Septembre. 48. [сайт]. URL: http://www.justice.gouv.fr/delegation-interministerielle-daide-aux-victimes-12894/remise-du-rapport-сomment-ameliorer-lannonce-des-deces-32719.html (дата обращения 27.04.2021)
  28. Parrish G., Holdren K., Skiendzielewski J., Lumpkin O. (1987). Emergency department experience with sudden death: a survey of survivors. Ann Emerg Med. doi: 10.1016/S0196-0644(87)80577-2
  29. Josef I. Ruzek, Melissa J. Brymer, Anne K. Jacobs, Christopher M. Layne, Eric M. Vernberg, Patricia J. Watson (2007). Psychological First Aid. Journal of Mental Health Counseling, 29 (1) January, 17–49. doi: 10.17744/mehc.29.1.5racqxjueafabgwp
  30. Ombres R., Montemorano L., Becker D. (2017). Death Notification: Someone Needs To Call the Family. Journal of palliative medicine, 20 (6), 672–675. doi: 10.1089/jpm.2016.0481
  31. Schwabe L., Joеls M., Roozendaal B., et al. (2012). Stress effects on memory: An update and integration. Neurosci Biobehav Rev., Aug; 36 (7), 1740–9. doi: 10.1016/j.neubiorev.2011.07.002
  32. Gage Stermensky II and Robert R. Moss (2017). Cognitive symptoms and effects of stress. Stress in the Modern World: Understanding Science and Society Chapter: 12Publisher: ABC-CLIO, January, pp. 95–103.

Источник: Шойгу Ю.С., Тимофеева Л.Н., Толубаева Н.В., Варфоломеева Е.И., Соколова А.А., Курилова Е.В., Кармилова М.Е. Особенности оказания экстренной психологической помощи при переживании утраты в чрезвычайных ситуациях // Национальный психологический журнал. 2021. № 1 (41). С. 115–126. doi: 10.11621/npj.2021.0110

Комментарии
  • Валерий Михайлович Ганузин
    04.05.2023 в 08:14:29

    Уважаемые Юлия Сергеевна и коллеги!

    Статья очень нужная. Данной проблемой занимаются и психологи паллиативной помощи до и после смерти пациента, в т.ч. и детей. Имеется ли контакт психологов МЧС с психологами паллиативной помощи? Сотрудничество психологов этих групп могло бы быть полезно для передачи практического опыта в работе с этой категорией людей, создание совместных клинических рекомендаций, в т.ч. и по ПТСР у детей и подростков, а также проводить совместную научную работу по актуальны вопросам экстремальной психологии.

    С уважением, Валерий Михайлович..

      , чтобы комментировать

    , чтобы комментировать

    Публикации

    • Переживание горя и утраты. Психологическая помощь на разных этапах горевания
      28.05.2024
      Переживание горя и утраты. Психологическая помощь на разных этапах горевания
      «Пациенты, обратившиеся за помощью в период острой стадии, требуют от психолога спасения, что может стать своего рода западней для профессионала, который в такой ситуации просто обречен испытывать чувство вины».
    • Марин Херес Карл: «Одни говорят: хорошо, что мы выжили, другие уходят в истерический юмор, третьи заявляют: не вижу, не слышу и знать не хочу»
      18.04.2024
      Марин Херес Карл: «Одни говорят: хорошо, что мы выжили, другие уходят в истерический юмор, третьи заявляют: не вижу, не слышу и знать не хочу»
      «Я всё чаще замечаю, что, к сожалению, люди перестали быть терпимыми друг к другу, не надо ждать теракта, чтобы начать проявлять гуманизм на всех уровнях: от высот спецслужб до каждого ребёночка и каждой старушки».
    • О работе психолога с последствиями психотравмирующих ситуаций
      12.01.2024
      О работе психолога с последствиями психотравмирующих ситуаций
      И.М. Узянова: «Кризис как психологическое состояние характеризуется особым переживанием — невозможностью. Кризисное состояние — это состояние экстремального напряжения сил для преодоления принципиально новых препятствий…»
    • О пропавших без вести близких и работе с утратой
      16.08.2022
      О пропавших без вести близких и работе с утратой
      Человек, который без вести потерял близкого, находится в двух психоэмоциональных состояниях одновременно: это состояние надежды, что родной человек вернется, и состояние ожидания известия о смерти...
    • Психолог-волонтёр в чрезвычайной ситуации: опасная помощь
      25.07.2019
      Психолог-волонтёр в чрезвычайной ситуации: опасная помощь
      24 июля в Хабаровском крае был объявлен трехдневный траур: при пожаре в детском лагере под Хабаровском пострадали 12 человек, четверо детей погибли. В чрезвычайных ситуациях часто психологи выражают желание приехать волонтёрами на место событий и помочь пострадавшим. Специалист с многолетним опытом работы в МЧС Ольга Макарова рассказывает о трудностях, ожидающих волонтёра, и о специфике работы психолога в чрезвычайной ситуации...
    • Против паники в соцсетях после чрезвычайной ситуации
      28.03.2018
      Против паники в соцсетях после чрезвычайной ситуации
      То, что сейчас происходит в пространстве социальных сетей – это стихийное распространение паники. Многие люди поранились об информацию о произошедшем в городе Кемерово и выдают аффективные реакции на травму, перерастающие в панические массовые действия. Не нужно вызываться работать волонтером-психологом, если вы не специалист в данной области и у вас нет опыта работы с шоковой травмой и острым горем. Мало того, что вы не компетентны в этом вопросе, такой работой вы причините психологический вред себе, а возможно, и клиенту...
    • Утрата ребенком близкого человека: первая помощь
      05.01.2018
      Утрата ребенком близкого человека: первая помощь
      Мне хочется поделиться опытом практической работы, который я приобрела, столкнувшись с необходимостью сообщать детям о смерти. Сначала хотелось бы поговорить о готовности психолога, работающего в данном направлении. Работая с горем, психолог должен знать о собственных ограничениях и быть готовым ко встрече с сильными чувствами ребенка. Специфика моей работы предполагает такие ситуации, когда наших воспитанников постигает горе – утрата близкого и именно я должна сказать ребенку о смерти родного человека...
    • Кризисная помощь: работа с ОСР и ПТСР
      24.11.2017
      Кризисная помощь: работа с ОСР и ПТСР
      Видеозапись открытой встречи «Кризисная помощь: особенности работы с острыми и посттравматическими стрессовыми состояниями». Ведущие рассказывают о том, что такое ОСР, ПТСР и кризисные состояния; в чем заключается комплексный подход в работе с кризисной проблематикой. Обозначают методы, которые показывают наибольшую эффективность на практике. Затрагивают важный вопрос о том, как обеспечить личную безопасность профессионала в экстремальной ситуации...
    • Психолог о теракте в метро Санкт-Петербурга
      10.04.2017
      Психолог о теракте в метро Санкт-Петербурга
      Те действия, которые называют террористическим актом, направлены на самое базовое - на то, чтобы разрушить доверие людей друг к другу. Это вызывает ощущение дезориентации: тот, кто совершил это действие, анонимен, недоступен и людям некуда адресовать своё возмущение. Елена Юрьевна Петрова рассказывает о мишенях работы психолога, помогающего пострадавшим в результате терактов, возможности самопомощи и необходимости, в определенных случаях, обязательно обращаться за помощью к специалистам...
    • М.М. Решетников о конструктивности и деструктивности страха
      07.04.2017
      М.М. Решетников о конструктивности и деструктивности страха
      Кроме чувства сопереживания пострадавшим и негодования по отношению к преступникам, мы все испытываем страх. Поэтому, думаю, что нужно поговорить именно об этом. Во-первых, нужно сказать, что страх – это естественная реакция в любой ситуации угрозы; более того, это естественный психологический механизм, оберегающий нас от опасности. Стыдиться страха не нужно! Но нельзя постоянно бояться всего, что может произойти – так можно прийти к ограничительному поведению, фактически, к неврозу...
    • Как уберечь себя в условиях психологической войны
      06.04.2017
      Как уберечь себя в условиях психологической войны
      Несколько дней назад Санкт-Петербург оказался в совершенно новой реальности: на улицы самого красивого и любимого нашего города пришла смерть и горе. Я решил обозначить здесь то, что, может быть, полезно каждому - основные моменты на которые надо обратить внимание. Это мои рекомендации с позиции психолога-практика, уже проходившего подобное в своей жизни. Сформулирую от первого лица, исходя из собственного опыта.
      Важно признать, что мы все в этой истории - пострадавшие. Мы оказались в центре психологической войны...
    • Трагедии случаются… Как избежать психотравмы?
      04.04.2017
      Трагедии случаются… Как избежать психотравмы?
      Трагедии случаются. В таких ситуациях возникает ощущение, что горе рядом, а ты ничего не можешь сделать. Люди страдают и погибают, но примиряться с этой неизбежностью совсем не хочется. В такие моменты население эмоционально включается в события, которыми не может управлять и, тем более, предотвращать. Как избежать психотравмы или снизить риск переживаний по поводу трагических событий? Большинству из нас нужно найти способ, чтобы успокоиться. Одновременно с попытками стабилизировать свое психическое состояние с помощью действий, вербальной активности или временного уединения не стоит забывать о пользе анализа событий...
    Все публикации

    Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

    Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»